История одного Инквизитора. Часть первая

Глава 9. Отчуждение

— Ну как он? – прозвучал холодный, слегка хрипящий мужской голос.
— Ты перестарался, — заботливо ответил ему женский. – Но он сражается.
Пробурчав что-то невнятное, послышались шаги и мужской голос притих. Он звучал знакомо, но точно я не рисковал сказать, кому он мог бы принадлежать.
Я пытался проснуться, но не мог. Чувствовал невыносимую, колкую боль в ногах и груди. При каждой попытке пошевелиться мое тело обжигало пламенем. Я мог слышать, что происходит вокруг. Понимал, когда ко мне прикасались. Но перед глазами – стояла лишь тьма.
С момента нашей стычки прошло несколько дней. Или недель. Я не знал этого, не чувствовал потока самого времени. Я лишь догадывался по тому, что говорили люди вне этой «тьмы».
Издалека сочился свет. Я не знал, иду ли я, лежу или стою. Двигаюсь ли вообще. Я лишь чувствовал, как падаю куда-то, но при этом не падаю. Проваливаюсь, находясь на месте.
Прошли еще сутки. По-моему, я видел свет. Не знаю, видел ли я его на самом деле или мое воображение просто пыталось нарисовать мне надежду вдалеке. Ее не было. Я существовал и не существовал одновременно.
Не знаю, сколько времени еще прошло. Все размышления прервались резкой болью. Я закричал. И судя по оживлению из-за пелены тьмы, закричал я не только в эту самую тьму, но и на самом деле.
Послышался громкий лай. Что-то мокрое прошлось по моей щеке. И я открыл глаза.
— Гефест, тише, — усмехнулся стоящий рядом Солакс, подзывая своего питомца. Чуть правее, прямо у моей кровати сидела молодая девушка со слегка оттопыренными, узкими ушами. Она мило улыбнулась и посмотрела на Солакса.
— Передай ему, что новый боец проснулся, — спокойно попросила она моего друга. Лениво кивнув, он вышел из комнаты. Следом за ним засеменил Гефест.
— Где я? – проводив его взглядом, обратился я к девушке. Попытавшись привстать, я столкнулся с новой проблемой – все тело ныло от боли и, оторвавшись на пару сантиметров от матраца, я плашмя упал обратно. – Черт…
— Не шевелись, — поправив одеяло, вновь улыбнулась девушка. Помимо кожаного корсета, выдающего размеры пышной груди, и обтягивающих штанов, на ней была черная накидка. Чуть ниже плеча, на накидке было пустое прямоугольное пространство. Судя по тому, что на Солаксе был такой же плащ, у меня закрались подозрения, что он и эта девушка были как-то связаны между собой. – Пока вредно. Сейчас твое тело должно заполниться душой заново.
— Э? – лениво потянул я в ответ. Боль постепенно угасла, и я смог хотя бы повернуться лицом к девушке.
— Долго объяснять, — пожав плечами, спокойно ответила она.
Встав со стула, она слегка нахмурилась и посмотрела вдаль. Не знаю, что именно там было такого, что вызвало у нее странный интерес, но в следующий миг мне стало все равно. В комнату, также одетая в черный плащ, вошла волшебница Шабатта.
— А, рада, что ты здесь, — кивнула девушка волшебнице. – Думаю, тебе будет проще объяснить все ему.
— Постараюсь, — взглянув в сторону и тяжело вздохнув, ответила Шабатта. Сев на стул рядом с моей кроватью, она положила руку на одеяло и добродушно посмотрела мне в глаза. – Можешь задавать любые вопросы, Инквизитор.
— Где я? – слегка призадумавшись, повторил ранее заданный мной же вопрос я. От полученной информации, я мог бы хотя бы оттолкнуться дальше в своих расспросах. – Что это за место?
— Мы в цитадели Отчуждения, — поправив плащ, ответила Шабатта. – Отчуждение — древний орден, хранивший равновесие между темными землями и территорией Легарии со времен прихода к власти Микасия второго.
— Хорошо, — подметив для себя, что ничего хорошего это явно не сулило, солгал я. – Почему я здесь?
— Ты был избран Реордианом и отмечен печатью варлока, — вздохнув, Шабатта слегка оттянула одеяло, оголив мне грудь. Проведя рукой по воздуху, она создала нечто на подобии небольшого ледяного зеркальца. Прямо на солнечном сплетении у меня виднелось с десяток рубцов, образующих собой крест и двух переплетающихся змей, выползающих из-под креста и встречающихся открытыми ртами на самом его верху. Рубцы казались еще свежими, но, если мои расчеты были верны, прошло не меньше недели уж точно.
Слегка нахмурившись, я повернулся лицом к Шабатте и вопросительно посмотрел на нее. Убрав зеркальце, она задвинула одеяло обратно и попыталась выдавить из себя улыбку.
— Против твоей воли, тебя поставили на путь тьмы, священник, — принялась объяснять она. – Древний ритуал. Некромант…
— Вытаскивает мою душу и перестраивает ее, — закончил я за Шабатту. – Теперь я адепт тьмы?
— И да, и нет, — загадочно потянула волшебница. – Ритуал был пройден, но дальше только ты решаешь, какая дорога ждет тебя. Ты можешь служить некроманту или же убить его. Ты можешь сопротивляться печати или же подружиться с тьмой, пустив ее на путь света.
— Могу выбрать? А почему тогда другие священники не выбирают этот путь? Руфус говорил мне, что после прохождения ритуала священник служит некроманту, обратившему его в течение нескольких лет. Я кому-то служу теперь? – вновь не дав закончить Шабатте, спешно спросил я. Вырезанная на груди печать не болела, хоть ранения и были достаточно глубоки. Возможно, за словами волшебницы, и правда, стояло нечто большее, чем простые обещания свободного выбора.
— Ты меня не слушаешь, да? – тяжело вздохнув, спросила Шабатта. – «Ты» можешь сопротивляться. «Ты» можешь подружиться с тьмой. Так понятнее? – повторившись и сильно надавив на «ты», попыталась улыбнуться Шабатта, но легкое недовольство в голосе ей было трудно спрятать.
Я замолчал. В горле как будто встал комок. Если Кронакс все же не умер от копья Метрикса и попал в руки Реордиана, то Руфус, возможно, не терял своего сына. Возможно, ритуал был пройден. Возможно, он тоже смог сопротивляться.
— К сожалению, далеко не у каждого есть такой выбор, — обернувшись на лай в коридоре, резко продолжила Шабатта. – Так уж повелось, что не каждый священник ставит добро превыше веры.
Захотев уже было уточнить, что именно волшебница имеет в виду, я лишь успел открыть рот. Скорее всего, именно из-за вошедшего в комнату Солакса, Шабатта попыталась как можно быстрее объяснить ситуацию. Не знаю, с чем это было связано, но я все же предпочел воздержаться от дальнейших расспросов. По крайней мере, пока.
— Он сейчас в святилище Пифии, — расстегнув плащ, коротко сообщил Солакс Шабатте. – Передал с вороном послание, что прибудет через пару часов.
— Хорошо, — кивнула Солаксу волшебница. – Что ж, оставляю вас наедине. Наташа, за мной! Нужно кое-что сделать до его прихода. Не думаю, что кто-то сможет справиться с этим лучше тебя.
— Да-да, как обычно, – бодро ответила девушка. Миловидно улыбнувшись мне, она торопливо пошла за Шабаттой мимо Солакса в сторону двери. Остановившись, она обернулась. – Поправляйся.
— Да уж, постараюсь, — озадаченно взглянув на Солакса, кивнул я Наташе. Слегка просияв, она кивнула в ответ и быстро покинула комнату, едва раздался гневный голос Шабатты.
На какое-то время наступила тишина. Даже Гефест молча смотрел на хозяина. Солакс был сильным воином. А в моем текущем положении – я выглядел еще куда более слабым, чем обычно.
— Тебя уже ввели в курс дел? – пытаясь начать разговор, неуверенно спросил Солакс.
— Ага, — поведя бровью, поспешно ответил я. – Не знаешь, мне тут долго еще лежать придется?
— На твоем месте я бы не жаловался, — усмехнулся в ответ Солакс, сев на стул около кровати. – Обычно после ритуала проходит не меньше месяца, пока священник возвращается в сознание. А у тебя это заняло чуть больше недели.
— Подозрительно много ты знаешь об этом, — чуть сощурившись, но все же не теряя добродушия в голосе, потянул я в ответ.
— Скажем так, — соединив кончики пальцев, загадочно улыбнулся Солакс. – Скоро вернется человек, который тебе обо всем расскажет. И как жить дальше – тоже, можешь не сомневаться.
— Насколько понимаю, ваш лидер? – опрокинув голову на подушку, недовольно заворчал я.
— Ну, да, — почесав затылок, пожал плечами Солакс. – Хотя, быть в руководстве ему особо-то и не нравится. Он просто продолжает традиции, которые задал его род много веков назад. Не более чем.
— Его род? – вновь нахмурившись, уточнил я.
— Тебе не сказали, кто наш лидер? – чуть призадумавшись, радостно оскалился Солакс.
— Нет, — коротко ответил я.
— Тогда жди, — встав со стула, усмехнулся Солакс и направился в сторону выхода. – Я подберу тебе плащ и вооружение. Пока отдыхай. Когда лидер вернется, думаю, он сам захочет тебя проведать.
— Солакс! – гневно крикнул я ему в спину, но тот даже не обернулся и лишь махнул рукой в мою сторону через плечо.
Недовольно цокнув языком, я устремил взгляд в потолок. Вся эта темная атмосфера вызывала крайне неприятное предчувствие. Черные плащи, разговоры о ритуалах, метка варлока. Почему-то я чувствовал, что все это не к добру. Но, с другой стороны, если это поможет мне в моем пути – я готов был встать на любую сторону и служить тем, на кого даже не рискнул бы посмотреть. Даже королю Абдонию.

Глава 10. По другую сторону войны

Прошел час. Наверное. Без возможности следить за временем, мне приходилось определять время исключительно собственными предположениями.
После ухода Солакса ко мне в комнату уже никто не заходил. Лишь легкие стоны с противоположного ее конца изредка отвлекали меня от размышлений. А подумать действительно было о чем.
Сам вопрос об Отчуждении не давал мне покоя. Но, куда больше меня волновало совсем иное. Их лидер. Мыслей было много. Возможно, Руфус был их предводителем. Или сам король Абдоний. Даже гоблин Торакс вполне подходил на роль потенциального подпольного лидера. Кто угодно, кроме очевидного и главного подозреваемого, от мыслей о котором я хотел абстрагироваться как можно сильнее. Убийца кентавра Метрикса, который, видимо, и наложил на меня печать варлока. Некромант Реордиан.
Мой путь. Дорога света и добра. Ее я пытался всеми силами придерживаться. И если она привела меня сюда, к некроманту, то, как мне быть дальше? Шабатта говорила о том, что во мне есть некая сила, способная сдерживать тьму. Что-то, чем не обладают другие священники. Хотя, фраза «другие священники» уже стала казаться мне чужой. Я больше не был им. Если верить рассказам Руфуса, то меня сделали адептом тьмы.
От одной только мысли о том, что я не священник – в груди закололо. Чуть поморщившись, я негромко кашлянул и попытался перелечь на другой бок. Стоило это колоссальных усилий, но боли теперь практически не было. По крайней мере, в сравнении с тем, с чем мне пришлось столкнуться полтора часа назад. Лежа на боку, я какое-то время еще пытался найти ответы на заданные самому себе вопросы, но вскоре мирно засопел.
— Шабу, какого черта? – перебил мой сон знакомый, холодный, крайне недовольный голос. Звучал он из-за двери, и, судя по всему, его обладатель находился где-то совсем рядом. – Почему Наташу без моего приказа на задание отправила?
— С ней Ивгард, Генесс и Аринария, — потянула в ответ Шабатта. – Мы тебе приятно сделать хотели…
— Удивили, че, — хмыкнул в ответ обладатель знакомого голоса. – Гоблинский табак с тобой, жду отчет по их возвращению. Свободна.
— Слушаю и повинуюсь, мой темный повелитель, — усмехнулась волшебница и под гневные ругательства мужского голоса залилась радостным, звонким смехом. – Не злись ты. Морщинки будут.
— Иногда я жалею, что ты на нашей стороне, — ответил голос, отчего Шабатта вновь рассмеялась и, судя по шагам, покинула своего собеседника.
В следующий миг произошло то, чего я больше всего боялся. Откуда-то повеяло холодом и знакомым запахом табака. А пару секунд спустя, дверь в комнату отворилась, и из коридора показался знакомый образ. Темный балахон, леденящий взгляд ярко-желтых глаз, накинутый на голову капюшон и трубка в свободной от дверной ручки, истлевшей руке. Блеснув, глаза стали красными, а потом погасли, окрасившись в бордовый цвет.
— А, с добрым утром, священник, — заметив, что я сверлю его взглядом, поприветствовал меня Реордиан. – Как настроение?
— Попробуй угадать, — огрызнулся я в ответ. Во мне боролось два бесконечно громадных желания. Одно из них – выскочить из-под одеяла, схватить оружие и разнести некроманта на маленькие кусочки. Другое же – сначала найти, где находится мое оружие, чтобы выскочить из-под одеяла и исполнить первое.
— Ничего, дальше хуже будет, — закрыв за собой дверь, безразлично потянул некромант, расстегнув кончиками истлевших пальцев ворот своей накидки, и пыхнул трубкой. Казалось, что его вовсе не заботит мое гневное настроение. – Чем дольше ты будешь сопротивляться – тем больше боли испытаешь.
— Обрадовал, — уведя глаза в потолок, холодно ответил я некроманту.
Чуть слышно усмехнувшись, он пересек комнату и остановился около моей кровати, держа трубку во рту. На какое-то время, его взгляд метнулся в противоположный конец комнаты, куда время от времени с интересом смотрели Шабатта, Наташа и Солакс.
— Не пойми меня неправильно, — вытащив изо рта трубку, начал Реордиан. Его голос из холодного звучал теперь более тепло, и казалось, что в нем даже проснулось чувство вины за то, что он сделал. – Я бы не тронул Метрикса и пальцем. Но он предал нас.
— Кентаврам нужна была ваша защита, а вы отвернулись от них и натравили на них магов Легарии, — вновь взглянув на Реордиана, недовольно потянул я. – Их вид подвергся гонениям только из-за того, что вы не смогли приставить к ним хоть какой-нибудь небольшой отряд.
— У них была защита, — сев на стул и закинув ногу на ногу, тихо ответил некромант. – У них было право жить среди нас, на наших землях. Мы бы помогли.
— Не понимаю… — чуть слышно потянул я, но тут же замолчал. Некромант полез во внутренний карман своего балахона.
— Держи, — вытащив сверток, который недавно я передал Шабатте, он протянул его мне. – Спокойно прочитай и думай, почему я так поступил.
Едва я взял послание от Метрикса Шабатте, некромант встал со стула и направился в другой конец комнаты, что-то чуть слышно говоря себе под нос. Нахмурившись, я развернул бумагу.
— «Ваше величество, король Абдоний!» — гласило начало письма. – «Пускай последние несколько десятилетий не прошли гладко между нашими народами, но мы все же хотим вас предупредить. Некромант Реордиан и группа его ближайших соратников планируют государственный переворот. Информацией о вмешательстве сил Бастиона мы не располагаем, но все же склонны считать, что за переворотом будет стоять именно некромант. Надеемся, что вы готовы к надвигающейся угрозе. Список основных стратегических точек прилагается. Передаем письмо через волшебницу Шабатту, считая, что она еще в силах сопротивляться темному влиянию вышеуказанного некроманта. С пожеланиями всего наилучшего, официальный представитель диаспоры кентавров Кронвилля, магистр золотого копья, Метрикс».
Перечитав письмо, я покосился на некроманта. Склонившись над койкой у окна, он поправлял одеяло, придерживая зубами трубку.
Наблюдая за процессом, я все же решил прервать его, негромко кашлянув. Отодвинувшись от койки, некромант вытащил трубку изо рта, и какое-то время еще смотрел в окно. За ним виднелись скалистые пейзажи и темное, пасмурное небо. Видимо цитадель Отчуждения находилась где-то на границе Легарии и земель Бастиона. Или непосредственно в землях Бастиона. Сейчас трудно было судить, находясь в горизонтальном положении.
— Абдоний слеп и не видит страданий своего народа, — повернувшись ко мне, грустно заметил некромант. – А его советники только и делают, что рассказывают о том, как хорошо живут люди за пределами дворца.
— Но… — слегка нахмурившись, начал я. – Почему он не может просто выйти…
— Он никогда не покидает территории замка, — перебил меня Реордиан. – Для него это слишком опасно. Да и времена сейчас неспокойные. Сам же читал о планируемом перевороте.
— Так это правда? – вернув сверток подошедшему Реордиану, спросил я. – Что вы планируете сместить короля с трона?
— Как сказать, — пыхнув трубкой, безразлично потянул некромант. – Многие в Отчуждении хотели бы видеть меня на троне Фарвариона. А я не ищу власти. Она мне не нужна. Я не ем, не пью, не умираю. Мне ни к чему заботиться о ком-то, когда мне не нужно ухаживать даже за самим собой.
— Но, ты ведь руководишь этим орденом, верно? – поведя бровью, поинтересовался я. – Разве это не расходиться с твоими представлениями о руководстве и заботе?
— У ордена нет прямого руководителя, — спокойно ответил некромант. – Бойцы Отчуждения равны между собой. А я – просто сильнейший из его нынешних членов, не более чем. Лишь из-за этого, мое мнение считается более важным, чем мнение других. Все мы здесь – братья и сестры, ищущие мира между Легарией и Бастионом.
— Все равно, они считают тебя своим лидером, — поджав губу, недовольно заметил я.
— Они в праве так считать, — пыхнув трубкой, усмехнулся Реордиан. – А я не в праве им запретить.
— Но, ведь с твоим мнением считаются? Скажи им, что не хочешь быть в руководстве…
— Пойми, — грустно взглянув на вытащенную изо рта трубку, перебил меня некромант. – Им нужно считать кого-то своим лидером. И если так получилось, что это я – пускай это будет так. Пока они считают меня своим главой – я буду делать все, чтобы орден не развалился. Нам не нужен раскол. Особенно сейчас, когда мы на один шаг ближе к установлению мира в Легарии.
— Странный ты, для некроманта, — тихо сказал я. Мне еще не доводилось видеть некромантов, но мне всегда казалось, что они грубы и жаждут власти. Да и после всех рассказов Руфуса думал, что Реордиан самая настоящая машина смерти.
Уведя взгляд в потолок, некромант какое-то время смотрел в пустоту. Казалось, что он вот-вот заплачет. Но, эту мысль перебил кашель из другого конца комнаты.
— Встать сможешь? – опустив голову, вновь глядя на меня, спросил Реордиан.
— Могу попробовать, — неуверенно ответил я. Тело уже не болело так сильно, как раньше. Возможно, ко мне возвращались силы.
— Хорошо, — кивнул некромант и направился обратно к другой койке. – Солакс будет ждать тебя около склада. Дойдешь до конца коридора, дальше вниз по лестнице и выйдешь на улицу. Он будет по правую сторону. В крайнем случае, спросишь у кого-нибудь, где он находится.
Чуть призадумавшись, Реордиан усмехнулся и, вновь засунув трубку в зубы, поправил одеяло, скрыв голову кашляющего.
— Под твоей кроватью есть кое-какая одежда, — более теплым голосом потянул он. – Пока добираешься до склада – думаю, лишней не будет.
Сев на стул рядом с соседней койкой, он грустно посмотрел на одеяло. Решив не задаваться особо вопросом, кто там мог бы быть, я попытался пошевелиться.
Единственное, что еще болело – грудь. Наверное, это было как-то связано со свежими рубцами. Но, все лучше, чем кричать от боли при каждом вздохе.
Сев на край кровати, я немного похрустел застоявшимися суставами и вытащил из-под кровати старый балахон. Коричневого цвета, с веревкой вместо пояса. Недовольно взглянув на некроманта, который теперь игнорировал мое существование, я быстро оделся и вышел из комнаты. Много вопросов мучило меня, и я надеялся, что, быть может, Солакс сможет дать мне на них ответы.

Глава 11. Ненастоящий мир

— Выбрался-таки? – радостно воскликнул Солакс, едва я вышел во внутренний двор цитадели.
Помахав мне рукой, он совестно дождался, пока я дойду и попытался подавить смешок, рассмотрев мой боевой костюм, найденный под кроватью.
— Не смешно, — недовольно заворчал я, вызвав у Солакса еще больший приступ радости. – Реордиан сказал, что ты выдашь мне снаряжение.
— Да-да, оно тебе не помешает, — вновь усмехнулся он. Отвернувшись, Солакс бросил взгляд на бойцов, тренирующихся в другом конце двора. – Что ж, идем, вроде как удалось найти кое-что твоего размера.
Стукнув меня кулаком в плечо, едва я поравнялся с ним, Солакс неуверенно улыбнулся и бодрым шагом направился в сторону склада. Тяжело вздохнув и стараясь не отставать, я побрел следом.
Складское помещение снаружи было больше похоже на таверну. Возможно, когда-то оно и было таковым, судя по старой вывеске «За смерть мы пьем!», поверх которой уже была выжжена надпись «Склад». Решив не вдаваться в подробности о странной попытке помочь врагу с поиском складского помещения в случае осады, я молча шел следом за Солаксом. Сегодня он казался каким-то нервным. Хоть мы и не виделись достаточно давно, поговорить, на удивление, было просто не о чем.
Внутри таверна была целиком и полностью переделана. Стены были уставлены стеллажами с разнообразным оружием, справа дверь вела на склад с доспехами. Из-за второй двери доносился стук молотка и звон металла. Возможно, это была кузница, совмещенная со складом для элементарной экономии места. Но, делать кузницу внутри как-то совсем не рационально. Хотя, учитывая обилие магии в этом странном мире, такие мелочи уже давно перестали меня удивлять.
— Секунду, — пропустив меня вперед, Солакс плотно закрыл входную дверь. С весьма озадаченным лицом, он прошел через весь зал со стеллажами к единственному окну. Отодвинув чуть в сторону старую, украшенную обильным количеством дыр занавеску и посмотрев на улицу, он облегченно вздохнул и подозвал меня рукой к себе.
— Что с тобой? – нахмурившись, но, все же подойдя, спросил я. – Сам на себя не похож.
— Пару дней назад я был в столице, — все еще глядя в окно, в полголоса начал Солакс. – Мои самые худшие опасения подтвердились.
— А, говоришь загадками, — скорчив настолько недовольное лицо, насколько позволяло мое полумертвое состояние, потянул я. – Люблю загадки.
— Понимаешь, — задвинув занавеску и присев на подоконник, грустно начал Солакс. – Этот мир. Он не настоящий.
— То есть? – слегка смутился я.
— Трудно объяснить, — опустив голову, продолжил он. Судя по голосу, ему и правда, было совсем нелегко объяснить то, что он только что сказал. – Я видел тех, кто уже второй раз в этом мире.
— Ага, — поведя бровью, усмехнулся я. – Реинкарнация, конечно, хорошая штука…
— Зря смеешься, — вновь глянув на окно, грустно заметил Солакс. – Творцы. Каждого из нас, кроме отдельных людей, сотворили они. У каждого – есть свой создатель. Они диктовали нам свои правила. Решали за нас, как поступить, куда пойти, что сделать. Даже наши мысли – за все отвечали они.
— И… — неуверенно перебил Солакса я. – Хотя, нет, ничего…
— До твоего появления в Легарии, — тяжело вздохнув, вновь продолжил Солакс. – Прошло около двух недель со дня сотворения мира. Это время мы жили под прямым влиянием творцов. А мой творец – постоянно переписывался с некой девушкой. Они обсуждали «бета-тест», постоянно говоря, что, мол, многое изменилось и так далее. Когда творцы прощались – она пропадала из мира. Как и большая часть нас, едва создатели прощались друг с другом. Сейчас же, мы столкнулись со странной ситуацией. Ни один из жителей Легарии не находится под влиянием творцов, но при этом все мы находимся в мире.
— Ага… — пытаясь переварить полученную информацию, безразлично потянул я.
— Так вот, — кинув очередной озадаченный взгляд на окно, продолжил Солакс, словно притворившись, что не заметил моего многозначительного «ага». – Первые несколько дней местные старались не злоупотреблять появившейся свободой. Но сейчас, в городе начинают волноваться. Без творцов, многие не знают, что им делать. Все больше ходят слухи о попытках покончить жизнь самоубийством.
— Мне все равно, — неожиданно даже для себя, резко перебил я Солакса. – Я обещал вернуть мир в эти земли. И мне плевать, настоящие они или нет.
Наигранно улыбнувшись, Солакс недовольно цокнул языком и отошел к стеллажу с посохами. Проводив его взглядом, я вдруг резко подкосился. В глазах поплыло.
Упав на колени и упершись руками в пол, я бешено смотрел на доски. К горлу подступил комок. Я громко кашлянул.
— Эй, ты в норме? – отозвавшись на кашель, ко мне резко подбежал Солакс, присев и положив руку на мое плечо.
— А?.. – приподняв голову, неуверенно спросил я, вновь резко припав к полу и кашлянув. Теперь же вместо обычного кашля – передо мной образовалась лужа крови.
— Я позову Реордиана, — встав с колена, пообещал Солакс, но остановился, едва я схватил его за ногу. – Что?..
— Не нужно, — тяжело дыша и выплюнув остатки скопившейся во рту крови, холодно попросил я. Все тело колотило от боли и жара, а перед глазами теперь бегали разноцветные блики. – Само пройдет.
— Инквизитор… — недовольно начал Солакс, но все же кивнул и помог мне подняться. – Живой?
— Да, лучше уже чуть-чуть, — кивнул я. Тело больше не трясло, а жар постепенно спадал. – Скажи, Солакс…
— М? – едва заметно нахмурился он.
— Это правда? – чуть смутившись, спросил я. Боль, которую я чувствовал, была более чем реальной, и это сильно меня озадачило. – Что этот мир не настоящий?
— Не знаю, — коротко ответил Солакс и направился к стеллажам. – Я больше не ощущаю на себе влияния своего создателя. Но… не знаю.
Посмотрев на свою руку, которую еще немного трясло от боли, я нахмурился. Даже, если этот мир и не был настоящим для кого-то – для нас он был единственным, который мы знали. И если есть возможность привести обе стороны конфликта к миру – то я должен добиться этого. По крайней мере, хоть как-то поспособствовать этому. До сих пор я не мог понять, откуда во мне взялось это желание. Я не знал этого мира. Я в нем недавно. При этом я все равно хотел помочь ему. Помочь Легарии и Бастиону прийти к пониманию. Заключить мир между ними. Либо прекратить конфликт каким-либо другим способом. Покончить с войной. Любой ценой.

Глава 12. Просьба некроманта

— Так, думаю, это можно отправить на разборку, — лениво зажав кончиками пальцев мой старый посох и размахивая им из стороны в сторону, съехидничал Солакс.
Выдав мне доспехи и плащ, он не смог удержаться, чтобы не посмеяться над ущербностью моего старого снаряжения. В его руках, мой посох и правда, выглядел не так могущественно, каким он мне казался в моих.
— Выдашь мне новый со склада гильдии? – поправив ворот черной накидки Отчуждения, спросил я, глядя, как Солакс рассматривает посохи. – Сколько с меня…
— Денег не нужно, — перебил Солакс. – Да и не думаю, что у тебя найдется нужная сумма.
Небрежно забросив мой старый посох на верхнюю полку, Солакс подошел и пристально взглянул на меня. Блеснув, его глаза окрасились ярко-желтым цветом, и он какое-то время хмурился, после чего отошел назад, слегка озадаченно глядя на меня.
— Эм, — почесав затылок и глядя, как Солакс усердно сдвигает брови, озадаченно потянул я. – Что-то не так?
— Твой… — все еще хмурясь, начал он. – Твой уровень…
— Уровень? – засунув руки в карманы брюк, перебил его я.
— За каждую победу и убийство ты получаешь опыт, — потерев переносицу пальцами, попытался объяснить Солакс. – Чем больше у тебя опыта – тем выше твой уровень. Чем выше уровень – тем сильнее ты становишься.
— И… какой он у меня? – чуть заметно усмехнувшись, спросил я. Поучаствовав в бою всего пару раз, было нетрудно догадаться, насколько он маленький. Пускай этот вопрос и не волновал меня раньше, но теперь, узнав о его существовании – было бы нечестно по отношению к себе хотя бы не спросить. – Ну, этот, уровень. Третий? Пятый?
— Сорок девятый, — призадумавшись, все же выдавил из себя Солакс.
Открыв было рот, я попытался что-то сказать, но лишь нервно усмехнулся. Солакс шутит? Нет, слишком уж искренне он озадачился этой странной цифрой. Но, какой он сам тогда? Закаленный в боях воин, непобедимый Солакс.
— А… у тебя какой? – все же задал свой вопрос я, виновато почесав затылок. Пускай разговоры о подобных вещах и не казались мне чем-то странным, но все же определенную неуверенность испытывал. Никогда еще не приходилось говорить об этих цифрах с кем-либо. Да и о самом существовании цифры я узнал только сейчас.
— Двадцать седьмой, — уведя взгляд в сторону, неловко ответил он.
Слегка поведя бровью, я невольно выдавил из себя легкий смешок. Гневно косясь на меня, Солакс лишь недовольно отвернулся к стеллажам.
— Не злись, — пытаясь хоть как-то успокоить его, попросил я. – Я сам не знаю, почему…
— Держи, — не оборачиваясь, перебил меня Солакс, протянув посох. Черного цвета и с летучей мышью сверху. Чем-то он напоминал мне оружие Шабатты. Однако, в отличие от оружия верховной колдуньи, на моем посохе было нанесено девять зарубок и от него веяло легким теплом. – Лучшее оружие, что у нас есть.
— Лучшее? – прокрутив посох в руке, неуверенно спросил я. – Но, почему ты даешь его мне?
— Никто в гильдии больше не сможет его одеть, — все также недовольно ответил Солакс. – На данный момент у меня самый высокий уровень в гильдии. Ближе всех ко мне Наташа, у нее двадцать шестой. Не считая Реордиана, но у него свое оружие. Было, по крайней мере…
— Ты забавный, когда злишься, — опустив посох, попытался подбодрить Солакса я. – Но, почему у вас такие маленькие цифры?
— Великая Легария была рассчитана на продолжительное существование, — скрестив руки на груди, вновь отошел к окну Солакс. – Из-за этого, мы получаем очень мало опыта за убийство, и трудно за один заход взять хотя бы пол уровня. При всей моей скорости, я все равно не понимаю, откуда у тебя такие цифры.
— Возможно, некромант передал мне часть своего опыта, — пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение странной цифре, предположил я.
— Реордиан, точно! – стукнув кулаком о руку, резко направился обратно к стеллажам Солакс. – Чуть не забыл. Вот, держи!
Забрав протянутый через плечо конверт, я рассмотрел его со всех сторон. Надписей на самом конверте не было, и я содрал печать. Внутри было письмо. Судя по тому, что Солакс вспомнил о нем только, когда я заговорил о некроманте, послание принадлежало именно ему.
— «Инквизитор!», — бодро поприветствовала меня первая строчка. – «Если ты это читаешь, то, видимо, ритуал прошел именно так, как я и планировал. Солакс должен был выдать тебе снаряжение, которое я для тебя приготовил. Не сомневаюсь, что новый посох тебе понравится. Но, не думай, что все это бесплатно. Прежде, чем пойти дальше своим путем – мне нужно, чтобы ты сделал кое-что для меня. При всем нежелании обращаться напрямую к королю Абдонию, мне необходимо заключить перемирие между Бастионом и Легарией. В противном случае, в свете последних событий пострадать могут обе стороны. Больше подробностей, к сожалению, сообщить тебе не смогу. В южных топях есть небольшой прибрежный городок, Ведьмина гавань. Там тебя будет ждать наш человек, в трактире в портовой части города. Он введет тебя в курс дел и передаст от меня послание для короля Абдония. К сожалению, кроме него доверять я не могу никому, даже Солаксу. А раз ты читаешь это послание – ты победил тьму внутри себя. Да и не сомневаюсь, что вопрос перемирия также приходил уже тебе в голову. Так что, сейчас мы на одной стороне. При желании, можешь взять с собой кого-нибудь из наших людей, но не думаю, что это понадобится. С наилучшими пожеланиями, некромант Реордиан».
— Он хочет заключить перемирие, — положив письмо обратно в конверт и передав его Няше, ответил я на немой вопрос Солакса. – Далеко ли находится Ведьмина гавань?
— Ведьмина гавань? – чуть заметно поведя бровью, удивился Солакс. – Нет, если выйдешь сейчас, то к вечеру уже прибудешь на место.
— Прибудем, — забросив посох за спину, поправил его я. В отличие от старого оружия, новый посох с легкостью повис в воздухе за спиной. – Один я могу легко заблудиться. Так что, человек, знающий местность – мне не помешает.
— Есть проблема, — дослушав меня, заворчал Солакс. – У меня нет доступа в Ведьмину гавань.
— В смысле?
— На многих городах стоит ограничение по уровням, — попытался объяснить он. – Как бы я не хотел, я не смогу обойти систему защиты от… низкоуровневых игроков…
Последнее далось Солаксу особенно трудно. Видимо, его действительно волновала циферка, о которой я только-только узнал.
— По пути нам попадется что-нибудь, что можно убить? – пытаясь хоть как-то взбодрить боевого товарища, спросил я.
— Да, — кивнул Солакс. – Земли Бастиона и южные топи кишат орками, животными и прочими тварями. Если повезет, то и на нежить на пути наткнемся.
— Значит, в дороге нам удастся подкачать тебя немного? – продолжил я. – Как-никак, ты был первым, кто помог мне в этом мире. Так что, пора вернуть долг.
Чуть заметно улыбнувшись, Солакс подошел и стукнул меня кулаком в плечо. Всем своим видом он пытался мне что-то сказать, но лишь бодро кивнул и направился к выходу со склада.
Проводив его взглядом, я тщетно попытался подавить смешок. Из-за какой-то циферки столько переживать. Хотя, может эта циферка и правда стоит того, чтобы из-за нее волноваться? И я зря посмеивался над Солаксом? Пока трудно было судить. Что в первый день, что сейчас – чувствовал я себя совершенно одинаково. Не считая того, что у меня теперь кровоточила грудь. И я кашлял кровью. И все тело болело. Ну и подташнивало немного от привкуса. В остальном же — совершенно никакой разницы между первым днем и сегодняшним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *