История одного Инквизитора. Часть первая

Глава 5. Метрикс

Не буду пускаться в рассказы о том, каким был мой путь через логово кентавров. Почти все, что мне довелось встретить там – было похоже на заброшенный район Каэнпоста. Такой же портал встретился мне на пути, такие же кучи бездумных врагов, нападающих маленькими группами. В остальном же, мои молнии с легкостью поражали надоедливых кентавров. В какой-то момент, я даже подумал, что Руфус снова испытывает меня. Слишком уж все было легко.
Хотя, единственное, что было интересно – так это местность. Вместо голых каменных стен, здесь же меня встретила небольшая деревня. Скорее это было что-то на подобии аванпоста для кентавров. Но, если верить стражнику, проводившему меня до портала – основные силы человеко-коней были брошены на защиту родного города, Кронвилля, на востоке заморского государства Кальнария, и почему кто-то из кентавров прибыл сюда – понять не мог и он сам. Более того, он долго пытался уговорить меня собрать небольшой отряд себе в поддержку. Отправив стражника к Руфусу в надежде, что тот все же согласиться отправить мне на помощь небольшой отряд, я все же отправился один. Да и мне больше не хотелось бегать в хвосте да собирать мусор с погибших врагов. Все же одному было хоть и не так весело, но, по крайней мере, было чем себя занять на вражеских территориях.
В любом случае, я уверенно продвигался вглубь аванпоста. Преодолевая подъем на холм, справившись с несколькими отрядами, я все ближе подбирался к своей цели — внутренний двор с крупным бревенчатым домом и частоколом вокруг. На карте он был отмечен, как конечный пункт моего путешествия.
— Уходи, человек, — едва я отбился от последнего отряда и зашел на защищенную частоколом территорию – грубо и холодно поприветствовал меня белоснежный кентавр, выйдя из дома. В его руках было нечто, похожее на сдвоенную алебарду. Словно кто-то решил смешать варварский топор с копьем. – Тебе нечего здесь делать.
— Мне нужен посох, — смахнув со своего оружия капельки крови, постарался не менее серьезно ответить я. – Вы украли его у верховной волшебницы Шабатты. Я здесь, чтобы восстановить ее честь по приказу Руфуса.
— Ты один? – с интересом посмотрев на меня, спросил кентавр. – Раз уж дело идет о чести такого великого человека, как Шабатта – почему они не отправили на мои поиски армию?
— Да, я задавался этим вопросом, — слегка смутившись, потянул я. Эта говорящая помесь лошади и человека была, наверное, единственным трезвомыслящим существом на просторах Легарии. На какой-то момент, я даже невольно проникся к нему уважением. – Но, я уже здесь и предлагаю сохранить тебе жизнь в обмен на посох, кентавр.
— Метрикс, — учтиво поправил меня кентавр, вогнав алебарду в землю. – Если для тебя настолько важно получить это оружие – я верну его. Но, не хочешь ли ты понять, почему я рисковал своей жизнью? Почему отправился в Каэнпост, едва узнав о прибытии Шабатты?
Ответить мне было нечего. На секунду-другую, мне показалось, что кентавр Метрикс хочет меня обмануть. Заманить в ловушку и нанести удар, когда я не буду этого ожидать. Но, спрятав руки за своей человеческой частью, он гордо отошел от своего оружия. Наверное, как и для меня, этот бой для него был таким же важным событием, как смерть муравья. Хотя, кто их знает, кентавров то. Может они и за каждым отдельным муравьем ухаживают, как за существом, равным себе.
— Многие десятилетия волшебницы и чародеи Легарии ведут активную сегрегацию диаспоры кентавров, — вновь повернувшись ко мне, нарушил тишину Метрикс. – Лишив силы верховную волшебницу, я лишь помог нашему народу выиграть немного времени прежде, чем последних из нас уничтожат. Пока в волшебных рядах идут разговоры о том, что Шабатта не справляется – мы сможем какое-то время жить в мире и покое.
— Но, вы ведь стоите на стороне Бастиона? – пытаясь вспомнить часть руководства, выданного мне Руфусом, вежливо заметил я. Страха уже не было, и я с удовольствием подошел к Метриксу, прогуливаясь теперь вместе с ним.
— На сторону Бастиона мы встали лишь пять лет назад, — ответил Метрикс. – Мы надеялись, что они смогут обеспечить нам поддержку и защиту. Но, как оказалось, мы нужны были лишь для отвода армии от центра Легарии к северу и северо-востоку. На юге есть темная земля, куда не ходят кентавры. Там жизнь теряет смысл, а уныние преследует всякого, кто рискнет подойти слишком близко. Там царит хаос и безмолвное спокойствие. Именно оттуда получает приказы армия Бастиона. Полагаю, что именно там и находится цитадель ваших врагов.
— Но, — слегка смутившись, я задумался, задавать ли вопрос или нет. Все же, кентавр успел заручиться моим расположением к себе. Не думаю, что он обманывал меня. – Но почему ты рассказал мне все это?
— Ты не стал нападать на меня, а терпеливо выслушал, — спокойно объяснил кентавр. – Думаю, что ты сможешь что-то изменить. Из-за войны между Бастионом и Легарией пострадали все, кто хоть как-то, да вовлечен в конфликт. И с каждым днем, обе армии несут крупные потери. Боюсь, такими темпами тьма одержит победу. Веками мы жили в мире с людьми, но король Абдоний не возжелал сохранять традиции. Чтить память. Он считал, что именно люди должны стоять во главе Легарии. А мы не хотим войны и не приемлем рабства. Наверное, и Бастион придерживается этого. Они тоже не хотят рабства. Называй это злом, если хочешь. Я же называю это спасением.
Подойдя обратно к входу в дом вместе с Метриксом, я заметил, как тот вытащил из земли алебарду. Придерживая руку на посохе, я приготовился к удару. Возможно, он просто хотел усыпить мою бдительность своим рассказом. Но, зачем тогда так демонстративно обнажать оружие?
— Подожди меня здесь, — открыв дверь, попросил кентавр. – Я положу оружие и верну краденое. Слишком уж недоверчиво ты на него смотрел.
Чуть заметно усмехнувшись, я кивнул Метриксу и подождал, пока тот вернется в дом. Много мыслей крутилось в голове. Слишком много. От первопричин возникновения армии зла до того, на чьей же стороне Руфус и все те люди, которым я помогаю. Сама власть короля Абдония теперь стояла под вопросом. А о величии Шабатты и вовсе забыл. Хотелось уйти с кентаврами, жить в мире и нести добро в Легарию. Но, что есть добро? Легария – добро, но на ее престол взошел злой человек. Бастион – зло, но его мотивы чисты. Или же, все наоборот? И я делаю спешные выводы, руководствуясь лишь точкой зрения Метрикса на конфликт, в котором погрязли земли Легарии и Бастиона?
— Извини, я запачкал его немного, — пытаясь вытереть посох Шабатты о пушистую ляжку, грустно заметил Метрикс, сбив меня с мыслей. – Вот. Передай волшебнице мои искренние извинения за принесенные неудобства. И это послание.
Протянув мне сверток, кентавр остановил меня, едва я попытался развернуть его. Покачав головой, намекая на то, что печать должна быть нетронутой до того, как письмо достигнет Шабатты, кентавр вновь спрятал руки за спиной.
— Хорошо, передам, — передав сверток и посох Няше, пообещал я. – Один вопрос прежде, чем я уйду, если можно.
— Будь волен возжелать мудрости кентавров, друг мой, — кивнув, предложил Метрикс.
— Благодарю. Увидимся ли мы вновь, кентавр? – наверное, стоило задать другой вопрос. О мире, о происхождении этих существ. Но сейчас, меня волновало только одно – последняя ли эта встреча с грациозным, белоснежным человеком-конем.
— На этот вопрос ответ знают лишь звезды, человек, — вскинув голову вверх, ответил мне Метрикс. – Если таково их желание, то наша встреча была не последней. Возможно, когда-нибудь, мы и сойдемся в бою. Но, а пока, не буду омрачать твою победу переживаниями нашего народа.
Дослушав его, я благодарно кивнул и побрел через поле убитых мной кентавров обратно к порталу. Теперь же мне стало интересно, так ли злобен Торакс, как сказал мне Руфус? В чем же была причина их ссоры? Возможно, за этими конфликтами стоит нечто большее, чем попытка Легарии защитить себя от восстания Бастиона? Слишком много вопросов терзало меня. И слишком многое мне еще предстояло узнать прежде, чем выбрать правильную сторону. Сторону, что приведет к моей истинной цели – сделать этот мир, что чужд мне, добрым и светлым местом. Как для Бастиона, так и для Легарии. И, быть может, даже для кентавров.

Глава 6. Шабатта

— Руфус! – еще издалека крикнул я, едва вернувшись в Каэнпост и направившись к церквушке. Мой наставник обманул меня. Повел по ложному следу. Заставил меня убивать тех, кто желал лишь мира.
Но Руфуса не было на месте. Вместо него, у церкви стояла волшебница. Строгий, суровый взгляд и при этом достаточно молодое лицо. Пурпурные одежды с темной окантовкой и небольшая, красноватая сфера, парящая над левым плечом. Видимо, это и была Шабатта.
— Инквизитор? – едва я подошел, взволнованно спросила волшебница. На удивление, ее голос звучал весьма располагающе и добро.
— Вы Шабатта? – слегка смутившись, спросил я в ответ.
— Сейчас это не важно, — тяжело вздохнув, ответила волшебница. – Руфус пропал. Боюсь, он начал переживать за тебя и отправился к кентаврам.
— Кстати, о кентаврах… — слегка призадумавшись, потянул я. – Метрикс рассказал мне о вашей политике по отношению к ним. Это низко.
— Свое отношение к кентаврам они заслужили сами, — уведя взгляд и сжав руку в кулак, тихо ответила Шабатта. – На них лежит ответственность за смерть Ферелия первого, который был королем Легарии до Абдония шестого.
— Кентавры убили его? – слегка смутившись, переспросил я. – Выходит, Метрикс обманул меня?
— Нет, — перебила меня Шабатта. – Не думаю. На них лишь лежит ответственность за смерть, но их копыта не запятнаны кровью.
— И как это понимать? – поведя бровью, спросил я.
— Они вывели на Ферелия наших врагов, — объяснила волшебница. – Кентавры прекрасно знали, что Ферелий любил охотиться в их землях. Поскольку они лучше знали леса, чем королевские разведчики – кентавры принимали участие в охоте. Для короля это был спорт, а для кентавров – способ добычи еды. И вполне естественно, что после охоты все трофеи доставались кентаврам. Такой уж был обычай у королей со времен основания Легарии.
— То есть, кентавры привели короля в засаду? – обдумав все, перебил я рассказ волшебницы своей догадкой.
— Именно, — кивнула Шабатта. – Они сказали, что нашли новое место для охоты, где часто были замечены горные олени. Король любил оставлять себе их рога и с удовольствием согласился. А место это граничило с южным королевством. Страшное место. Говорят, что там живет сама смерть.
— Там, куда не ходят кентавры… — неуверенно вставил я.
— И отряд Ферелия был разбит, — поникнув, продолжила Шабатта. – Некромант Реордиан. Кентавры завели Ферелия в его владения. А у некромантов и личей все просто. Они редко нападают сами, но если заметят тебя на своей земле – готовься, что ты станешь частью их армии. Ужасная судьба.
— Но откуда ты знаешь это? – слегка смутился я. – Или это все с рассказов Абдония?
— Тогда я была молодой, начинающей колдуньей, — чуть заметно улыбнулась Шабатта. – Маринар, будучи придворной чародейкой, не видела во мне перспектив, как в боевом маге. И частенько отправляла на охоту вместе с королем, дабы я помогала кентаврам обнаруживать близлежащих животных. Когда кентавры предложили сменить место, я сказала, что подойду позже. Мне нужно было сложить все свитки и карты обратно в сумку, а без магии сделать это в то время было весьма трудно.
— И ты рассказала Маринар об увиденном? – вновь пытаясь сократить рассказ волшебницы, спросил я. – О смерти короля и кентавров? Так ведь?
— Да, — виновато ответила она. – И Маринар посчитала, что король и кентавры вступили в бой. Что это – предательство. Уже спустя почти пятнадцать лет мне удалось узнать, что за смертью всего отряда стоит Реордиан. Но верховные маги Легарии посчитали, что уже слишком поздно останавливать травлю кентавров. Да и они сами виноваты, что завели Ферелия в земли, куда вход закрыт. Я сильна, но против совета не могу пойти.
— Почему я должен тебе верить? – чуть заметно нахмурившись, спросил я.
— Потому что у тебя нет причин не верить мне, — спокойно ответила Шабатта. – Но, право верить мне или нет – остается за тобой. Можешь делать то, что считаешь нужным. Можешь даже встать на сторону Метрикса и Бастиона, но боюсь, в таком случае наша следующая встреча может стать не такой дружелюбной.
Я промолчал. Ни Метрикс, ни Шабатта не были мне знакомы, и делать какие-то выводы лишь по их рассказам было трудно. Кентавры не хотели быть врагами Легарии. А маги травят их лишь из-за того, что считают виновными в смерти короля Ферелия. Видимо, и сам Абдоний поддерживал это мнение, взойдя на престол.
— Вот, — оторвавшись от размышлений и вернув Шабатте ее посох, коротко сказал я. – И еще кое-что.
— Сверток? – взяв послание и воткнув посох в снег, с интересом посмотрела на меня Шабатта.
— От Метрикса, — кивнул я. – Он просил передать вместе с извинениями за предоставленные неудобства.
— Хм… — потянула волшебница и вскрыла печать. Бегло пробежавшись, она неожиданно просияла. – Король Абдоний будет доволен.
— Что там? – не удержался я и спросил. Желание вскрыть свиток не оставляло меня на протяжении всего пути до Каэнпоста и сейчас, когда печать уже содрана – не спросить было бы совсем грубо по отношению к себе.
— Координаты основных стратегических точек Бастиона, — свернув послание, сообщила Шабатта. – О шести мы уже знали, но информация об остальных поможет нам выиграть время. Эм, Инквизитор?
— Я к Метриксу, — бросил через плечо я, направляясь к порталу. – Боюсь, если Руфус встретится с ним – дело не кончится дружеским рукопожатием.
— Тебе нужна помощь? – поинтересовалась волшебница.
Остановившись, я посмотрел вниз. Белоснежный снег Каэнпоста. Знаю, что здесь я совсем недавно, но он уже казался мне родным. Возможно, этот мир и не был мне чужд. Слишком уж хотелось мне помогать ему.
— Верь в меня, — попросил я, повернувшись к Шабатте. Кивнув, волшебница жестом предложила мне двигаться дальше.
Вдохнув полную грудь морозного воздуха, я быстро помчался к порталу. Медлить было нельзя, иначе один из них мог умереть. А этого я не мог позволить. На моих руках уже была кровь кентавров, а теперь от их копыт мог пасть Руфус. Или же мой наставник сам разнесет территорию поселения кентавров в щепки, не оставив никого в живых. Независимо от исхода, ничего хорошего для Легарии их встреча не предвещала.

Глава 7. В погоне за кентавром

Едва появившись в знакомом аванпосте, я быстро нашел Руфуса. Перешагивая через мертвые тела, оставшиеся еще с моего визита, он уверенно продвигался к самому центру поселения. В сторону дома, где жил Метрикс. Мешкать было нельзя. Выхватив посох, я побежал следом.
— Руфус! – громко крикнул я, но он словно не замечал моего присутствия и даже не обернулся на крик. – Руфус, остановись!
Резко обернувшись, мой наставник выхватил с пояса две шипованные палицы. С силой ударив ими о землю, он сделал нечто на подобии светового барьера в месте, где был проход за частокол внутреннего двора. Посмотрев на меня, он лишь нахмурился и направился дальше.
— Руфус, стой, прошу! – добежав до барьера и пытаясь пробить его посохом, громко крикнул я, но было уже поздно. С силой открыв дверь ногой, Руфус зашел внутрь.
Секундой позже, послышалось громкое ржание. Крышу деревянного дома пробили ослепляющие лучи света, разнеся на куски также и добрую часть стен. Послышался лязг.
На развалинах бывшего дома Метрикса теперь велось сражение. Белоснежный кентавр ловко защищался своей алебардой от быстрых ударов Руфуса. Казалось, что они оба ненавидели друг друга.
— Руфус! – вновь крикнул я. Моего наставника только что лягнул в грудь Метрикс, выудив удачный момент. Пролетев, он перевернулся в воздухе и раскинул руки в стороны. Из тела Руфуса в сторону кентавра вырвалось несколько молний, но они не сломили Метрикса и бой продолжился с новыми силами.
Теперь сомнений не было. Руфус поставил барьер не для того, чтобы защитить меня. Он был нужен, чтобы Метрикс не смог сбежать.
Дотронувшись рукой до барьера, я смутился. Моя рука засветилась бледно-зеленым цветом и с легкостью прошла насквозь.
Закрыв глаза, я сосредоточился на руке. До этого, молнии казались единственным, что мне подвластно. Но сейчас, на меня не работал барьер наставника. Как минимум, это навело на интересные мысли. Жаль, времени было не особо много на их обдумывание.
Почувствовав странное тепло, я открыл глаза. Вокруг моего тела образовалось нечто на подобии зеленой, защитной ауры. Вздохнув полной грудью, я покрепче сжал в руке посох и сделал шаг.
Барьера словно не было. Я с легкостью зашел внутрь, и свечение практически сразу исчезло. Но не успел я порадоваться своему внезапному успеху – мне вновь пришлось сосредоточиться на ведущемся сражении. Руфус повалил Метрикса и теперь, держа одну палицу шипом на шее кентавра и вторую над головой, готовился к последнему удару.
— Что-нибудь хочешь мне сказать перед смертью, предатель? – гневно спросил Руфус.
— Жаль, что все получилось именно так, — грустно ответил кентавр. – Мы вам не враги, священник.
— Ха, ты лжешь мне даже тогда, когда смерть неизбежна? – слегка подернув глазом от кровоточащего плеча, усмехнулся Руфус.
— Я никогда не лгал тебе или кому-либо другому, — тихим голосом потянул Метрикс. От легкого напряжения, раны, полученные кентавром, раздвинулись, и сам он сейчас обильно кровоточил. Сглотнув набежавший к горлу комок, он продолжил. – И я умру, зная, что сохранил честь кентавров. Шабатта восстановит гордость нашего народа.
— Хватит! – громко воскликнул Руфус, вновь замахнувшись слегка опустившейся палицей. – Прости, но…
Я не выдержал. Я не мог позволить Метриксу умереть. Особенно после разговора с волшебницей Шабаттой. Слишком многое удалось узнать за короткое время, но в одном я уже точно был уверен – кентавры не враги Легарии. И если мой наставник убил бы его – это была бы только моя вина, и ничья больше.
— Инквизитор, какого черта? – громко заорал мне в лицо Руфус. Налетев на него и остановив неминуемую кончину белоснежного кентавра, я стоял над ним на четвереньках, крепко держа его руки расставленными в стороны. – Метрикс, убей его! Убей, чтобы я смог спокойно убить тебя!
— Мы не трогаем тех, чей пусть чист, — избавившись от нависшей угрозы и поднимаясь на ноги, спокойно ответил кентавр. Слегка прихрамывая, он подскакал к нам и на какое-то время посмотрел мне в глаза. Нахмурившись, он благодарно склонил голову и быстро умчался через разрушенный мной барьер.
— Из-за тебя мы упустили его! – проводив кентавра взглядом, громко закричал Руфус. Несмотря на кровотечение, он легко перевернул меня и теперь сам был сверху. – И что теперь? Ты хоть понимаешь, что наделал?
— Спас того, кто хотел помогать, но был изгнан и чей вид на грани вымирания! – взъелся я. Резко вырвавшись, я бросился вперед, сбив Руфуса и вновь встав над ним на четвереньки. – Он на нашей стороне! Не будь идиотом, Руфус!
То, что произошло в следующую секунду, я и сам не мог представить. Рука словно не слушалась меня и сама взмыла в воздух. Мигом позже, я с силой ударил наставника кулаком в лицо.
Выражение лица Руфуса в миг осознания случившегося был бесценен. Ни с чем несравнимое удивление, страх и ненависть. В каком-то смысле даже презрение. Огромный поток чувств рвался из каждой клеточки моего наставника.
— Прости, — отпустив шею Руфуса, извинился я и встал. Протянув руку, я грустно взглянул в глаза озадаченному наставнику. – Не знаю, что на меня нашло.
— Ты не виноват, — грустно ответил он, схватившись за мою руку своей ладонью, испачканной в крови Метрикса. – Но ты не прав, доверяя Шабатте.
— То есть? – помогая встать Руфусу, удивился я. – Что ты хочешь этим сказать?
— Мне кажется, что Шабатта уже давно что-то скрывает от великих лидеров Легарии, — потянул мой наставник, положив руку на раненное плечо. Как и моя при прохождении барьера, его рука покрылась зеленоватым блеском, а рана относительно быстро затянулась. – Последнее время, ее все чаще видели с некромантами Бастиона. Подозреваю, что это недобрый знак.
— Шабатта вела расследование после смерти короля Ферелия, не так ли? – подняв выроненный ранее посох, поинтересовался я. – В котором обвинили кентавров.
— Да, — коротко ответил Руфус. – Оно особо ни к чему не привело. Мы лишь подтвердили догадки, что за убийством стоят не кентавры, а некромант Реордиан. Но, уже слишком поздно, чтобы что-то изменить.
— Метрикс передал через меня Шабатте сверток, — дослушав Руфуса, поделился с ним информацией я. Слегка улыбнувшись, заметив под глазом наставника легкое покраснение от моего удара, я продолжил. – В нем он указал много стратегически важных точек Бастиона.
— Возможно, он просто хотел передать ей информацию о том, как можно безопасно перемещаться по территории Легарии в случае необходимости, — пожал руками Руфус. Он все еще был настроен скептически, но винить его было нельзя. Как и я, он мог лишь руководствоваться своими догадками. А его догадки хоть какое-то, но уважение у меня еще имели. – В любом случае, боюсь, что этого Метрикс так не оставит.
— В смысле? – спросил я, глядя, как мой наставник вглядывается вдаль, куда убежал кентавр.
— Он не направился в Фарварион, — пояснил Руфус. – Только в Фарварионе есть действующая гавань. А это совсем в другой стороне. Боюсь, он движется на юг.
— Но разве не на юге расположился Бастион? – поинтересовался я.
— Да, — кивнул Руфус. – Думаю, нам лучше разведать все как следует. Что скажешь, ученик?
Неловко пожав плечами, я все же согласился. Если Метрикс движется на юг, то у меня есть шансы лучше разобраться во всей ситуации с восстанием и смертью короля Ферелия. Возможно, даже удастся помочь Шабатте в ее независимом расследовании.
Повесив палицы на пояс, Руфус посмотрел на меня. В его взгляде что-то изменилось. Он был по-прежнему строг и холоден, но теперь за ним чувствовалось что-то другое. В каком-то смысле, это можно было назвать даже гордостью. Быть может, он и правда гордился мной?
Сняв остатки частично уничтоженного барьера, мой наставник уверенным шагом направился по следам Метрикса вглубь лесов. Интересно, был ли там еще один портал? Пока я этого не знал. Не думаю, что посреди леса кто-то мог оставить нечто подобное. Слишком уж удобно было бы для любого восстания.
Вскоре мы покинули территорию поселения и отправились в путь через леса. На поиски сбежавшего, белоснежного кентавра Метрикса.

Глава 8. Встреча старых друзей

Наш путь был долог. Там, где мы оказались, не было порталов. Не работала карта. Мы просто шли через леса, сворачивая время от времени с пути. Наверное, Руфус не хотел проходить через населенные пункты, дабы не привлекать лишнего внимания. Хотя не сомневаюсь, что своим отсутствием в Каэнпосте он уже вызвал немало интересных вопросов.
Как бы то ни было, на всю дорогу у нас ушло добрых три дня. Лишь изредка останавливаясь для отдыха и проверки, не оставил ли кентавр еще каких следов, Руфус не уставал напоминать о необходимости двигаться дальше. Мол, если Метрикс успеет добраться до юга – нам уже будет поздно ловить его. Хотя, единственный плюс – в Ведьминой гавани, южном и некогда портовом городе, был портал, связывающий собой многие основные города и населенные пункты. По крайней мере, так мне сказал наставник, а пока сомневаться в его словах не было особой нужды.
Много нового удалось узнать за нашу дорогу. Теперь я все больше понимал, почему Руфус ненавидит Метрикса. Шесть лет назад, кентавры обратились за помощью к Бастиону после продолжительного уничтожения их вида магами и волшебниками. Как-то им не особо это нравилось. Да и перспективы казались слегка смутными, когда дело касалось продолжения союза с Легарией. И тогда, некромант Реордиан, некогда убивший короля Ферелия, дал Метриксу задание. Он должен был обратить сына Руфуса, Кронакса, на путь тьмы. Привести его к некроманту и принудить Кронакса согласиться на ритуал посвящения. Достаточно простая, но отвратительнейшая процедура: некромант, на свой страх и риск, вытаскивает душу из жертвы. Изменяет ее структуру, наполняет скверной. И воссоединяет с телом. Священник, ступивший на этот путь, в случае не самого лучшего исхода добровольно становится адептом тьмы и верно служит некроманту в течение нескольких лет. После этого, к нему возвращается разум, и он может идти дальше, помня о том, чему научил его некромант. Путь света для священника навсегда закрывает свои ворота, оставляя его наедине с тьмой.
Но Метрикс не был осторожен. И завязался бой. Кронакс гордо сражался, но из-за своего относительно-молодого возраста, не смог оказать кентавру достаточного сопротивления. Метрикс убил его и Реордиан принял кентавров под свое крыло.
Не знаю, правдой ли это было, но Руфус впервые выглядел настолько грустным. Для него этот рассказ был тяжелым, и мне хотелось верить ему. Хоть к самому Метриксу я питал дружеские чувства, наставник тоже всеми силами пытался склонить меня на свою сторону. И я боялся. Мне было страшно увидеть начало их нового боя. На чью сторону я бы вступил? Я не знал. Знал лишь, что не хочу, чтобы кто-то из них погиб в бою.

6-ое мая 2019-го года.
Ромалия, город Святого Геворга.
Центральный офис «Romalian GameGate Inc.».

«Дорогие игроки! Из-за обилия ошибок на сервере и частых вылетов в последнее время, нам временно пришлось закрыть «Великую Легарию». Надеемся, что вы остаетесь с нами и ждете восстановления работы сервера. По возможности, постараемся уладить проблемы в кратчайшие сроки. С наилучшими пожеланиями, администрация проекта «Великая Легария». Приятного отдыха от игры!».

— Вот он! – забежав на утес, как мог тихо сказал мне Руфус. Быстро скатившись вниз, он вытащил палицы и побежал вниз по склону. Обнажив посох, я поспешил следом. – Слишком близко к южной границе. Если не поторопимся, боюсь, будет больше проблем, чем хотелось бы.
— Некромант? – стараясь не отставать, поинтересовался я.
— Да, — кивнул Руфус и перепрыгнул через поваленное дерево, практически не сбрасывая скорости. – Будем надеяться, что Реордиан спит или гуляет где-нибудь. В противном случае, все может кончиться не так красиво и волшебно, как хотелось бы.
Неуверенно взглянув на наставника, прикусившего губу, я посмотрел вперед. Метрикс спокойно стоял перед старым, заросшим памятником.
— А ты не сдаешься, священник, — лениво повернувшись к Руфусу, начал Метрикс. – Наверное, это будет очень символично.
— Что ты имеешь в виду, лошадь? – слегка нахмурившись, грубо спросил мой наставник, но все же опустил оружие.
Наигранно улыбнувшись, Метрикс подозвал нас рукой к памятнику. Воткнув алебарду в землю, он гордо скрестил руки за спиной и, приподняв голову, посмотрел на монумент. В центре композиции расположилась статуя широкоплечего человека вглядывающегося вдаль. Его лицо было усеяно шрамами, а руки крепко держались на набалдашнике воткнутого в камень клинка. По бокам, стояло два кентавра, с луками. Видимо, именно погибший король Ферелий стоял в центре, но я мог ошибаться в своих догадках.
— В память о дружбе народов, — пояснил Метрикс, когда мы встали рядом с ним. – Наши мастера не идут в сравнение с вашими скульпторами, но мы тоже кое-что можем. Не в наших правилах, правда, увековечивать память в камне, но для того дня мы сделали исключение.
— Скажи мне, Метрикс, — прикрепив палицы к поясу, обратился к кентавру Руфус. – Почему вы не объяснили ситуацию после случившегося?
— Ты ведь и сам должен это понимать, священник, — учтиво начал объяснять кентавр. – Вы не дали нам слова. Король ушел на охоту с кентаврами и не вернулся живым. Следовательно, виноваты кентавры. Логика людей в Легарии всегда поражала меня. Хотя, эльфы не намного лучше. Настолько отречься от собственной культуры, смешавшись с людьми, не могла позволить себе ни одна другая раса.
— Но, — дотронувшись рукой до рукояти палицы, собрался с мыслями мой наставник. Я прекрасно понимал, какой вопрос он хочет задать. После трех дней пути, ничто другое и не могло его волновать. – Почему ты убил его? Кронакс… он был моим единственным сыном…
— Сложная ситуация, священник, — заметив, что Руфус дотронулся до оружия, Метрикс тоже взялся рукой за алебарду. – Придя к твоему сыну, я хотел предупредить его об угрозе. Попросить спрятаться. А потом сказать некроманту, что он сбежал.
Убрав руку с алебарды, кентавр слегка поник. Откуда-то почувствовался едкий запах дыма, похожий на табак, который курил гоблин Торакс. Но, сейчас мало кого это волновало. Метрикс, как и Руфус, имели свои мотивы для действий. И их обоих не понимали. Да и не думаю, что даже друг друга они могли понять.
— Твой сын был больше похож на тебя, чем ты думаешь, Руфус, — повернувшись спиной к памятнику и прошагав чуть вперед по траве, грустно заметил кентавр. – Он не дал мне сказать и слова. Я едва успел защитить себя алебардой от удара. Завязался недолгий бой. Кронакс славно сражался, но я лучше закален в боях, чем священники. Прости. Я не знаю, что стало с его телом после боя, и выжил ли он, но…
— Он-то простит, — послышался чей-то холодный голос из-за памятника. – А вот прощу ли я твое предательство?
Все случилось так быстро, что я едва успел выхватить посох. Метрикс, держащий руки на рукоятке алебарды, все еще воткнутой в землю, бешено смотрел на человека, проткнувшего его грудь темно-зеленым, извилистым клинком. В черном балахоне и капюшоне, что скрывали практически все, кроме ярко-желтых глаз. Он действовал настолько быстро, что его появление показалось лишь короткой, черной тенью, промелькнувшей на фоне серых пейзажей южных земель.
— И ты здесь, малыш Руфи? – резко вырвав клинок из груди подкосившегося кентавра, усмехнулся человек. – Так далеко от своего драгоценного Абдония?
— Реордиан, — пытаясь глотать воздух ртом, завалившись на бок, еле-еле прохрипел кентавр. – За что?
— Ты предал меня, Метрикс, — ловко перебросив клинок из правой руки в левую, Реордиан направил освободившуюся ладонь на кентавра. Яркая вспышка лилового цвета и Метрикс испустил чуть слышный стон. Глаза больше не моргали. Грудь не поднималась. Кентавр был мертв. – Предательство Бастиона не допустимо.
— Инквизитор, беги, — через зубы процедил Руфус, напряженно глядя на Реордиана. – Пока можешь, беги!
— Он не убежит, — резко повернувшись в нашу сторону, Реордиан гордо поднял голову. Медленно сделав шаг, он мгновенно появился передо мной и оторвал Руфуса от земли, схватив его рукой за горло. – Так ведь, избранный?
— Не глупи, мелюзга! Беги, пока можешь! – выронив палицы, прохрипел Руфус. Кашлянув от сжавшейся сильнее руки некроманта на шее, мой наставник попытался его ударить, но лишь еще громче захрипел. – Спасайся…
— Нет! – громко выпалил я, от чего Реордиан лишь демонстративно усмехнулся. – Мы проделали этот путь вместе!
— И что ты сделаешь, «избранный»? – язвительно надавив на последнее слово, рассмеялся некромант.
Проглотив скопившийся у горла комок, я посмотрел на Няшу. Та спокойно вылизывала лапу, словно ничего и не происходило.
Поведя глазами, я крепче сжал посох. Некромант не торопился ничего делать. Наверное, он не считал меня достойным оппонентом. Что ж, это было мне на руку.
И я сорвался с места. В глазах помутнело. Мы вступили в бой с Реордианом. Не успев увернуться от моей молнии, он выронил Руфуса. Схватив палицы, мой наставник замахнулся для удара, но некромант спокойно остановил выпад рукой.
Во все стороны разлетелись цепи из света. Я старался не отставать и тоже бить молниями настолько часто, насколько возможно. Неожиданно, меня ослепила яркая, фиолетовая вспышка света. Приподнявшись на какое-то время в воздух, я упал в траву, тяжело дыша. Грудь обдало сильной болью. Словно мне только что срезали с нее кусок кожи.
— Мертв? – нахмурившись и опустив клинок, взглянул на меня Реордиан, обратившись к Руфусу.
— Нет, дышит, — подойдя ко мне и присев на колено, ответил Руфус. – Что же, моя часть сделки…
— Да-да, — безразлично разведя руки в стороны, усмехнулся некромант. Растворив клинок в воздухе, он бросил взгляд в сторону деревьев и усмехнулся, после чего озадаченно посмотрел на собственные руки. Нахмурившись, он пробежался руками по карманам робы. – Черт…
— Что такое? – встав, озадаченно спросил Руфус.
— А, вот она! – оглядевшись, проигнорировав вопрос Руфуса, воскликнул некромант и подбежал к выроненной трубке, лежащей в траве возле памятника. – Старею…
— Тем не менее, у нас была договоренность, Реордиан, — перебил его Руфус. – Я привел избранного. Теперь твоя очередь.
— Не одобряю я твоего желания, — подкурив, недовольно цокнул языком некромант. – Но, сделка есть сделка…
В следующий миг, в лицо вновь ударила яркая лиловая вспышка, вырвавшаяся из груди Руфуса. Приподнявшись в воздух, он взвыл от боли, а в следующий миг – упал неподалеку от меня, потеряв сознание.
Попытавшись открыть рот, я лишь хрипло выдохнул скопившийся в легких воздух. Последнее, что я помнил – как Реордиан подошел и опустил мне веки. Мигом позже, я потерял сознание и погрузился во тьму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *