Из странствий барда

Искра поэта вечна в человеке:
Остались барды в двадцать первом веке

«Послушайте!»- крик заглушил гомон зала,
И все устремили к проходу глаза.
Закутанный в плащ, за спиною гитара,
В тени капюшона не видно лица.

Ни звука в ответ в помещенье, ни слова
Не тронуло зал. Поглотив тишину,
С поклоном он принял бутылку бурбона
И плавно прошёл к угловому столу.

Глаза провожали нежданного гостя,
Следили за ним, не тая интерес,
А он из кармана игральные кости
Достал, напевая себе паланез.

Хозяин таверны подсел к незнакомцу
И так же всё, молча, взглянул на него.
Из тени искусственной зрели два солнца,
Глаза согревали, в них было тепло.

Оно поглощало, вселяя надежду,
Отцовский упрёк и сердешную боль,
Порядок, смятенье и хаос мятежный,
Казалось, что гость тот душевно больной.

«Сыграем?»- два кубика в пляске смешались
В ладони, безудержно в паре кружа.
Мгновенье задержки, и пальцы разжались.
Игральные кости, у кромки стола

Приняв две шестёрки, дрожа, всё же встали.
Тавернщик, не зная, что делать и как,
От гостя стал ждать он раскрытия тайны.
Сказал незнакомец:»Всё это — игра.

И ты победил. Пусть в награду получишь
Историю, древню, как весь этот мир.»
Свечи промелькнул интригующий лучик,
Гитарный аккорд помещенье залил.

Песнь о двух солнцах

Когда люди только пришли в этот мир,
На небе два солнца кружили,
И люд восхвалял танец тёплых светил,
И счастливы все тогда были.

Но слышны в краю горных рек, голых дол
Младенца надрывные слёзы,
Надеялся он погрузиться в мир снов,
Увидеть младые же грёзы.

Двух солнц поднебесных безудержный пляс
Сомкнуть не давал ему очи.
И вышел тогда из смирившихся масс
Охотник душою порочный.

Не в силах терпеть несмолкающий плач,
Он вскинул свой лук чёрный к небу.
Стрела роковая, безвольный палач,
Попала светилу во чрево.

Младая стрела к горизонту в слезах
Помчалась не в силах и прочь,
А мёртвая страшная на небесах
Осталась… То первая ночь.

Для нашей планеты, и век не один
И годы, на все времена.
Когда-то сестёр и светил пляс един,
И старшая ныне луна.

И люди познали всю ценность лучей,
Они научились любви
И страху, сомненьям, тому, что ценней
Для жителя этой земли.

Прошёл не один с того случая век
И страны стирались во гиль,
Но памятью той ещё жив человек,
Что вбита историей в пыль.

***

Померк в помещенье искусственный сумрак,
И стены, казалось, всех давят сильней.
Дыхания нет, оглушает зал стуком
Шагов человек, в чьих глазах синь морей.

Прощаться не стал, просто вышел он в душный,
Укутанный дымом машин гордый мир,
Где каждый – наглец, единица – услужлив,
А СМИ приглашает чумной встретить пир.

Он медленно шёл, не давая потоку
Увлечь за собой, погрузиться в людской
Порядка лишённый, идущий не в ногу,
Никак не хотел этих странствий герой.

Принять, несомненно, нашёптанный хаос.
Он свой, музыкальный, отстукивал ритм,
И шёл горделиво, в нём виделся пафос
Маркиза со старофранцузских картин.

И он, проходя через город дворами,
Забрёл в называемый местными парк,
Хоть им не считали они же и сами.
Выгуливал люд своих милых собак.

И мамы гуляли, носились да чада,
А двое мальчишек дрались на земле.
К ним бард подошёл, и взметнулась гитара,
Ударил по стёртой ветрами струне.

И все отвлеклись от сует и сражений,
Мальчишки поднялись в крови и грязи,
От ссадин тела содрогались их жженьем,
Стояли но всё же друг к другу, вблизи.

Они ведь два брата, две родственны души,
На них устремил путешественник взор.
И замерли все, люди начали слушать
Красивый гитарной игры разговор.

Песнь о войне

Пылает земля,
Грохочут литавры,
И, в танце пыля,
Два рыцаря равных

Скрестили мечи.
Эфесы, сверкая
В небесной свечи,
В объятьях вздыхают,

Сраженье деля
На жажду победы
И, честь восхваля,
Единую веру.

И, их окружа,
Все замерли всуе,
Казалось, вражда
Закончилась в людях,

И каждый клинок
Вложил в свои ножны,
Ведь больше не мог,
Лить кровь невозможно!

И так сколько здесь
Родных смертно пало
Потомкам не счесть,
Да легче не стало.

И все разошлись,
Остались два брата,
Мечи их сошлись,
Звенят вновь булатом

До тех только пор,
Что рыцарей равных
Не кончится спор
В могиле у гор
Под грохот литавры.

Автор: Радаев Иван Романович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *