Феникс — птица гордая

Часть 2

Глава 1

— Знаешь историю? Жил-был один молодой, храбрый и справедливый король. Он был настолько добрым и честным, что всегда сдерживал свои обещанья, отменил призыв мужчин в армию, не вёл войн. Народ его любил, дворяне — уважали, так как и их добрый король щедро одаривал, а враги смотрели на королевство, как волки на овец. И собрали они войско несметное и…
— Помолчи, лорд Адренс – мягко прервал король, облачённый в свободную красную мантию, плохо сочетающуюся с бледным, но красивым лицом – королю было не больше двадцати лет.
— Кстати, тебе Шах.
Адренс, столь же молодой юноша с короткострижеными тёмными волосами, улыбнулся и, взяв в руки золотую ладью, походил:
— Мат, мой друг.
— Ах ты, старый пройдоха! – воскликнул король, поднявшись и хлопнув по плечу соперника
— Мне никогда не удаётся тебя победить.
— Как ты меня назвал? – изобразил недовольство Адренс. — Пройдохой? Я должен играть в шахматы лучше тебя, ведь я фельдмаршал армии твоего королевства! Огромной армии из сотни лучников и двухсот латников!
— Да ладно тебе – протянул король, опять нарушая этикет и справляя нужду в широко открытое окно. С третьего этажа открывался потрясающий вид на яблочные сады и расширялся сектор «обстрела». Одна из трёх проходивших мимо окна фрейлин подняла голову и тут же потеряла сознание. Король, не будя лихо, захлопнул окно. – Так? продолжим наш разговор…
— А мы его начинали? – спросил Адренс, устроившись на троне.
— А разве нет? Ты начал его со старой сказки о справедливом короля.
— А, ты об этом. Я что-то не помню этой хрустальной вазы, той, что стоит на полочке рядом с доспехом моего прапрадедушки. Откуда она у тебя?
Король бросил взгляд на маленькую, но красивую вазочку и неожиданно залился краской.
— Ты чего? – удивился фельдмаршал огромного воинства. –Если завёл любовницу, так я это только одобряю – моя сестра ещё слишком мала, чтобы удовлетворить твою страсть. Так, кто она?
— Эту вазочку Лили подарила, после нашей первой, э-э-э-э, совместной ночи.
— ЧТО?!!! Я же тебе говорил: не трогай мою сестру, пока ей не исполнится двадцать лет! Девушка до этого возраста должна оставаться девственницей! А Лили только-только исполнилось 15! Мы ведь договаривались!
Король съёжился и робко произнёс:
— Она сама. Первая меня, э-э-э, ну ты понял. После Праздника Урожая я был слегка под хмелем, ну она этим и воспользовалась.
— Сегодня я ей задам! – пообещал Адренс. — Ладно, я понимаю как это получается. Главное, чтобы обошлось. Ты ведь понимаешь, какой скандал будет, если она родит в таком возрасте ребёнка? Я понимаю, что нашим, гм, твоим подданным наплевать, но если узнают в соседних королевствах, то плакал мой брак с прекрасной Изольдой из Асильмура.
— Ты до сих пор по ней сохнешь? Мне кажется она весьма странная девушка: отвергает всех кавалеров, пока они не совершат подвиг во имя любви к ней. Но даже после этого допускает к себе лишь на одну ночь. Мне кажется, что тебе не стоит с ней связываться.
— А я и не собираюсь. Мне нужно формальное оформление брака – таким образом, я смогу претендовать на трон Асильмура. Отец Изольды дряхл, помрёт скоро, а я там на хорошем счету у знати, да и местные традиции разрешают заточить неверную жену в башне. Потом мы объединим два королевства в одно и будем править, как названные братья. И от Асильмура у нас будет хорошая армия.
— А, вот ты к чему. У нас и сейчас хорошая армия.
— Против разбойников, которых нет. А против соседей, которых пока сдерживают твои дорогие подарки, мы бессильны. Я могу предложить и другой, более простой план: потратить нашу казну на наёмное воинство и завоевать тот же Асильмур – половина местных сил и так присоединятся к нам. После этого мы не будем казаться для соседей столько лакомой и беззащитной добычей. Что скажешь?
— Ерунду ты городишь, друг мой – ответил король, глядя в окно на то, как приводят в чувство потерявшую сознание фрейлину. – Это глупость. Я не собираюсь вести войну.
— Тогда нам придётся собирать людей в поход – пожал плечами Адренс. – Я не хотел говорить, но королевство Гренвинг просит нашей военной помощи в размере сотни паладинов, которые только и делают, что глушат пиво и «общаются» с женщинами. Я их к воинам давно уже не причисляю. А помощь мы оказать обязаны в том случае, если сами не ведём войну или сложных политических переговоров, требующих, при надобности, применения силы.
— И куда я этих пьяниц должен отправить?
— В Батураис. Так как мы отправляем паладинов, то это не считается объявлением войны враждебному союзникам государству – политических проблем не будет. Но есть одна неприятная вещь.
— Какая?
— Главой ордена Паладинов Валидорского королевства, формально, являюсь я.

Глава 2

— Великий фельдмаршал, паладины построены! – быстро отрапортовал сотник, облачённый в стальные латы.
Окинув взглядом построившуюся прямо в королевском саду сотню паладинов, Адренс глубоко вздохнул: мало у кого из них остались казённые и весьма недешёвые латы – большинство облачилось в проржавевшие дырявые кольчуги, а кто-то стоял в повседневной одежде. Один из паладинов и вовсе был голый. Неожиданно кто-то из столпившихся в саду придворных девушек упал в обморок. Адренс признал знатную фрейлину. Кажется, вчера её тоже хватил приступ, как раз в тот момент, когда он разговаривал с королём.
— Ну как? – тихо поинтересовался король, тоже облачившийся по случаю в сияющие латы. – Я думаю, они – хорошие воины.
Адренс, облачившийся в лёгкую, но баснословно дорогую мифриловую кольчугу сглотнул:
— Да уж, хороший воин должен одинаково хорошо уметь гулять и сносить врагам головы. Вот только нужно как минимум одному храброму вояке выдать новый доспех.
— Зачем? – поинтересовался король, прилюдно встряхнув яблоню — тут же на землю посыпались молодильные яблоки. – Он ведь просто хочет доказать свою храбрость.
— Мне кажется, что он может доказать свою храбрость другим образом – ответил Адренс, наблюдая как вельможи дерутся за обладание яблоками. С некоторой долей оптимизма он отметил тот факт, что к драке не присоединились паладины – вероятно, они не знали о свойствах яблок. – Например, храбро сражаясь с врагом союзного государства. Думаю, что в латах он принесёт гораздо больше пользы, чем без них. И будь другом, прикажи выдать им коней, а то они всех их съели или продали, и нормальное оружие, а не эти дубинки и кинжальчики. У тебя в тронном зале есть неплохие образцы и ненужно говорить, что ты их коллекционируешь.
— Не буду – прошептал король. – У меня есть идея получше.
— Какая ещё идея. О нет, я вижу это по твоему лицу. Не стоит этого делать!
Но было поздно останавливать короля:
— Слушайте жители королевства Валидор! – звучно начал король, не обращая внимания, что перед ним в основном жители дворца и гостившие во дворце лорды и рыцари. – В священный поход отправляются не только лучшие воины нашего королевства – храбрые и чистые паладины…
Борьба за яблоки прекратилась и все обратили взор сначала на короля, потом – на паладинов, от которых несло перегаром и потом.
— …но и лорд Адренс – самый храбрый из наших рыцарей! А также его священно высочество, король Агнес третий, то бишь я!! Своей королевской милостью я лично прослежу за тем, как мужественно сражаются наши воины и награжу их по заслугам!!! Также, любой рыцарь, пожелавший принять участие в походе, будет щедро награждён!!!!
Из толпы вышло человек десять рыцарей, закованных по самое никуда. Немного помедлив, к ним присоединилось ещё семеро.
— Значит всё решено – продолжал король, одновременно с этим поглощая яблоко, до этого стукнувшее его по макушке. – Готовьтесь – через три дня мы выходим. На время моего отсутствия королевством будет править моя жена, прекрасная королева Лили!!! Такова моя воля!!!
— Воля идиота – очень тихо сказал Адренс, покачав головой.
***
Паладины покидали город под громкий скрип контрабаса – похоже, музыкант был пьян в стельку. Сотни людей столпились у ворот и посыпали дорогу пред паладинами лепестками роз, которые тут же втаптывались в брусчатку лошадьми. За колонной воинов тянулся десяток телег с провизией и ещё три весьма подозрительных фургона с грубо намалёванными по бокам красными фонарями. Следом двигалась шикарная королевская карета.Ну и замыкала шествие телега со скоморохами, шутами, гадалками, мудрыми слепцами, дрессированной собакой, да сквернословящим попугаем – в общем, всеми, без кого не обойтись в военных походах.
Король, по традиции возглавлявший колонну вместе с фельдмаршалом, щедро сыпанул монет в толпу – тут же завязалась драка, однако лишь Адренс обратил на это внимание.
— Зачем ты это сделал? – поинтересовался он.
— Что? – удивился король
— Ничего. Это я так, просто.
После того, как миновали окованные железом врата, белокаменные стены города остались позади и открылся вид на степь, толпа, провожавшая короля в поход, заметно поредела, а вот оптимизма у паладинов прибавилось. Зазвучали песни, по большей части своей – похабные, громко залаяла собака и, Адренс в этом не сомневался, попугай тоже не остался внакладе.
— Как замечательно начинается наш поход – с гордость произнёс король. – Не мог бы ты, друг мой, объяснить какими путями нам предстоит идти?
— Могу – недовольно буркнул Адренс. – Нам предстоит, как видишь двадцать миль ехать по степи. Потом, как достигнем границ королевства, сорок миль на север по редколесью, пока не достигнем Бакрольского леса, а после них Авентурианских гор. Пересечём горы – до Батураиса рукой подать.
— Далеко, однако. Хорошо хоть что ты, друг мой, не спал на географии и нас сопровождают столько храбрые воины.
Но Адренс уже не слушал — сон сморил его, ведь мало кто может не спать трое суток.
***
Не спалось, поэтому он устремил свой взор на потолок и тихо напевал песенку. В комнате царил полумрак — круглая Луна освещала комнату, вырисовывая чёткие очертания предметов, находившихся в ней: длинный письменный стол, картины на стенах, стойку для оружия и другие. За дверьми было слышно, как храпят стражники – опасаться в Валидоре было нечего.
Или всётаки было?
Он слышал, как стражники захрапели громче, и тихо, даже очень тихо учитывая их латы, повалились на пол. Дверь тихонько скрипнула, но не отворилась.
— Заходи, раз пришла – мне всеравно не спится – устало произнёс он, быстро натягивая одежду.
Дверь приоткрылась, но никто не зашёл.
— Перестань применять магию в моём замке – недовольно бросил Адренс, наблюдая за лунным затмением.
На мгновение в комнате стало очень темно, но ровно до тех пор, пока все свечи незагорелись одновременно.
— Испортила такую ночь – буркнул он, садясь за стол напротив невидимой гостьи. – И сними с себя эти дурацкие чары!
— Тебе так обязательно меня видеть? — спросил тоненький женский голосок. – Мне казалось, что за две предыдущие ночи ты на мои уродства уже и так насмотрелся.
— Сними – повторил он и, сделав паузу, добавил. – Пожалуйста.
— Ну, раз король просит.
Глухой хлопок и напротив него появилась облачённая в голубое закрытое платье девушка. Её руки в перчатках такого же цвета были скрещены на груди. Лицо можно было бы назвать красивым, но оно вызывало лишь отвращение – ни один мускул не двигался. Адренс вспомнил, что за две предыдущие ночи она так и не открыла рта, когда говорила, но при этом и не пользовалась телепатией.
— Ты говоришь, что я увижу уродства, а сама не снимаешь с лица фантома. – Спокойно произнёс он, доставая из ящика стола бутылку с вином и два бокала, выполненных из горного хрусталя. –И мне казалось, что я ясно дал понять, что не хочу иметь дело с туманными ведьмами. К тому же – я не король.
— Но ведь скоро им станешь? – поинтересовалась гостья, принимая протянутый её бокал.
Он незаметно усмехнулся — даже пить она умудрялась с закрытым ртом:
— Я тебе уже объяснил – я не собираюсь убивать Конера. Он отправляется в поход по своей воле, а не потому, что я его надоумил. Даже наоборот – я против его участия.
— Можешь говорить, что хочешь – бросила она, допивая вино. – Так или иначе, ты уже давно управляешь королевством, во всяком случае, король без твоего одобрения ничего не делает. Именно поэтому я пришла просить тебя. Тебя, а не его! Дай нам, Ордену Туманных Ведьм, убежище в Валидоре, а взамен получишь корону, нашу поддержку, все соседние королевства…
— … проблемы с драконами, статус тиранаи жену с фантомным лицом. Ты мне уже это предлагаешь в третий раз – поморщился он, осушив третий по счёту бокал. – Неинтересно.
Конер – мой друг, а я дорожу дружбой. Мне и так хватает власти, а приняв твоё предложение – я стану лишь марионеткой в ваших руках. Убирайтесь из Валидора, и чтобы духа вашего здесь больше не было!
— Ты пожалеешь – прошипела ведьма, стискивая руками бокал, пока он не лопнул. Осколок попал ей в лицо и раскрыл фантом.
Адренс поморщился – лицо ведьмы покрывали гнойные язвы, правый глаз был ненормально большим, а левая глазница была пуста. На голове остался лишь клок седых волос.
— Так и думал – мертвечина – буркнул он. – Проваливай быстрей, а то прикажу погрузить тебя в цементный раствор – посмотрим, как тебе поможет магия.
— Ты пожалеешь — повторила ведьма, растворяясь в воздухе.
— Посмотрим – произнёс он, вновь наполняя бокал.
***
Две гигантские фигуры приземлились на вершине горы Каридоил, два отливающих бронзой дракона прибыли на встречу. Кругом были одни лишь скалы, а далеко внизу распростёрлись пушистые облака.
— Ты вызывал меня? – поинтересовалась необъяснимо красивая светловолосая женщина, появившаяся там, где мгновение назад приземлился дракон.
— Да, Артания, вызывал. Если конечно можно вызвать Императрицу драконов– небрежно бросил лысый мужчина, заменивший второго дракона. – Странно, что с тобой нету этого нелюдима Дайрона, говорят, что он и слова не скажет без твоего повеления, но никогда не оставляет тебя одну. Я так понимаю даже ночью?
— Я повторю вопрос: зачем ты мены позвал? – произнесла Императрица, пропуская его едкое замечание мимо ушей. – Я так понимаю, что дело это личное и не касается моего советника, ночующего за дверью моей спальни, так как он недостаточно доверяет бдительности стражи.
Лысый усмехнулся:
— А я думал, что ты догадалась, к чему я тебя позвал.
-Ты хочешь начать игру – пожала плечами светловолосая. – Другой причины я не знаю. Хотя это глупо даже для тебя, Страж.
— Глупо – удивился лысый, присаживаясь на большой голый камень, очень напоминающий скамью. – Я строю самую высокую башню в мире, которая может спасти всех от уничтожения. Я пытаюсь лишь спасти мир! Но без Ксорвинтааля мне этого не сделать. И ты говоришь, что я поступаю глупо?! Мне нужно найти людей, которые будут сражаться на вершине Шпиля, сохраняя баланс. И в этом можешь помочь мне только ты!
— Так ты бросаешь мне вызов? – сморщила личико Императрица.- Будь по-твоему. Но по правилам ты должен предложить мне экзарха, а уж принять его кандидатуру или нет – это моё дело. Есть кто на уме.
— Есть – в очередной раз усмехнулся лысый, демонстрируя острые, как клыки зубы. – Некто Адренс Аксидор, главный советник короля Валидорского королевства Конера Агнесса третьего. Думаю, он тебе понравится.
— И, если он так хорош, почему бы тебе не назначить его своим экзархом? – поинтересовалась Императрица, скрестившая на груди пальцы.
— Он отказал Туманным Ведьмам. Я не смогу защитить его от них, да и Ведьмы – мне не враги. А вот ты… для тебя это очень хороший шанс нанести сокрушительный удар по этому ордену.
— И я им воспользуюсь – прогремела драконица, разбегаясь для взлёта.
— Не сомневаюсь…

Глава 3

Две белые фигурки воинов вновь были передвинуты.
Леди Агнесса, развалившись в кресле и сложив изящные ножки на маленьком столике, наблюдала за действиями мужа – финал был ей известен.
Высокий статный мужчина, взревев, смёл фигурки со стола:
— Ни черта не выйдет!Наших сил, как ни крути, не хватит на снятие осады! Стены Батураиса крепки и Гринвингским собакам в одиночку его не взять!! Но с тысячами паладинов, идущих из разных земель, нам не совладать!!!
Леди Агнесса зевнула, ей уже давно надоели выходки мужа:
— Тебе не кажется, что стоит принять предложение? – спросила она, поднимая с пола маленькую фигурку с мечом.
— Не раньше, чем я воочию увижу силу тех, кто так настойчиво лезет в ряды наших союзников – пробурчал король Деррел, зашвыривая чёрную фигурку в камин. –Пусть один из паладинских отрядов будет уничтожен Ведьмами, а я погляжу, насколько они могут быть полезны.
— Значит, мой дорогой муж, я свяжусь с ними через зеркала.
— Свяжись. Но помни – если Ведьмы меня предадут, то тебя, рыжеволосая фурия, ждёт незавидная участь.
— Я это учту – улыбнулась Агнесса. И, послав мужу воздушный поцелуй, покинула комнату.
***
— Сир,… сир… – оруженосец короля, посланный на разведку, похоже запыхался куда больше лошади.
— Успокойся, дыши полной грудью – мягко произнёс Конер. – Что случилось?
— Сир, там…, там…, там разбойники грабят деревню! Жгут, насилую, грабят!! Хорошо хоть они меня не видели.
— Значит, дым вдалеке идёт не от приветливых костров! Паладины!! – крикнул Конер, размахивая в воздухе сверкающим на Солнце мечом. – Нашу деревню грабят грабители!!! Они занимаются излюбленным делом – грабят!!!! Мы должны предотвратить грабёж!!!! Пусть грабители грабительствуют в других местах!!!!! Пока лорд Адренс сопровождает храбрых паладинов королевства Невинстро, плохо знающих эту местность, в наш походный лагерь, я поведу вас в бой!!!!!! Седлайте коней паладины, а храбрых рыцарей я прошу защищать лагерь и милых дам!!!!!!!
Взоры всех, не только рыцарей, обратились в сторону прекрасных дам, впускающих за умеренную плату в любой из трёх фургонов с красными фонарями.
— За мной – просипел сорвавший голос Конер, и почти все паладины, кроме тех, что отправились с Адренсом, помчались в сторону деревушки.
***
-Лорд Адренс, лорд Адренс! – закричал оруженосец, как только Невистровские паладины добрались до лагеря. – На деревню напали разбойники. Король отправился спасать её от грабежа!! Да славится наш коро…
— ..заткнись — грубо прервал возглавлявший колонну Адренс. — Нужно срочно идти на выручку Конеру.
— Твои паладины не смогут справиться с разбойниками? – удивился закованный в сверкающие латы рыцарь, возглавлявший Орден Пегаса.
— В округе нет никакой деревни.
Дальнейших разъяснений не понадобилось…
***
Деревня пылала. Два дома уже полностью сгорели, а другим оставалось «жить» не более получаса. Везде валялись мёртвые мужчины, дети и старухи. Молодые женщины нужны были разбойникам живыми — такой «товар» пользовался огромным спросом на рынке рабов.
— Как смеете вы убивать, насиловать и грабить моих подданных! — грозно вскричал Конер, и отразившийся в его глазах огонь сделал его ещё грозней. – Как добрый и справедливый король я предлагаю вам искупить свою вину кровью и вступить в ряды нашей маленькой армии!! И вам, конечно, нужно оставит этих людей в покое!!!
— К сожалению должен отказаться от столь заманчивого предложения – хмыкнул одноглазый главарь бандитов.
— Значит, ты умрёшь! – гордо произнёс король. – В атаку!!!
Издав боевой клич, паладины начали теснить врага к центру деревни.
***
— Попались на такой старый трюк – усмехнулся темноволосый короткостриженый король Деррел, наблюдая за происходящим через зеркало.
— Они варвары, муж мой. Они презирают магию и отказываются от её силы – ответила стоящая рядом Агнесса.
— Разве можно отказываться от такой силы!!!? – расхохотался король. И его отражение, на мгновение, заменило панораму битвы.
Вся комната состояла из зеркал, даже двери и то были зеркальными. И каждое зеркало показывало сражение с разного ракурса – за действиями Туманных Ведьм наблюдать было очень удобно.
***
Победа была близка. Один за другим враги падали на землю и орошали её кровью. Кроме главаря в живых осталось только пять бандитов и ни один паладин к этому времени не пал. Но в этот момент, когда победа была близка, ловушка захлопнулась.
В мгновение ока деревня исчезла, а оставшиеся разбойники обернулись рыцарями на чёрных как смоль конях и кроваво-красных доспехах. На головах закрытые шлемы, в руках – сияющие клинки.
Однако куда большую угрозу представляли сотни и сотни призрачных воинов, окруживших защитников света со всех сторон.
С криком «Будь проклята магия!!!» паладины атаковали нового врага…
***
Две сотни Невистровских паладинов доводили лошадей до изнеможения. Адренс уже видел, как его люди делают тщетные попытки выбраться из окружения, но всеравно до поля боя оставалось полмили.
***
Конер рубил направо и налево – благо призраки сражались из рук вон плохо. Но всеравно то тут, то там вскрикивал и валился с седла очередной паладин. Спешившиеся чёрные рыцари были подобны косе, а воины света – траве.
Конер, издав боевой клич, сразился с одним из них. Конь под ним давно уже погиб, поэтому он сражался пешим.
Его противник рубанул, однако он легко увернулся от удара и контратаковал. Рыцарь отразил удар и, сыпанув в Конера каким-то порошком, атаковал вновь. Однако ослеплённый магией король был хорошим мечником и смог увернуться от удара. И, крутанувшись, обрушил град ударов на противника.
Мгновение спустя, когда вернулось зрение, он, бросив взгляд на павшего врага – на женщину с разрубленной головой и покрытым язвами лицом – вновь бросился в гущу врагов, чьи ряды, казалось, заметно поредели. Но силы были неравны.
***
Надежда уже начала покидать сердца валидорцев, но боевой клич союзников вновь вернул её.
Адренс и невистровцы прошли сквозь ряды призраков, словно нож чрез масло.
Конер зарубил ещё одного чёрного рыцаря – ещё одну ведьму. Адренс зарубил ещё двух. Пятую погубил командир Невистровского ордена. Призраки исчезали с каждой смертью своих повелительниц, и шестой ведьме ничего не оставалось, как сдаться на милость победителю.
***
— Твои ведьмы потерпели фиаско – зло усмехнулся Деррел. – Однако смерть тридцати паладинов – тоже достижение. Свяжись с ними и передай, что им дарована ещё одна попытка доказать свою полезность.
***
— Ты в порядке?
— В порядке – ответил Конер, оттирая со лба кровь. – Клинок слегка скользнул, но это так – царапина.
— Я не об этом. Тебе впервые пришлось убивать, причём, женщин.
— Ну, они ведь первые напали. Разве нет? – попытался отшутиться бледный как мел король, подбрасывая веток в огонь. – Какие у нас потери?
— Тридцать два человека пало на поле боя, двенадцать тяжело ранены, трое при смерти.
— Мда. – горько произнёс Конер. – Плохой из меня король – попал в ловушку в своём же королевстве, купился на несуществующую деревню.
— Не нравится мне, когда ты так говоришь, друг мой – ответил Адренс, меняя повязку на окровавленной правой руке. – Думаю, тебе стоит переночевать в комфортабельном фургончике. Девушки быстро вернут тебя к жизни. И не смотри на меня так – Лили ничегошеньки об этом не узнает.
— А знаешь? Это действительно хорошая идея.
— Я рад это слышать. Ты пока развлекайся, а я допрошу пленницу.
— Ты только помягче с ней – она же женщина.
— Постараюсь, но ничего обещать не могу – произнёс Адренс, бросая мокрую от крови тряпицу в огонь.
***
— Пытать меня будешь? – поинтересовалась распластанная на колесе темноволосая ведьма, выглядевшая куда приятней той, что трижды наносила ночной визит Адренсу.
— Только немного – признался тот, накаляя в костре клинок. – Я по-хорошему просил ваш орден оставить меня в покое, ан нет – вы решили мне насолить.
— Вот видишь, ты итак всё знаешь. Зачем меня пытать? Сразу уж колесуй, не зря ты отдал приказ приковать меня к колесу.
— Потом колесую – так же спокойно ответил Адренс, вызывая хохот у собравшихся поглядеть на допрос паладинов.
— Кстати, почему с меня стянули только доспехи, но не раздели? Иль среди вашей братии мужчин нет? А? Чего молчишь? – неистовствовала красотка, вызывая ещё невыносимо громкий хохот.
— Мужчин здесь много, но вот все женщины, путешествующие с нами, зачем-то намалевали на повозках красные фонари и сделали на шеях татуировки с пунцовыми розами. У тебя такой нет, а значить ты не женщина – тихо и размерено отвечал Адренс, вручая пышущий жаром клинок одному из паладинов. – У тебя есть выбор: пройти через пытки и подвергнуться колесованию, либо добровольно рассказать мне, зачем потребовался этот фарс с ненастоящей деревенькой и где ждать следующей ловушки Туманных Ведьм. А она, ловушка то, будет – я в этом уверен.
— Ну а если я тебе всё расскажу – отпустишь? – поинтересовалась пленница, глядя как паладин вновь суёт остывший клинок в костёр.
— Нет, я не могу этого сделать. Но тебя накормят, напоят, разрешат привести себя в порядок, а утром обезглавят. Топор будет очень острым – всё произойдёт в мгновение ока. Думаю, разница очевидна.
— Очевидна – хмыкнула ведьма. – И что же ты хочешь от меня узнать?
— Для начала твоё имя – сказал Адренс, движением головы приказывая паладинам удалиться.
— Будь по-твоему. Меня зовут Далия, Далия Хесель…
***
— Можешь идти, но чтобы больше ты не попадалась мне на глаза!
— Почему ты меня отпускаешь?
— Конер не даст тебя казнить, а я не потерплю пленную магичку в отряде. К тому же, чтобы выиграть шахматную партию, нет нужды убирать все фигуры с доски – нужно лишь поставить мат королю…

Глава 4

Не спалось. Казалось, что даже звёзды, усеявшие ночное небо, вот-вот нанесут удар.
Адренс, приподнявшись на локтях, быстро замотал головой, прогоняя навязчивые мысли.
Прошло семь дней, как паладины ступили на территорию Бакрольского леса, но они успели хлебнуть полную чашу его гостеприимства. Несмотря на обилие дичи и источники родниковой воды, лес недружелюбно относился к путникам – каждую ночь за лагерем наблюдало несчётное количество любопытных глаз. Адренсу не хотелось встречаться с их обладателями, хотя в лесу было полно тех, кто с ними всё-таки встретился -лес был усеян человеческими останками, и по положениям скелетов можно было предположить, что эти люди умерли мучительной смертью. Но хуже всего стало на пятый день – пропали трое воинов из Ордена Пегаса. На следующий день – ещё двое. Поэтому на ночь вокруг лагеря выставляли караул, а покидать лагерь, особенно ночью, было строжайше запрещено.
Однако именно это собирался сделать Адренс – покинуть лагерь, благо запрет его не касался. Это могло быть опасно, но нужно было рассеять мучавшие его подозрения– от этого зависела судьба похода и его собственное выживание. Не говоря ни слова караульным, он шагнул в темноту и пару мгновений спустя огни лагеря спрятались за холмом, оставив его в зловещей тьме …
***
Семь дней назад
Лес встретил их прохладным ветерком и запахом прелой листвы, но, несмотря на это, дышалось на удивление легко, а стройные ряды сосенок, так похожие на солдатиков, вытянувшихся по струнке, повысило настроение в рядах паладинов.
Конер вёл весёлый разговор с главой Ордена Пегаса, скоморохи, что до сих пор сопровождали отряд, развлекали всех шутками и игрой на забавных музыкальных инструментах, а дамы лёгкого поведения затаскивали в фургончик то одного, то другого рыцаря. В общем – въезжали в лес весело.
Однако Адренс не разделял общей радости – лес ему не нравился и уже через два часа нашёл подтверждение своей правоты.
***
— Лорд Адренс!!! лорд Адренс!!! – хорошо хоть оруженосец не был гонцом, иначе уже давно бы лишился головы за плохие вести и полное игнорирование короля, чьим оруженосцем он собственно и являлся.
— Говори – добродушно бросил Конер, хоть обращались не к нему.
— Там…, там…
— Трупы – закончил Адренс. – Ничего удивительного – лет сорок назад здесь обитали сотни разбойников – через лес пролегал процветающий купеческий путь, но некоторые купцы решили сэкономить на охране. Собственно ты, скорее всего, такого купца и видел. Ну, или купцов. А может и невезучих разбойников. Ладно, ладно – веди, посмотрим, что могло напугать до икоты такого храброго юношу.
Адренс, Конер и несколько паладинов последовали за оруженосцем.
***
— Признаю, я ошибался в твоей храбрости – прошептал Адренс, рассматривая изуродованный труп молоденькой женщины, верней то, что от него осталось: всё тело было обожжено, несмотря на то, что одежда на ней была нетронута, от ног осталось два огрызка – поработали звери, на некогда прекрасном лице, в остекленевших глазах, читался предсмертный ужас.
— У тебя есть догадки, что её убило? – спросил король, стараясь сдержать тошноту.
— Есть – вздохнул Адренс. – Есть. Звери поработали неплохо, но не смогли скрыть главного – в этом дремучем лесу есть несколько мелких поселений, поклоняющихся каким-там чудищам, что и прогнали, по слухам, разбойников и заставили купцов искать другой путь в Альдрикен. Так вот, дикие деревенщины каждый год приносят в жертву этим чудищам, богам или как их там, девственницу, обычно похищенную из поселений, каких на окраине леса не мало. Собственно от девушки осталось немногое, но могу точно сказать, что причиной смерти стал болевой шок – нечто обожгло всё её тело, кроме лица, кислотой, при этом не повредив одежду. Возможно, даже это был какой-то яд, который в принципе не смертелен, но вызывает нестерпимую боль и внешние физические повреждения такого рода. Больше ничего не могу сказать, разве что умерла она пару суток назад и то, что скоро твой завтрак попросится наружу. Ну и ещё то, что следует быть повнимательней и не горланить песни на весь лес.
***
Девушка – была первой из тех, кого они обнаружили, но далеко не последней. Среди трупов убитых полвека назад купцов и попавших в облаву разбойников, то там, то тут попадались свежие останки молодых девушек – похоже, что он ошибся на счёт того, что жертвоприношение проходило раз в год.
А может девушки не были принесены в жертву, а просто заблудились в лесу и стали жертвой какого-то чудища, что, возможно, живёт здесь вот уже сорок лет?
Так или иначе, он решил сегодня это выяснить – чудища, если это конечно оно похищало его людей, ждал неприятный сюрприз – у лорда Адренса был козырь, и он знал, как им воспользоваться…
***
Его кто-то преследовал – он слышал шаги, но не подавал виду до тех пор, пока преследователь не подошёл очень близко. Затрещали ветки под ногами, и Адренс вернул маленький кинжал в ножны: из зарослей шиповника, ругаясь себе под нос, вылез Конер.
— И чтоты делаешь в лесу ночью, да ещё и один? – поинтересовался король. – Вроде бы у тебя не было привычки геройствовать.
— А я и не геройствую – прошептал Адренс. – Говори тише, а то дичь спугнёшь.
— Дичь? – нарочито громко спросил Конер, обнажая клинок. – Ну и где она! Пусть выйдет монстр, что посмел охотиться на моих людей!! Я уничтожу его!!! Да превратится охотник в добычу!!!!
— Вот придурок!!! – вскричал Адренс, бросаясь к дурному другу, чтобы заткнуть ему рот, но было уже поздно- охотник действительно стал добычей….
***
Он очнулся утром и долго не мог вспомнить, что вчера произошло. Голова страшно болела, ноги ныли, словно он прошел десятки миль, а глаза не хотели открываться, будто он бодрствовал не менее недели.
Постепенно приходя в себя, он понял, что ему сильно повезло: когда вокруг них с Конером сомкнулась всепоглощающая тьма, и стало не видно ни зги, когда их обдало ледяным холодом вперемешку с адской жарой, тогда кинжальчик, подарок сестры, спас ему жизнь, отразив направленную на них магию в сторону нападавших. Однако кинжал был рассчитан на оборону одного человека и не смог полностью отразить удар, направленный на двух и в итоге заклинание сбило Адренса с ног. К несчастью подвернулся камень и он ударился об него головой.
Но сейчас он камня не чувствовал, наоборот, кто-то наложил повязку на голову и уложил его на траву.
— Так и будешь дрыхнуть, пока твой друг в плену у врагов? – поинтересовался женский голос, совсем рядом с ним.
Адренс с трудом открыл глаза – над склонилось девушка, внимательно осматривающая повязку:
— Я ведь говорил не идти за нами – прохрипел он, приподнимаясь на локтях.
— Какая наглость – улыбнулась девушка. – Я посмела прийти тебе на помощь, и теперь ты меня за это казнишь. Знаешь, я вся дрожу от страха!
— Я вижу – всё ещё хрипло хмыкнул Адренс, постепенно приходя в себя. – Сейчас встану и пойдём искать Конера, если он, конечно, не вернулся в лагерь.
— Не вернулся, можешь быть в этом уверен – заверила Далия. – Только вот повязку тебе поменяю, а то хорошо вас припекли, хотя ты оказался не так прост. Таких кинжалов на моей памяти было пятнадцать и почти все из них находятся в сокровищницах падших драконов.
— У падших драконов? – переспросил уже поднявшийся на ноги Адренс, сдирая со лба повязку. – Ладно, по дороге расскажешь, а на счёт повязки не беспокойся – она уже не нужна.
***
— Я смотрю: на тебе всё заживает как на собаке – заметила Далия, осмотрев маленький шрам, оставшийся от вчерашней раны.
— А, ерунда – ответил Адренс.
Они уже третий час прорывались через густые заросли крапивы, которые, казалось, оккупировали эту половину леса. Она была на удивление высокой и спокойно разрывала как одежду, так и плоть. Далия постоянно пищала – всётаки девушка, отчего Адренсу пришлось нести её на руках. Она была практически невесомой, но легче ему от этого не становилось – Далия постоянно бросалась в его сторону пошлыми шутками и непристойными предложениями, отчего ему пришлось завязать с ней разговор.
— Я так понимаю, ты уже давно охотишься на ведьм?
— Сколько себя помню, дорогой мой друг. Кстати, может, воспользуешься магией и излечишь мне ноги, а я тебя потом, как спасём Конера, отблагодарю.
— И насколько оказался эффективен способ маскировки под одну из ведьм и заманивания их в смертельную ловушку? – продолжил он, пропуская её слова мимо ушей.
— Кстати, от ведьм я слышала, что ты ярый ненавистник магии, а оказывается, что и сам ей владеешь. Как так вышло?
— Семейное – буркнул Адренс. – Какой-то из моих дедов, эдак в восьмом колене, был могущественным магом. Что за падших драконов ты упомянула?
— Да так, некоторые драконы так упиваются магической мощью, что она постепенно сжигает их душу – такой дракон лишь думает о том, как бы похитить принцессу, награбить горы сокровищ и поспать на них пару сотен лет. Такие драконы невероятно сильны и слабы одновременно – они способны в одиночку сжечь целое государство, но перестают быть личностью. Правда моя сестра говорила, что падение настигает даже вполне мудрых и не тщеславных драконов, так что можно отнести всё это к некому подвиду неизлечимых болезней.
— У тебя и сестра есть? – усмехнулся Адренс. Крапива была действительно ненормальных размеров и уже достигала уровня его пояса, отчего ему пришлось поднять Далию ещё выше, так, что его глаза непроизвольно заглядывали в разрез платья, а это, похоже, доставляло девушке большое удовольствие.
— Сестра не такая красивая, как я, хотя и гордо зовётся Императрицей Драконов – не спрашивай про неё, всеравно тебе никогда её не увидеть. Да и целомудренная она больно.
— А ты, как я посмотрю – нет, – продолжал бурчать покрасневший от смущения Адренс, чьи ноги обжигала едкая трава.
— Я веду себя так раскрепощённо только с настоящими мужчинами – томно сказал она. — С тобой я бы не отказалась поваляться даже на этой жгучей крапивке, мой рыцарь.
Адренс покраснел до кончиков ушей: если бы не жизнь друга он уже давно бы оставил эту девушку в зарослях «адской» травы наедине со своими мечтами, а сам вернулся бы в лагерь, но вот беда – у него не было желание становиться королём.
— А ведь ты действительно станешь могучим магом, если начнёшь развивать свои таланты. Какие перспективы тебе откроются! Лучшие земли, лучшие слуги, лучшие воины, лучшие женщины, хотя нет – женщин я к тебе не допущу – всё может стать твоим, стоит только тебе этого захотеть!!!
— Можешь хоть немного помолчать? – зло поинтересовался Адренс, не замечая от злости, смущение и того, что девушка загораживала обзор, то, что крапива исчезла, уступив место куда более приятным зарослям лопуха. Далия, конечно же, об этом тоже решила умолчать.
Молчала она в прочем недолго:
— Я заметила, что я для тебя, будто пушинка, но сам- то ты силой не отличаешься – магия тебе помогает.
— Опять начала. Всё – сама иди – буркнул он , грубо бросая девушку в заросли.
Но она уже собиралась что-то сказать, но Адренс неожиданно зажал ей рот, прошептав – Молчи, кто-то за нами идёт, но нас пока не увидел.
— Кто? Магией почувствовал? – прошептала она в ответ.
— Нет, просто я чувствую опасность.
— Всеравно это магия – не унималась Далия. – Но можешь не беспокоиться – с нами не один враг не совладает, а уж если…
Договорить она не успела — неожиданно Адренс повалил её на землю, в укрытие из лопухов.
Громко каркая, пролетел огромный, размером чуть ли не с барашка, чёрный ворон.
— Это не ведьмы – прошептала ему на ухо Далия. – Думаю можно продолжить путь, хотя…
Её опять не дали договорить – Адренс рывком поднял её и поставил на ноги:
— Я сам знаю, что это дело рук не ведьм и даже не тех, на кого сейчас они работают, не тех, кто предложил им кров.
— Так ты знаешь, что ведьмы пытаются занять место фавориток правителя Батураисса? – искренне удивилась Далия, хоть и попыталась это скрыть.
— Это и так ясно – неохотно ответил Адренс, быстро шугая мимо столетних дубов, которые пытались выколоть тонкими острыми ветками глаза беспечным путникам. – Они бы не стали нападать на отряд, рисковать своими, гм, людьми, только из мести ко мне, а попытались бы сцапать меня, когда я с малой свитой отправлялся встречать союзников.
— Тогда кто же это? Кто следит за нами? Ты не можешь вспомнить, что вчера случилось?
— А чего вспоминать то? Надвинулась со всех сторон тьма; бросили в нас каких-то заклинаний; кинжал не смог отразить удар полностью; я упал и ударился головой об камень, и потерял сознание. Всё! Больше ничего не помню.
— А я тебя нашла лишь под утро – сказала спутница Адренса, ловко залезая на высокий орешник, что соперничал с дубами за территорию.
— Ты это куда? – поинтересовался представитель рода Аксидор, наблюдая за девушкой, пока она не скрылась среди густой листвы
— Сверху вид лучше – крикнула она. – Думаю, мы близко! Подожди пару минут, мне нужно залезть повыше.
Она действительно молчала несколько минут, слышался только сухой треск веток и шелест листвы. Наконец, Далия, прыгая с ветки на ветку, оказалась на земле, и вид у неё был на удивление задумчивый.
— Кажется, я нашла тех, кто вчера напал на вас с Конером, но не могу понять, что она здесь делает.
— Ты о ком?
— О своей сестре…
***
— Я требую объяснений: что вы здесь делаете?! – властно произнесла Далия.
Драконы подскочили, будто ошпаренные – девушка незаметно подобралась к лагерю и только сейчас её заметили. Четверо наиболее проворных уже обнажили клинки и взяли её в кольцо.
— Отставить – устало произнёс статный высокий мужчина, с тёмными вьющимися волосами. – Что ты здесь делаешь, Далиниамияринаеспа Арсамиланистера Борчмастаник?
Далия поморщилась:
— Неужели тебе нужно обязательно произносить моё полное имя? А, Дайрон? Я его сама уже наизусть не помню, но ты… Хотя, когда ты был влюблён в меня, а не в…
— Что. Ты. Здесь. Делаешь? – медленно повторил главный советник Императрицы драконов.
— Помогаю своему фавориту спасти друга – пожала плечами Далия, быстро осматривая лагерь: пара костров, разложенные на земле доспехи, походная утварь, да небольшая палатка, но никакого намёка на пленника.
— Ты имеешь в виду лорда Адренса? – спросил Дайрон, поглаживая эфес меча.
— Да. А ты его знаешь?
— Артания решила назначить парня своим экзархом и, поэтому, я должен его забрать.
— И чем же он заслужил такую честь? А? – поинтересовалась девушка, взглядом оценивая силы драконов – полтора десятка, как минимум: если Конер здесь и его нужно будет освободить, то шансы на победу малы.
— Мы видели, как он отразил атаку туманных ведьм, в которой, между прочем, участвовала ты. Если он решил путешествовать в твоей компании, то я так понимаю, что ты ему солгала?
— Я не солгала – просто не сказала всей правды – пожала плечами Далия. – Так значит, вчера это не ты пытался уничтожить Адренса и его друга, короля Конера?
— Нет. Не в моих правилах нападать исподтишка и убивать девушек.
— Ах, уже видел местные достопримечательности? Значит, будет легче вести разговор. Но, позволь, я позову Адренса – нужно вам обоим кое-что рассказать. Я догадываюсь, кто уничтожает людей в этом лесу, но без твоей помощи мне с Аксидором не управится. Поможешь?
— Только, если Адренс согласится, что станет экзархом.
— Он согласится, можешь мне поверить – заверила Далия и, добавила про себя: Но знай – ты очень скоро пожалеешь о том, что именно он стал экзархом.
***
Он приходил в себя: вначале вернулся слух – Конер слышал шум водопада, потом вернулось обоняние – пахло костром, жареным мясом, дёгтем. И последним вернулось зрение – он, наконец-то, смог осмотреть окружающее его пространство:
Просторная сухая пещера смыкала над ним свои своды, да небольшой весело потрескивающий костерок у входа – вот и всё что он смог разглядеть.
Конер попытался встать, но какая-то неведомая сила мешала этому.
— Не спеши, давай лучше подождём твоего верного друга – посоветовал ему светловолосый полноватый мужчина, покидая угол пещеры, где притаился до этого.
— Кто ты? – выдавил из себя Конер, стараясь придать голосу уверенность, но вышло у него, мягко говоря, не очень.
— Опять посыплются вопросы – проворчал похититель, подсаживаясь к костру. – Если кратко, то я вчера тебя спас.
— И поэтому я пригвождён к полу? – с сарказмом заметил король.
— У тебя были перемолоты все кости – я их, как бы так сказать, «починил», но вставать пока нежелательно – они, косточки то, ещё очень хрупкие.
— Перемолоты кости? – не поверил Конер. – А что с моим другом? Ты его спас?
— Вот о твоём друге нам и нужно поговорить – ответил «спаситель» подбрасывая в костёр хвороста. — Но не сейчас – мне нужно добыть пищи. Поспи пока, я скоро вернусь.
— Постой, он жив?
— Жив, но смерть, можешь поверить моему опыту, была бы для него предпочтительней.
Конер хотел узнать об этом побольше, но незнакомец уже покинул пещеру. Он сделал было попытку подняться, но магия продолжала удерживать его в лежачем положении – ничего не оставалось делать, кроме как спать.
***
Силуэт бегущей девушки мелькал среди деревьев.
Ей хотелось плакать. Нет – реветь от отчаяния: Златулина не могла поверить, что её отец – солтыс деревеньки Погребки – ради хорошего урожая и высокой плодовитости, как скота, так и девушек пожертвовал своей единственной дочерью. Молодая на вид ведьма пришла в село неделю назад и сделала жителям предложение, от которого невозможно отказаться. Принести самую красивую девушку деревни в жертву, а в обмен чаровница обещала сделать землю плодородной, помочь женщинам родить крепких сыновей, а поголовье скота увеличить втрое. Солтыс, без раздумий, согласился. Златулину, как саму красивую, схватили ночью и утащили по велению чародейки в лес. Однако ей повезло – дело было поручено двум юношам, которые уже три года безрезультатно пытались за ней ухаживать. Она смогла добиться того, что двое глупцов прямо в лесу начали драку, перетёрла путы и сбежала.
Но лес был негостеприимным местом – повсюду лежали изувеченные трупы девушек, которых принесли в жертву жители других деревень, так что ей оставалось восхвалять богов за то, что с ней не произошло нечто подобное.
Два дня она ночевала в лесу, питаясь ягодами и кореньями, но сейчас пришлось мобилизовать все силы – нечто начало гнаться за ней и Златулина с ужасом понимала, что ей не убежать.
Стопы стёрлись до крови, тело ныло, а дыхание стало хриплым и болезненным, но она бежала. Пока бежала. Бежала, не оглядываясь, не замечая тёмную фигурку позади.
Гонку закончил ветвистый сук, об который споткнулась девушка.
— Не волнуйся, твоя смерть будет долгой и мучительной – весело прощебетала темноволосая девчушка лет пятнадцати, склонившись над Златулиной и поигрывая аморфным зелёным шипящим комком. – Мои маленькие друзья очень любят играть с такими куколками, как ты.
Девушку ответила визгом, быстро разнёсшимся по всему лесу.
***
Адренс стоял на опушке, в отдалении от лагеря драконов, когда услышал этот крик. Он несколько секунд колебался, но в этот раз благородство взяло верх над разумом…
***
В зеркальной комнате царил полумрак, слегка разгоняемый голубоватым огнём левитирующих в воздухе свечей. На полу была начерчена диаграмма в виде семиконечной звезды, посреди которой стояла совершенно нагая леди Агнесса.
Эти встречи были очень важны, и она их ожидала со священным трепетом. Прошептав нужное заклинание, Агнесса рухнула на колени.
Результат не заставил себя долго ждать: в начале поверхность зеркал почернела, погрузив комнату во тьму, но спустя несколько мгновений в одном из зеркал появилось изображение развалившейся на троне темноволосой девушки в богатых одеждах, с невероятно большими голубыми глазами. Ей было от силы шестнадцать лет.
— Зачем вызывала? – зевая, спросила она.
— Ведьмы опять не справились с заданием – прошептала Агнесса, не смея поднять голову.
— Неужели кинжал выдержал? – удивилась собеседница, потягиваясь. – Я недооценила его силу? Или может ты меня подвела? А? Сколько раз тебе напоминать о важности этого дела –убей Конера и захвати Адренса, но сделай это так, чтобы он даже не догадывался о том, что это моих рук дело. Ты поняла?
— Да, моя госпожа.
— А теперь объясни мне: что всё-таки пошло не так?
— Та ведьма, которую Адренс отпустил, пришла ему на помощь, когда Туманные пришли в себя после того, как кинжал перенаправил их магию – им пришлось отступить. Конер же почти был в наших руках, но какой-то маг защитил его.
— Леди Далия и мой бывший раб – интересный поворот событий – подумала девушка, и вновь обратилась к Агнессе. — Я знаю этого мага, я когда-то подчинила его волю, но в День Сумерек он сбежал – я думала, что он давно мёртв. Отправь всех ведьм и сама отправляйся к магу – уничтожь его и Конера, я помогу найти их. На счёт Адренса не волнуйся – один из моих Падших Драконов уже идёт за ним. Ты всё поняла?
— Да, моя госпожа – раболепно прошептала Агнесса.
***
Когда зеркало вновь потемнело леди Лилит Аксидор, более известная как королева Лили, обратилась к стоящей рядом с троном фигуре:
— Надеюсь, тебе понравилось это тело, дочь моя? Скоро оно станет твоим.
На покрытом язвами лице появилась зловещая улыбка…

Глава 5

Златулина сорвала голос, хотя ещё ничего страшного не произошло – зелёный клубок ползал по её парализованному телу, оставляя на нём следы слизи и ужасную вонь.
Сумасшедшая девчушка беззаботно хохотала, наблюдая за этим:
— Играйте, маленькие, играйте. Скоро придёт взрослый дядя и вы сможете полакомиться. А потом я дам вам больше вольности в игре с нашей куклой! О да!! Больше вольности!!!
— Не думаю – прошептал ей на ухо голос, и одновременно с этим она почувствовала прикосновение холодной стали на своём шее.
— Убить его!!!! – заорала колдунья, резким движением головы перерезая себе горло о клинок Адренса.
Бившееся в конвульсиях тело рухнуло на землю, и зелёный комок, забыв о приходящей в себя Златулине, прильнул к ране своей хозяйки, набухая от крови и приобретая багровый окрас.
Адренс, наплевав на принципы, сжёг непонятную тварь магией и уже собирался помочь девушке подняться, когда его сбило с ног воздушной волной.
Отливающий серебром громадный однорогий дракон, сломав с десяток деревьев, взвился в воздух, готовясь к атаке.
— Беги! – крикнул Адренс и, вскочив на ноги, приготовился к бою.
***
Выбежавшая к лагерю девушка громко вопила: Дракон! Дракон!! Дракон!!! – вызывая смешанную реакцию в рядах драконов.
Добежав до Далии и чуть не сбив её с ног, девушка упала на землю и, глупо прохихикав: Дракон!!! – потеряла сознание.
— За мной!!! – не растерялась темноволосая спутница Адренса.
— Дракон? – спросил Дайрон, догоняя Далию. – Не понимаю, какой именем Императрицы дракон?
— Падший Дракон – обнажая позаимствованный в лагере клинок, ответила та, не сбавляя темпа. – Анагодор Ассимбаль, Шепчущий Ветер.
— Но ведь она погибла миллионы лет назад? – не поверил Советник, жестами подгоняя воинов, опешивших поначалу от столь резкой смены событий.
— Не время для историй – задыхаясь, прошипела Далия. – У нас мало времени!
Дайрон молча с ней согласился…
***
Магический щит в очередной раз защитил его от шипящего шара кислоты, но вот от острых серебряных когтей он защитить не мог.
Адренс в очередной раз перебегал к более надёжному и целому дереву, прячась от нападения драконицы, когда ему на помощь подошёл отряд Дайрона.
Сверху! – проорал Аксидор, но было уже поздно — багрово-красное драконо подобное существо рухнуло с неба на одного из воинов и быстрым движением челюстей откусило ему голову, подняв в воздух кровавые брызги. Спустя мгновение и с драконьей оболочкой тоже было покончено – существо перегрызло горло небольшому изумрудно-зелёному дракону, который своим появлением свалил вековые дубы.
Подобная судьба постигла ещё трёх воинов, прежде чем они осознали, что случилось и откуда исходит опасность.
Одна из тварей ринулась на Дайрона, но он зарубил её на подлёте.
Далия ловко схватила атакующее её существо за горло и швырнула его в одного из собратьев, а потом, не дав им опомниться, перерубила обоим хребет одним изящным ударом.
Одно за другим непонятные твари падали от ударов пришедших в ярость воинов-драконов, когда громадный серебряный ящер вернулся в бой.
Пролетев над их головами он схватил когтями одного из людей Дайрона и, подкинув в воздух, заглотил истошно орущего воина, уничтожая того одновременно в двух ипостасях.
— Нам не справится! – прокричал Дайрон, увернувшись от когтей вновь атаковавшей драконицы.
— Так превратись в дракона – бросил Адренс, отшвыривая от себя очередную поверженную тварь.
— Не могу – я и мои собратья просто поломаем крылья о деревья! Мы, в отличие от нашей противницы, не защищены столь сильной защитной магией.
— И что ты нам предлагаешь? – съязвила не потерявшая присутствие духа Далия. – Ждать когда мы станем обедом?
— Нет! Адренс может остановить её своей магией.
— Как? – зло бросил Аксидор, прячась за тушей погибшего дракона и залечивая заклинанием кровоточащее плечо – драконица задела.
— Если ты станешь экзархом, то сможешь в одно мгновение получить контроль над всей своей силой, а не развивать её годами!
— Я как-то не готов совершать замысловатые обряды – отрезал Адренс, прикрывая Далию магическим щитом от летевшего в неё шара кислоты. Разбившись о защиту кислота пролилась на землю, опаляя траву и убивая насекомых.
— Никаких обрядов! – ответила девушка. – Просто скажи, что ты согласен стать экзархом.
— Я согласен стать экзархом!- прокричал Адренс, отсекая голову особенно большой твари, которая собралась пообедать одним из мёртвых драконов. – И что теперь?
— Теперь атакуй магией! – крикнул Дайрон, в последний момент уклоняясь от окровавленных когтей.
Адренс сконцентрировал волю и высвободил проснувшуюся в нём силу, испепеляя одного врага за другим – драконо подобные существа просто вспыхивали от пожиравшего их изнутри огня и падали на землю, оставляя в ней небольшие воронки.
Именно в этот момент алые от крови когти подхватили Аксидора и, подкинув, закинули его в пасть.
— И что нам теперь делать? – поинтересовалась Далия – атаки существ не прекращались, а драконов в живых вместе с Дайроном осталось всего четверо.
— Геройски умереть! – предложил тот, решаясь, наконец, принять свою истинную форму.
В это же время две волю сражались за разум сумасшедшей драконихи, две воли, мечтавшие добиться своей цели, две воли, способные уничтожить мир…
***
Его наполнила такая мощь, что его тело и мозг были шокированы и неспособны действовать согласно обстоятельствам, поэтому дракон и смог его сцапать. Ломая кости, окровавленные когти впились в плечо и гигантский ящер легко смог оторвать Адренса от земли. Тот пробовал сопротивляться, да и болевой шок сделал своё дело – Аксидор вновь смог ясно мыслить и быстро действовать, а меч остался в его здоровой руке. Быстрым ударом, в который, увы, он не мог приложить большой силы, Адренс отрубил один коготь. Но меч не остановился и впился в раненое плечо. Разум не выдержал новой волны боли и на мгновение Аксидор потерял сознание.
Очнулся он ровно в тот момент, когда дракон закинул его тело себе в пасть. На секунду ему открылся головокружительный вид на лес, что находился далеко внизу, и тут же на смену ему пришла кроваво-красная пасть. Под ногами захлюпало, с одной стороны его окружали серебряные колья – зубы драконицы, с другой – длинный канал в желудок огромного ящера, тоже по-своему выход.
— Ну и чего ты ждёшь? – от отчаяния крикнул он. – Обед подан!
Влажная платформа под ногами зашевелилась, едва не сбив его с ног:
— Не приказано – неразборчиво пробурчала драконица. – Потом может…
На мгновение колья освободили ему дорогу, чем Адренс и воспользовался – не дожидаясь откровений ящера, он использовал всё ещё сжимаемый в руке клинок, как клин, чтобы поддержать пасть драконицы открытой и выпрыгнул.
— Уж лучше смерть от падения, чем от пищеварения – пронеслась в голове бредовая для его положения мысль.
Неожиданно в его изнемогающее свободнопадающее тело вернулся поток магических сил, и он смог сделать невозможное, необъяснимое, противоречащее всем законам этого мира – он сам стал драконом…
***
Чёрный дракон с вытянутой мордой, напоминающей клюв, и треугольными костяными обтянутыми кожей крыльями, разорвал на части последнюю тварь. Одно из крыльев было сломано, поэтому он бился на земле, рядом лежали бездыханные тела последних его воинов – из этой битвы вышли живыми только они с Далией.
Яркая вспышка и на месте дракона вновь стоял покачивающийся от усталости Дайрон.
— Ты в порядке? – поинтересовалась Далия, осматривая тела в поисках выживших.
— Бесполезно – бросил тот. – Они все мертвы – эти твари знали своё дело.
— Что это было?
— А я знаю? – огрызнулся главный советник императрицы. – Какое-то порождение магии. Меня они больше не волнуют.
— Тебя волнует экзарх – предположила Далия, стараясь оттереть капли крови с походного платья – кровь принадлежала не ей, из яростной битвы девушка вышла целой и невредимой.
— Да, правила разрешают сменить экзарха, если первый очень быстро умер или не может участвовать в силу неких обстоятельств. Но я понятия не имею, кого назначить на эту, хм, должность. Может у тебя есть кто на примете?
— Конер, король Конер. Он отлично подойдёт, и я знаю где его искать. – в глазах Далии появился хищный блеск, но смертельно уставший дракон не обратил на него внимание.
– Веди, надеюсь только, что в этот раз нам будут противостоять не Падшие Драконы.
***
Драконица яростно зарычала и ударом хвоста сбросила вцепившегося ей в спину противника. Золотому дракону потребовалось лишь мгновение на то, чтобы оправиться после удара: он быстро догнал, спасавшегося бегством серебряного ящера и ударом когтей передних лап полоснул по крылу противницы. Раздался скрежет, будто металл чиркнули о металл, золотые когти вырвали кусок плоти из крыла и порвали перепонку.
Драконица бешено забила крыльями, но это уже не могло замедлить её падения. Развернувшись крепкой спиной к земле, она отправила сгусток кислоты в атакующего сверху золотого, но смертельный для других представителей драконьего рода плевок лишь слегка обуглил несколько золотых чешуек.
Земля содрогнулась от падения многотонной туши, деревья на сотню метров вокруг обратились в щепки, но драконица осталось жива даже после того, как налетевший сверху золотой рассёк ей когтями брюхо.
Когда тот налетел снова, серебряная с ловкостью, невероятной для такого громадного существа, сбила его мощным ударом передних лап и впилась в горло.
Золотой лягнул её задники лапами, но драконица не ослабила хватку, тогда её противник, напоследок умудрившись нанести очередной живот по брюху, из которого, казалось, вот-вот вывалятся внутренности, стал стремительно уменьшаться в размерах, превращаясь в человека. Тоже начало происходить и с серебряной.
Находясь в чреве Падшей, он не чувствовал боли, но теперь она нахлынула на него стремительным потоком. Ноги, руки и правая половина лица были обожжены кислотой. Улучив момент, Адренс потрогал место, где должен был находиться его правый глаз, но нащупал лишь твёрдую корку. Извлекая из ножен непонятно как оказавшийся там меч, он решил отомстить противнице за всё, что с ним случилось за последние два часа.
Девчушка встретила его с всё тем же кинжалом в руках, которым она до этого перерезала себе горло.
Адренсу некогда было удивляться: две стальные полосы встретились, раздался звон и сотни обломков пали на землю.
Оба: и мужчина, и женщина, бросили друг в друга смертельные заклятия, но одного поглотило другое, но и само было поглощено.
Силы были равны, и это равновесие разозлило её. Злость затмила разум, и оба кукловода потеряли контроль над своевольной куклой…
***
— Простите меня, госпожа – молила Агнесса, распластавшись перед троном.
Лили, закинув нога на ногу, снисходительно кивнула – Несмотря на твоё поражение, я прощаю тебя. Ты не смогла убить Конера из-за того мага, дракона и моей хорошей знакомой. Меня тоже постигла неудача – сила Адренса вернула драконице разум – его магическая мощь смогла излечить её от Падения. Это послужит для меня хорошим уроком. В следующий раз я буду готова к такому повороту, смогу использовать ситуацию в своих целях. Да, леди Агнесса, мы все допускаем ошибки, даже такие древние существа как я. Я живу тысячи лет, постоянно меня обличья, перерождаясь в новом теле. Я – Истинный Феникс, последний представитель моей великой расы. Наше величие поблекло, но с помощью Адренса мы вновь возвысимся, вновь займём своё место. Этот мир отверг нас из-за невежества, неспособности подчиняться мудрости, а не силе. А ведь мы защищали вас! Мы защищали этот мир!! Защищали от угрозы, способной обратить всё и всех в прах!!! Да, вы нашли выход защититься – сохранять баланс между столь зыбкими, порой, понятиями как Добро и Зло. Но так не сможет продолжаться вечно. Скоро этому потребуется помощь Истинных. И мы её окажем! Окажем!! Окажем!!! Но цена будет очень высока…
Агнесса зарыдала от счастья, что повелительница разоткровенничалась пред ней.
— Для тебя, как для самой верной моей последовательницы, у меня есть особый подарок.
— Спасибо, спасибо госпожа.
— Одна из моих названных дочерей получит твоё тело для своего пользования, это будет мой дар тебе за верную службу – усмехнулась Лили. – Начинай дорогая.
***
Она с отвращением посмотрела на быстро гниющие руки: от них шёл ужасный запах, опадала плоть, обнажая кости. Она ничего не чувствовала, не понимала.
Понимание пришло через минуту. Агнесса с ужасом поняла, что это её руки и издала нечеловеческий вопль.
Вопль будил людей в замке, заплакали дети, залаяли собаки. Мужчины выхватывали оружие, готовые защищать жён и свою королеву.
Крик замолк столь же внезапно, как и начался.
Люди постепенно успокаивались, расходились – после ухода короля стало на редкость неспокойно, постоянно слышались какие-то непонятные звуки, неясный свет в покинутых башнях, но к этому можно было привыкнуть, с этим можно было жить.
Стоявшая напротив Лили рыжеволосая девушка ощупала идеальное лицо, осмотрела красивые руки, из её груди вырвался вздох восхищения.
– Я немного улучшила его, это тело, чтобы его нельзя было узнать, сделать его прекрасней – сказала королева. – Тебе нравится?
— Оно великолепно мать моя.
— Я рада. Теперь у тебя есть и сила, и красота – используй её. Покори Аксидора, покорившись ему, используй его силу, даруя свою, влюби его в себя, влюбившись сама – только так мы возродим тот народ, представительницей которого ты только что стала. Мы вернём в мир равновесие, вернувшись сами. Так пусть совершиться то, что должно совершиться! Да правит огонь надежды этим миром!
— Да правит огонь надежды этим миром! – вторила названная дочь.
— Да правит огонь надежды этим миром!!! – ответил хор голосов, и эти слова вновь перебудили всех в Валидорском замке…

Глава 6

Выезжающая из лесу процессия представляла собой странное зрелище. Две группы вооружённых людей были полной противоположностью друг другу:одни с огненно-красной птицей на щитах и доспехах весело горланили песни, рассказывали пошлые анекдоты, и передавали из рук в руки здоровенные фляги с алкогольными напитками. Вторая группа, с крылатым конём на штандартах, наоборот, хранила гордое молчание и не высказывала никакого интереса к содержимому сопровождавших процессию фургонов, с девушками лёгкого поведения в качестве груза, в которые постоянно запрыгивали представители первой группы. Два ордена паладинов сильно контрастировали, но в одном можно было быть уверенным – в их непревзойдённом воинском искусстве.
Во главе ехало пятеро всадников: глава Ордена Пегаса, король Конер и три его новых спутника.
Ходили слухи, что его и лорда Адренса вызвало на бой великое зло, из которого,увы, Аксидор не вышел живым, да и король смог победить только благодаря вмешательству ведьмы, дракона и отшельника. Они наделили его невероятной силой, и теперь с Конером не мог сравниться не один фехтовальщик.
Почтив память Адренса днём непрекращающихся гуляний (зло уже побеждено, что ещё угрожать то им может?) и реками вина, король, его рыцари и паладины, да Орден Пегаса вновь двинулись в путь и спустя пять дней наконец-то покинули зловещее место.
Ведя непрерывную беседу, главы воинственного отряда не сразу обратили внимание на заслонившую Солнце тень, а вот воины на неё внимание обратили и предостерегающе закричали.
Конер, подняв голову, увидел, что к ним летит огромный золотой ящер. Раз в десять больше Дайрона, под его крыльями могли укрыться десятки воинов.
Сотни воинов натянули луки и были готовы атаковать дракона, но тот пока не проявлял агрессии.
-Аксимандиальталь – прошептал Дайрон.
— Чего ты мелишь? – фыркнула Далия, — Это не Древний из бабушкиных легенд, а мой хороший друг.
— Я надеюсь, он знает, что он твой друг — крикнул Конер, спешно заряжая арбалет.
— Зачем нужна эта суматоха? – поинтересовался отшельник – Рос Ален.
— Затем, что он спокойно может нас всех сожрать! – грубо ответил предводитель Пегасов.
— Им просто делать нечего – настаивала на своём Далия.
— По моему сигналу – огонь! – командовал Конер.
— Обнажить клинки – наша сталь не убережёт тварь от возмездия! – орал Пегас.
— Да что вообще происходит? – причитал отшельник, — Все что, во мгновение ока ума лишились?
— Нет! – прогремел дракон, — Они меня не узнали.
***

— Никогда бы не поверил, что ты маг, да ещё и дракон – усмехнулся Конер, похлопывая по плечу друга.
Первый шок прошёл, и процессия, во главе с двумя валидорцами, продолжила свой путь, однако к галдежу присоединился и орден Пегаса.
— А я сам ещё в это не поверил – успокоил Адренс, — Зато теперь ты экзарх, а я останусь всего лишь главой ордена и вторым человеком королевства.
— Эх, друг мой, — вмиг помрачнел король, — Дайрон сказал, что после взятия крепости мне придётся уйти с ним – королевство будет твоим.
— Вместе со своей королевой – улыбнулась догнавшая их Далия.
— Не дождёшься
— Да ну?
— Далия, проходят тысячи лет, а ты не меняешься – заметил подъехавший Дайрон.
— А ты остаешься занудой.
— Ладно, не будем заниматься ерундой – махнул рукой дракон, — Ты вот что мне не рассказал Аксидор – куда делась драконица, после того как ты опустил её с небес на землю?
— Я её убил – пожал плечами Адренс, — Просто убил.
— Я на это очень надеюсь…
***
Летящее существо сломало несколько осинок и наконец, врезавшись в здоровенный столетний дуб, со стоном сползло на землю. Сползло, но тут же вскочило на ноги. Лицо превратилось в сплошной кровоподтёк, рёбра порвали одежду и белесыми осколками торчали из окровавленной женской груди. Взревев, существо мощным толчком затолкнуло кости назад, вправило руки, смахнуло кровь с лица и яростно взглянуло на нападавшего.
Тот выглядел не лучше: лицо покрывали страшные ожоги, которые закрывали один глаз, клок оставшихся волос прилип к голове, из-под порванной кольчуги вылезали ошмётки плоти.Опухшие губы скривились в подобие улыбки, и, издав громкий боевой клич, человек бросился в атаку с осколком меча в руках.
Казалось, что время замедлилось, но спустя пару мгновений побежало всё быстрей и быстрей.
Осколок вонзился в плоть, в выставленную вперёд ладонь, прорезал себе путь сквозь кости и мышцы и вышел с тыльной стороны.
Израненная девушка вскрикнула от нового потока боли, но не дала противнику время на новую атаку. Последовавший вслед удар согнутой в кулак здоровой ладони, без сомнения, сломал Адренсу нос, о чём свидетельствовал хруст кости и обильный поток крови, льющийся из сморщившегося носа.
Казалось, что Аксидор не заметил удара, схватив занесённый для следующего удара кулак, он резким движением сломал руку противницы, а потом послал новую серию магического удара. Тело, шевеля сломанными конечностями, будто тряпичная кукла, опять врезалось во всё тот же дуб, пробив его насквозь.
Адренс медленно подошёл к беспомощной драконице и без лишних слов поставил сапог ей на горло, намереваясь сломать шею:
— Ты проиграла – прохрипел он, преодолевая боль в обожжённом горле.
— Сделай это быстро! – взмолилась поверженная противница, — Убей меня. Продолжай жить во лжи.
— Слишком пафосные и бессвязные речи – покачал головой Аксидор, — Я никогда не любил пафос.
— Хватит болтать! – прокричала драконица, насколько позволяло ей сдавленная шея.
– Убей!! Пусть твоя сестрица продолжает свой обман!!! Убей меня!!!! Убей!!!!!
Последние слова не принадлежали поверженной Падшей. Настойчивый шёпот звучал в его голове, призывая покончить с нахалкой, уничтожить ту, что унижает представительницу рода Аксидор и самого близкого для него человека.
— Я! Никому! Не подчиняюсь! –закричал он, зажимая уши, стараясь прогнать этот настойчивый шёпот.
— Она разбита, она старается вымолить жизнь. Её нужно хоть несколько мгновений жизни, а ты из-за неё лишь попусту теряешь время. Убей, проблема исчезнет.
Приказы были всё настойчивей и настойчивей, а он с ужасом осознал, что теряет контроль над собственным телом.
Холодный блеск отразился в его глазах, когда он стал на ноги, и в них драконица увидела свою смерть. Кованый сапог одним ударом раздробил грудную клетку, принялся за руки и ноги. Драконица визжала, молила о пощаде, но тот, кто управлял Адренсом, не слыша её, продолжал ломать кости.
Наконец, тело Аксидора склонилось над бьющейся в агонии девушкой, с намерением выдавить глаза. Пальцы приближались, драконица, несмотря на пробитое лёгкое и покорёженное горло верещала, а внутри тела разум сражался с разумом.
Не дотянувшись саму малость, Адренс остановился, по телу прошла судорога и оно, не подавая признаков жизни, рухнуло на землю.
***
Сознание вернулось лишь на мгновение. Повзрослевшая на несколько лет, но совершенно здоровая, без единой царапинки, драконица склонилась на ним, что-то тихо нашёптывая.
— Никогда не могла представить, что кто-то может сопротивляться Падению – прошептала она, — Не только сопротивляться, но и лечить его. Хм, может их ещё и можно остановить, но это уже не твои проблемы, когда ты очнёшься, я уже буду далеко. И, прошу тебя, забудь то, что я в бреду упоминала твою сестру. Прощай.
Тьма вновь окутала его тёплым одеялом…
***
Когда он вновь пробудился, драконицы не было рядом, а ужасные раны чудесным образом исчезли, словно бой происходил во сне, а не наяву.
***
— Я убил её – повторил Адренс, — Можешь в этом не сомневаться.
И, дождавшись, когда Дайрон отойдёт достаточно далеко, добавил:
— Во всяком случае, я убил её прежнюю сущность.
***
— Сегодня, дети, мы поговорим о том, что представляет для нас наивысшую угрозу…
— Дарующий Знаниями Моитор – грубо перебил один из учеников, — Разве что-то может представлять угрозу для дракона? Мы ведь высшая раса, разве не так?
В лишённых окон монастырских залах было очень, очень темно – это было частью обучения, юные драконы должны были развить своё зрение и даже научиться обходиться без него, как в этот раз. Стоявший в Голубых горах, далеко на север от современного Веспуля, монастырь надёжно уберегал учеников от опасностей, но те были вынуждены платить безоговорочным подчинениям древним Дарующим Знаниям. Однако Моитор не был злым или строгим, поэтому послушник и перебил его.
Дарующий Знаниями улыбнулся, понимая, что его улыбку никто не увидит, в то время как сам он видит все детские шалости, совершаемые на занятиях:
— К сожалению, драконам угрожает не меньше опасностей, чем любому человеку, фениксу, светящему и уж во всяком случае, больше, чем мертвяку с южных пустынь Награлла. Но об этом вам поведает Дарующий Знаниями Люциус, а моя задача заключается в другом. Я должен рассказать вам об опасности, исходящей от самих драконов – о так называемом Падение.
— Падение? Куда? – удивилась полненькая ученица с кудрявыми чёрными волосами, которая все предыдущие занятия рисовала в тетради из дорогого красного дерева – другие драконы не использовали – причудливые фигурки и заставляла их с помощью магии тускло светиться и драться друг с другом.
— Ну, если говорить образно, то это Падение во тьму своего разума. Нечто безумное нашёптывает тебе ужасные вещи, заставляя поступать очень плохо. Многие славные герои нашей расы были убиты нами же, так как они Пали и творили зло, даже покушались на нашу Императрицу! Но, к счастью, она до сих пор жива, невредима и ведёт нас сквозь тьму Падения – именно она разгадала его причину и именно благодаря ей многие избежали столь страшной судьбы. Ведь Падение – это состояние смерти души, если вы, конечно, верите в её существование. Но не об этом речь. Как вы знаете – мы есть дети магии. Магия течёт по нашим венам вместе с кровью, дарует нам две жизни и большую чем у других рас силу. Но магия тоже имеет свой предел, она как мать, не способная уследить за всеми детьми. Если кто-то из нас будет черпать всё больше и больше магической мощи, упиваться ей, если кто-то пойдёт против нашей «матери», но он Падёт. Это чаще всего происходит постепенно, но бывали случаи, что экзархи, во мгновение получая невероятную силу, достигали Падения за считанные дни. Как известно Анагодор Ассимбаль использовала заклятие сокрушительной мощи, чтобы избавить наш мир от заразы Истинных Фениксов, объявивших себя правителями всего мира. Заклятие лишило тысячи и тысячи вражеских воинов рассудка, превратив в пустые оболочки, дрейфующие на древних машинах – Странниках Востока. Но каким-то образом оно подействовало и на нас. Возможно, Падение лишь способ ограничения нашей силы, гарантия того, что мы не повторим деяний Истинных Фениксов. Анагодор Пала первой, по легенде она до сих пор ходит по миру, помогая людям в обмен на кровавые жертвы. «И она приходит вселение, и требует самую чистую и красивую девушку в обмен на урожай до небес, обильное потомство и достаток в доме. Каждый может просить её благословления для себя, отдав дочь свою. Но если дочери у тебя нет, то она сделает так, что она у тебя появится и не одна, а три. Одна для тебя – две для неё. И убивает она дарованных ей красавиц, испивая их кровь до последней капли. Только так она сохраняют остатки своего разума, поглощая саму чистую магию – магию красоты, ибо красота сильней теней и смерти» — нараспев произнёс Моитор, — Так гласит нам писание «Тёмных и светлых времён». Я говорю вам об этом, потому что хочу напомнить – драконы ни чем не лучше других рас, а если вы об этом забудете – то лишитесь самого дорогого – своей души. Берегитесь тщеславия! Берегитесь гордыни! Берегитесь гнева! Берегитесь запретных знаний! Всё это – источник падения!!!
Ответом ему была гробовая тишина, повисшая в классе.

Глава 7

— Согласно приказу короля Остаганора проход закрыт, – со скучающим видом повторил смотритель.
— Ты хоть понимаешь, что у меня за спиной более двух сотен опытнейших воинов, которым наплевать на твои запреты? – поинтересовался Конер.
Прошла неделя после возвращения Адренса, и их отряд наконец-то достиг прохода в Авентурианских горах, но маленький жирный и прыщавый смотритель во главе десятка головорезов отказывался их пропускать сквозь наскоро построенный частокол, закрывающий путь к прямой дороге до Батураиса.
— Повторяю, в горах завелись невиданные создания, но ещё хуже в шахтах – там их тысячи, и они очень мешают шахтёрам добывать золото для моего повелителя, – зевнув, произнёс толстяк. — Поэтому, согласно приказу короля Остаганора, велено не пропускать ни врага, ни друга, пока не зачищены пещеры. Раз у вас столько воинов, то почему бы не зачистить пещеры от монстров? Вы умрёте, но останетесь героями.
— Может, можно заплатить золотом? – проворчал Конер. – Может, можно как-нибудь купить право прохода?
— Согласно приказу короля Остаганора… – начал было смотритель.
— Бесполезно с тобой говорить – махнул рукой король Валидора.
***
— Может действительно зачистить эти пещеры? – предложил вечером на собрании сэр Ульфрик, предводитель Ордена Пегаса.
— Если бы это так было просто, – покачал головой Адренс. — Остаганор очень любит своё золото и готов жертвовать тысячами своих солдат, чтобы вернуть его, но, как видишь, это не помогло.
— Но это были простые солдаты, а мы – паладины, наше призвание — изничтожать зло. Да и вы, друзья мои, весьма и весьма необычные люди. Лорд Адренс умеет повелевать стихиями и становится драконом, лорд Дайрон – дракон по рождению, леди Далия затмит всех своей красотой, отшельник Элафиас – мудростью, а король Конер — лучший мечник из всех, что когда-либо встречался мне. Так что вы ответите?
— Мы должны рискнуть, – улыбнулась комплименту Далия.
— Я, наверно, поддержу её, – вздохнул Дайрон.
— И я, – ответил Конер. — Не будем задерживаться из-за ерунды, да и как заметил сэр Ульфрик – задача паладинов – уничтожать зло, а не избегать его.
— Я против, — покачал головой Элафиас. — Мои магические силы ничтожны, а тело не столь сильно, как в молодости.
— Четверо против одного, – усмехнулся Адренс, — А посему моё мнение уже ничего не решит.
— И всё же, что ты об этом думаешь? – спросил Конер.
— Я не думаю – я знаю, — пожал плечами его советник. — Рудники – это ловушка…
— И я в этом уверен, – заверил Рос Ален Элафиас. — Все монстры были истреблены тысячи лет назад Истинными Фениксами – это было их последнее благое деяние. Но кто знает? Вы же встретили в лесу драконо подобных созданий, а по древним легендам они правили миром и обладали непостижимо высоким уровнем интеллекта, если, конечно, благородные господа понимают слово «интеллект».
— Понимают, будь уверен, – заверил Адренс, — но я так понимаю, что всё уже решено. Когда начнём зачистку?
— Завтра после полудня, – предложил Конер.
— Отлично, – согласился Ульфрик. — Я рано утром отправлю пару разведчиков – не люблю неизвестности.
— Я тоже, – кивнул, Адренс. — Завтра два наших ордена вновь встанут плечом к плечу во славу правого дела. Но именно завтра, так что, если никто не возражает – я пошёл спать.
— Иди, – усмехнулся Конер. — Да принесут наши клинки нам победу.
— Да принесут наши клинки нам победу, – согласился Ульфрик, покидая шатёр совещаний…
***
— Адренс, когда ты говорил, что пошлёшь разведчиков, я предполагал, что ты пошлёшь разведчиков, а не пойдёшь в разведку сам, – проворчал Конер, натягивая на ходу брюки. – И тебя учили, что нужно постучаться, а уж потом заходить?
Проспавший всю ночь в большом, богато-вышитом шатре, Адренс Аксидор, обнаружил друга в маленьком, но уютном домике смотрителя. Однако Конер был там не один: в обнимку с мерно посапывающим королём лежала Далия. Простыня была сброшена на пол, и Адренс поймал себя на том, что пытается угадать, что послужило этому причиной – страсть, жара, или и то и другое?
Пока Конер одевался, Далия быстро подобрала с пола и закуталась в простыню, и теперь смущённо поглядывала на усмехающегося Аксидора. Тот же к своему удивлению заметил, что ревнует девушку к другу, но быстро отогнал эти мысли.
— Я думаю, что с разведчиками нужно послать человека, э-э-э, обладающего некоторыми силами – ответил Адренс, выходя из дома.
Конер наконец-то справился с заклёпками на одежде и последовал за другом наружу.
На Адренсе были крепкие кожаные штаны и лёгкая кольчуга из нандальской стали, которую он взял из королевского арсенала в замен изорванной в битве с драконицей. Остроконечный шлем с полумаской защищал голову и верхнюю часть лица, а в ножнах покоился простой, но острый как бритва короткий клинок.
— Я так понял, под человеком обладающим, как ты там выразился? Силами? Ты имеешь себя самого.
— Ты правильно понял, — кивнул Адренс, кивком приветствуя других разведчиков.
— А можно была предупредить заранее? Я иду с тобой – заключил Конер.
— Ты один раз уже сходил, – парировал Аксидор. – Больше не надо.
— И всё-таки – мог бы пойти кто-то другой. Мы ведь понятия не имеем, что там обитает в этих шахтах! А идти без разведки – чистое самоубийство!
— Вот и я о том же, Конер, я обсудил это с твоим новым другом – Элафиасом, он согласен с тем, что мне нужно пойти с разведчиками. Твой дар экзарха – владение мечом, мой – магией, в тёмных пещерах меч может не спасти, а у меня будут силы защитить моих людей от неожиданной атаки. До того, как тебя разбудить я смог убедить Дайрона и Ульфрика, так что я иду и точка! Может быть, мы и не вернёмся, но Остаганорцы в меру благородны. Наше самопожертвование послужит вам ценой, за проход в горы. Удачи!
— И тебе, друг, – вздохнул Конер.
Больше в этой жизни они не встречались…

***
Адренс смахнул пот со лба – в шахтах было невыносимо жарко, и он уже начинал завидовать одному из сопровождавших его паладинов – тот наплевал на доспехи и спустился по пояс обнажённым, в руках сжимал секиру и себе под нос напевал пошлую песенку. Адренс вспомнил его – этот усатый громадный паладин явился на смотр совершенно голым, дав повод фрейлине грохнуться в обморок.
Трое других сопровождавших принадлежали к ордену Пегаса и к спуску подготовились куда основательней: каждый облачён в сверкающие во тьме латы, в руках стальные мечи, за спины переброшены небольшие щиты.
Спуску, казалось, не будет конца. Адренс не мог определить, сколько же на самом деле времени прошло: час? Два? Дни? Недели? – Казалось, что шахтам чуждо само понятие времени.
Сталактиты, сталагмиты, «разгрызенные» кирками стены ходов, заканчивающихся тупиками – от всего этого начинала кружиться голова. Изредка попадались испуганные, полусумасшедшие шахтёры — нужда не позволила им покинуть работу. Встречались и обезумевшие солдаты, один даже бросился на них с мечом – Адренсу пришлось зарубить его.
— И где монстры? – поинтересовался «Усач», так про себя Адренс назвал полуголого паладина.
— Где угодно, – пожал плечами один из Пегасов.– Может уже наблюдают за нами и размышляют, что мы не вкусные, все в железных скорлупках, четвёртого ещё можно разгрызть, а вот этого, самого сочного и вкусногосъесть нам не составит труда.
Своды пещеры содрогнулись от гогота четырёх глоток, спустя пару мгновений к ним присоединился и Адренс – к его облегчению, паладины не теряли присутствия духа.
— Ладно, ладно, братцы, — поднял руку Адренс. – Посмеялись – и хватит.
— Да успокойся ты, — хлопнул рукой по его плечу остроумный «Пегас». – Чего тут может быть страшного?
И тут же затих – их осталось четверо – один из Пегасов бесследно исчез: ещё пару мгновений назад он был рядом, смеялся с ними, а теперь его нигде не было.
Веселье как рукой сняло. Адренс извлёк клинок из ножен, остальные уж были готовы к бою.
Второй «Пегас» звал друга по имени, и эхо разносило его слова по пещере.
Вдруг потная волосатая ладонь зажала ему рот:
— Ты что, всех нас погубить хочешь? – шёпотом поинтересовался «Усач».
— Сзади – предупредил Адренс.
С невероятной для такого гиганта ловкостью «Усач» развернулся и разрубил нападавшего секирой на две части.
Это был пропавший «Пегас», верней то, что когда то было паладином этого ордена: полуистлевший, с неестественно выпученными глазами и выпирающими изо рта длинными жёлтыми клыками. Все эти изменения произошли с несчастным рыцарем всего за пару минут.
— Так и знал, что рудники – ловушка, – вздохнул Адренс.
Спустя мгновение всем четверым пришлось закружиться в умопомрачительном танце смерти.
***
Всё кончилось так же внезапно, как и началось.
Обессилевший Адренс прислонился к стене, рядом хрипел «Усач» — оба «Пегаса» не пережили сражение с неподдающимися описанию монстрами, в узких пещерах большую роль играла ловкость и увёртливость, а тяжелый доспех только мешал им.
— И что будем делать? – поинтересовался паладин, баюкая окровавленную левую руку.
— Что угодно, но только не ждать притока новых тварей – мы и так их нарубили тысячи две, не меньше, — ответил Аксидор. – Давай ка, осмотрим повнимательней это место.
Прорываясь через полчища безумных врагов, они сами не заметили, как оказались в каком-то храме, вероятно, некогда замурованном, но вновь открытом кем-то из шахтёров.
— Готовь поклясться всеми женщинами, что побывали со мной на сеновале – нашествие чудищ как-то связано с этим храмом – прорычал «Усач», щедро орошая мозаичный пол кровью из раненой руки.
Адренс молча подошёл к нему, провёл указательным пальцем правой руки вдоль раны, и спустя мгновение кровотечение остановилось, а края раны медленно стянулись.
— Спасибо, — кивнул паладин. – А то я всё думал: как же мне орудовать секирой одной рукой?
Аксидор кисло улыбнулся и жестом поманил «Усача» вглубь подземного сооружения.
Щелчок пальцев и стены осветились огнём тысяч факелов – храм напоминал длинную извивающуюся змею: узкие коридоры причудливо изгибались, казалось, что за каждым поворотом притаилась очередная тварь, но это были лишь страхи – храм был совершенно пуст.
— И что будем здесь искать? — поинтересовался паладин, шагая по ядовито-зелёному полу.
— Ответы, — коротко ответил Адренс, внимательно осматривая изгибы стен, покрытых надписями на непонятном языке.
— Интересно?
— Нет, — признался Аксидор. – Мне не известен этот язык, но при этом текст выглядит знакомым, но вот я не пойму, где бы мог его видеть.
— А кому посвящён этот храм, вы разобрались?
— Я не могу понять, но храм выглядит древним, возможно ещё эпохи Истинных Фениксов.
— Нет, нет, — запротестовал «Усач». – Не хочу я ничего слышать о Фениксах. Пока вас не было, леди Далия дала нам несколько уроков истории.
— Она любит донимать людей – улыбнулся Адренс, замечая, что становится светлее.
Паладин тоже это заметил, и путники зашагали быстрее, надеясь поскорей обнаружить выход – возвращаться старым путём им не хотелось.
Но их ожидало нечто другое: огромный зал, стены из изумрудов, пол – рубинов, потолок – бриллиантов. На сияющем всеми цветами радуги троне восседал рыжеволосый юноша с пустыми глазами
— Значит, ты всё-таки вернулся, отец – вздохнул он.
И тело Адренса охватило беспощадное пламя…

Глава 8

Мышцы наливались свинцом, пот катил градом по телу, но он продолжал работать мотыгой – хозяин хорошо платил за работу. Наконец-то будет, чем накормить жену и сына.
Когда-то он бил зажиточным крестьянином, имел десять человек прислуги, двадцать коз, трёх лошадей, полсотни кур и уток, но эти времена давно прошли. Война опустошила эти земли, он потерял всё, кроме семьи. И поэтому он был счастлив – он знал, что вернувшись домой получит горячую похлёбку из нежных рук Веспилии, а Сандер будет рассказывать о своих любовных похождениях. Парню всего десять, но уже стал таким же сердцеедом, как и его отец.
Постойте, он никогда особо не добивался внимания женщин, а мотыге предпочитал меч. Он крестьянин, но в войне разбирается лучше, чем в капусте. Что же с ним случилось? Кто он такой?
Не успел он об этом подумать, как усталость и жара дали своё – схватившись за грудь он рухнул на землю и тихо скончался от сердечного приступа.
***
Над ним возвышалась горделивая белокаменная крепость. Верней она когда-то была белокаменной, но сейчас первые две линии стен были обрушены, а сама крепость пылала пожиравшим камень волшебным огнём.
— За мной! – проорал он своему взводу, обнажая зазубренный клинок.
Его люди последовали примеру сотника и с криком понеслись к стенам, вливаясь в поток сотен тысяч людей, идущих на штурм.
Осталась лишь одна линия укреплённых стен и защитники не собирались сдавать её без боя. Повсюду плясал огонь, земля была красная от крови, сотни осадных лестниц падали на землю, увлекая за собой тысячи отчаянно вопящих людей.
Он ворвался в пробитые тараном ворота, умелым ударом зарубил знаменосца и перерубил знамя. Раздался торжествующий крик. Он и его люди беспощадно рубили врагов, во все стороны летели части доспехов, осколки клинков и окровавленные конечности.
Мощно протрубил рог: последние защитники, отряд королевских рыцарей, покинули крепость и их клин врезался в нестройные ряды осаждавших, в отчаянной попытке вырваться из окружения и искать укрытия в других крепостях.
Но кому, как не ему знать, что убийство короля Готмигора даст мощный толчок к его продвижению по военной иерархии? Издав боевой клич, он бросился в гущу врагов, кроша черепа, трофейной булавой. Зашёл за спину вражескому королю, отнимавшему жизнь то у одного, то у другого благородного рыцаря, и одним мощным удар снёс ему голову. Тело венценосца рухнуло на землю, к ногам сотника скатился окровавленный шар. Высоко подняв голову Готмигора, чтобы всем было видно, он победно завопил. Деморализованные враги в большинстве своём бросали оружие на землю, сдаваясь на милость победителю. Но некоторые продолжили бой, дорого отдавая свои жизни.
— Наконец мне дадут рыцарский титлу, — улыбнулся сотник и тут же повалился на землю.
Из горла торчали оперённые стрелы…
***
Он был главарём банды, наводящей ужас на эти земли. Местные лорды были слишком заняты междоусобной войной, чтобы обращать внимание на шайку злобных дезертиров.
Селению пришёл конец – все мужчины были мертвы, детей, а также нескольких молоденьких женщин связали и свели к центру поселения – работорговцы дадут неплохие деньги за них. Остальные женщины стали добычей его парней – пусть развлекаются.
Прямо на его глазах рослый черноволосый парень раздевал девчушку лет двенадцати, утверждая, что ей давно пора стать женщиной.
Что-то щёлкнуло в его голове, и он пинком отбросил от девочки бандита:
— Детей не трогать, — прорычал он.
Парень нащупал в сапогах кривой кинжал и метнул его. Лезвие глубоко вошло в сердце. Грузное тело упало рядом с девчушкой, забрызгав её кровью – она истошно завизжала, подбежала к парню и бросилась ему на шею.
***
Он был живой игрушкой королевской дочери, обязанный выполнять все её прихоти. Однажды она потребовала от него того, что выходило за рамки дозволенного. Он отказался. На следующий день его повесили, обвинив в государственной измене.
***
Он был престарелым королём. За пиршественным столом собрались тысячи и тысячи гостей. Он подмигнул бледной как мел невесте – молодую принцессу выдали за старого, но грозного соседа из соображений безопасности, и она с презрением смотрела на него.
— Ничего, — улыбнулся он, потягивая вино из золотого кубка. – Сегодня ночью я проучу тебя, милашка.
Мысли казались чужими, но он не обращал на это внимание – проблема была в алкоголе. Вдруг живот скрутило и его обильно вырвало прямо на расшитую серебром скатерть. Спустя мгновение бездыханное тело сползло под стол – яд действовал на удивление быстро.
На следующее утро принцессу сожгли на костре, как ведьму, но ему было уже всеравно.
***
Он был пекарем, с бодуна сгоревшим в собственной печи. Он был купцом, убитым подосланным конкурентами наёмным убийцей. Он был молоденьким пажом, которого укусила змея и через трое суток он умер. Он был храбрым рыцарем, погибшем на турнире из-за грязных приёмов конкурента. Он был, ребёнком, утонувшим в реке. Он был стражником, он был бароном, он был кузнецом – тысячи жизней, тысячи смертей.
— Кто ты? – спросил голос.
— Не помню.
— Откуда ты?
— Не знаю.
— Как ты здесь оказался?
— Не понимаю.
— Что ты вообще такое?
— Я – всё, я – ничто, я пришёл из неоткуда и уйду в некуда. Я – лорд Адренс Аксидор – Истинный Феникс…
***
— Мать моя, похоже, Адренс Аксидор мёртв, – вздохнула та, что приняла тело Агнессы.
— Да, я это почувствовала, — согласилась Лили, поправляя причёску и наводя макияж – предстояла встреча с важными гостями из двух соседних королевств и она не собиралась ударить в грязь лицом. – Я так понимаю, он полез в рудники и натолкнулся на нашего безумного собрата? Увы, мальчик при появлении в округе сильного мага принимает его за своего отца. С печальными последствиями для самого мага. Значит, придётся ждать ещё пару тысяч лет до появления равного по силе Адренсу. Жаль, очень и очень жаль, но я достаточна терпелива.
— Послушайте, мать моя: странна была смерть его: он и мёртв, и жив. Похоже, он попал в мир мёртвых, как живой, хоть и погиб, но выжил.
— Не говори стихами – у тебя плохо получается, — прервала Лили, наводя макияж. – Я знаю, насколько велики твои силы, но только в паре с ним вы сможете исполнить свою миссию. Так что ты почувствовала?
— Он оказался в мире мёртвых, но я всё ещё чувствую его присутствие в мире живых. Похоже, его ещё можно вернуть, он и сам старался вернуться, но у него не вышло.
— Старался вернуться? Как? — удивилась Лили, помада в руках дёрнулась, оставляя красные полосы на лице. Девушка щёлкнула пальцами, и полосы исчезли. – Хотя неважно, главное верни – я сомневаюсь, что равный ему по силам появится в ближайшую сотню тысяч лет – для меня оно подобно мгновению, но всё же, Катерина, верни его! Да правит огонь надежды этим миром!
— Я сделаю всё, что в моих силах, мать моя – поклонилась рыжеволосая. — Да правит огонь надежды этим миром!
Выходя из зала, она на мгновение обернулась:
— И ещё, мать моя: мне кажется что он – один из нас. Он – Истинный Феникс.
— Я знаю – откликнулась Лили. И, подождав пока приёмная дочь выйдет, добавила. – Только не пойму, каким образом он им стал…
***
— Ну и долго мы здесь валяться будем?
Он медленно открыл глаза, но прошло немного времени, прежде чем они привыкли к яркому искусственному свету: над ним склонился низенький человек в жёлтом камзоле с тростью в левой руке. Свет сотен керосиновых ламп освещал своды гигантской, возможно, бесконечной пещеры, у которой, казалось, нет «потолка»:
— Где я? – помотал головой он, окончательно приходя в себя и поднимаясь на ноги.
— Ну ты даёшь! – хмыкнул его собеседник. – Испил водички, покатался на лодке, а теперь спрашивает: «Где я». Ты умер, брат. Умер. А может погиб. Нет разницы. Поищи в кармане своих штанов или под кольчугой – там должна быть бумагас твоимименем и причиной смерти.
— Имя то своё я помню: Адренс Аксидор, а вот о смерти… ты уверен, что я умер?
— Конечно, не первый год здесь работаю – сам когда-то не поверил, что умер. Жёнка траванула, за то, что её любовника избил. Ну, да теперь она сама на Том, пардон, на Этом свете, так что всё нормально. Ну, ты конечно странная личность – даже имя запомнил. Ну, и странная.
Адренс покачал головой, стараясь вспомнить – не пил ли он вчера алкоголя, и если пил – то что. Ничего не вспомнив, он пошарил в штанах и действительно нашёл листок, вытащил его и молча протянул человеку.
— Ну, это ещё что? – удивился тот. – По этому документу у вас как минимум сотня имён и столько же смертей. Как вы сказали, вас на самом деле зовут?
— Адренс Аксидор.
— Ну надо же, причина смерти для этого имени не указана. А кем были при жизни?
— Советником при короле, да магистром ордена паладинов – пожал плечами Адренс, стараясь повнимательней осмотреть пещеру: в десятках метров от него пролегала темноводная быстробегущая подземная река, на едва различимом противоположном береге толпились тысячи людей, но только маленькая лодка на двоих человек с мрачным одноглазым лодочником могла их переправить на этот берег. Керосиновые лампы, первое, что он приметил, висели прямо в воздухе. В отдалении виднелся величественный город с высокими башнями и горделивыми замками, выстроенными прямо вокруг мощных высоких каменных стен – всё это представляло довольно странную картину, но…
Его раздумья вновь прервал «нукающий» человечек:
— Ну, значит вы рыцарь? Таких у нас мало осталось. Все спускаются в нижние пещеры, где и находят Забвение – лучше вам не знать о нём, но говорят, что если победить это, ну, Забвение, то можно получить вторую жизнь! Ну, это всё глупости. Вы мне вот что скажите – драться умеете?
— Да, — кивнул сбитый с толку Адренс. – А что?
— Ну, местная знать устроила рыцарский турнир. Не хотите поучаствовать?
— Это глупо: я умер, сбит с толку, полон священной ярости, но при этом спокоен как мифический слон, и меня приглашают поучаствовать в турнире. Всё это настолько странно, настолько абсурдно, что я согласен участвовать.
— Ну, я рад, очень рад. К тому же наш турнир посетила прекрасная госпожа с поверхности, неотразимая леди Далия…
***
— Ну, я совсем забыл представиться, — весело объявил его сопровождающий, наблюдая, как Адренс роется в грудах роскошной брони и оружие сваленных на полу оружейной. Аксидора без вопросов пропустили в невысокое здание на краю города, но посоветовали поторапливаться – турнир должен был начаться через час.
— И как тебя зовут? – поинтересовался Адренс, стягивая оплавившуюся кольчугу и выбрасывая искорёженный огнём меч.
— Систет Нуизар, — гордо произнёс человечек, похлопывая своё полное пузо. – Ну, я понимаю, почему ты такой неразговорчивый: смерть – это большой стресс. Ты только не переживай, будь спокоен. Ты спокоен?
— Как бык, — холодно улыбнулся Адренс. – Перед носом которого машут красной тряпкой.
— Ну а по тебе не видно, — озадаченно произнёс Систем, переходя на «ты» и примеряя огранённый бриллиантами шлем-шишак. Выглядел он забавно. Сползшая на мгновение с его лица улыбка вернулась вновь. – Ну, я знаю, что ты покажешь всем на турнире! Ты выглядишь физически слабым, ну я то знаю, что ты храбрый и умелый воин.
— Не такой, как один мой друг, — улыбка на лице Аксидора стала теплей. – А как часто леди Далия здесь появляется?
— Да каждый день, — пожал плечами Нуизар. – Но турниры проводятся редко – рыцари собираются со всего Подземного мира. Ну, он ведь, ну мир то бишь, куда больше, чем тот, откуда мы родом. Наверное, даже под Восточными горами и Западным океаном проходит.
— Вернёмся к Далии, — взмахом руки прервал Адренс, примеряя лёгкий простой, но невероятно искусный чёрный как смоль доспех. – Хм, можешь застегнуть?
— Ну да, да, конечно. Так что вас в леди Далии интересовало?
— Это темноволосая сногсшибательная женщина, которая любит, чтобы её носили на руках? И как она сюда попадает?
— Да, да – это она. Но, чтобы носить её? Ну разве найдутся те, кто даже посмеет дотронуться до этого божественного создания. Хотя я…
— Ладно, ладно, успокойся. Как она сюда попадает?
— Ну, говорят, что это её дар – осознанно ходить во сне по этому миру.
— Опять магия, — буркнул Адренс, вкладывая в огранённые рубинами ножны два достаточно длинных клинка. Один, казалось, пылал огнём, от второго веяло зимней стужей.
— Ну, славное оружие, — заметил Систет, оглядывая клинки взглядом эксперта. – Я при жизни в клинках разбирался – хобби богатого человека – от папани злато досталось.
— В клинки вплетены нити магии – не люблю я её. Хоть при жизни и был магом. Ладно, — вздохнул валидорец, водружая на голову черный, под стать доспеху, шлем, выполненный в виде волчьей морды, — Придётся пользоваться такими, какие есть.
— Ты позволишь мне быть твоим герольдом? – поинтересовался Систет, преданно заглядывая в скрытые под шлемом глаза. – У меня есть некоторый опыт.
— Валяй, — равнодушно пожал плечами Аксидор, выходя за новым другом из здания.
— Тогда нам нужно какое-нибудь звучное имя, ведь на турнире все до конца выступают инкогнито. Ну, не удивляйся, я знаю такие умные слова. Ну и девиз, само собой нужен. Есть идеи?
— А пуская меня знают под именем «Сэр Гордый Феникс», — улыбнулся Адренс. – А лозунг… что-то вроде: «Феникс – птица гордая, тронешь – заклюёт».
— Это точно произведёт впечатления – усмехнулся Систет, забывая добавить коронное «ну», и два мёртвых путника зашагали на встречу со своей судьбой.
***
Попав в город, они первым делом отправились в стойла, что приобрести одного из специально приготовленных для турнира коней. Похоже, лошади попадали в Подземный мир таким же путём, что и люди. Взгляд Адренса сразу же пал на крепкого вороного жеребца, которого уже облачили в тёмно-серую броню. Бросив смотрителю стойл пару золотых монет, Систет вывел коня на улицу и был вынужден временно попрощаться с Адренсом: следовало подать заявку на участие, проверить коня и узнать расписание турнира.
Аксидор, пожелав удачи новому другу, быстро зашагал по людным улочкам мира мёртвых. Все спешили на турнир и были рады пропустить одного из его участников.
Найти нужное место не составило труда: амфитеатр, выложенный из идеального белого мрамора, возвышался над всеми постройками в городе, над всеми дворцами и замками в окрестностях, и мог вместить миллионы людей. Адренсу стало не по себе – он никогда не любил быть в центре внимания.
В яму арены его пропустили без вопросов, и минуту спустя он оказался в окружение закованных в латы рыцарей и бегающих туда-сюда слуг и герольдов. На него не обращали внимания, все были очень заняты, и только Адренсу нечего было делать.
Прислонившись в стене, в отдалённом от людской суеты коридоре, он закрыл глаза и тихо напевал известную валидорскую песенку, стараясь собраться с мыслями и ещё раз осознать всё происходящее.
— Не помешаю?
Адренс открыл глаза: перед ним стоял высокий стройный рыцарь, как и он, облачённые в лёгкий доспех, а не тяжёлые латы. Только доспехи имели золотистый окрас, а нечёрный. Шлем был сплющен к верху, а лицо скрывала кольчужная маска, с прорезью для глаз и рта:
— Так не помешаю? – повторил рыцарь звонким бархатным голосом.
— Нет, покачал головой Аксидор.
-Не любите людных мест, как я посмотрю. Недавно здесь?
— Второй или третий час, — пожал плечами валидорец. – Вот скучно стало, в турнир записался.
— Удивительные слова от человека, который только что умер, – усмехнулся рыцарь. – Но к постоянному столпотворению народа скоро привыкнете. Надеюсь, вы знаете правила турнира?
— Не совсем, — признался Аксидор. Вообще-то у него не было желания заводить разговор, но про турнир стоило послушать.
— Всё просто: два правила – не пользоваться магией, но можно использовать магическое оружие и броню. И второе: больше никаких правил — здесь тебе не мир живых – руби и кромсай как умеешь, всеравно убить не сможешь. Весь турнир делится на несколько частей: вводный в виде командного состязания двух команд, бой на мечах, сражение три на три, и конные поединки с копьём. Думаю, запомнить легко.
— Угу, но я не привык разговаривать с людьми, которых не знаю по имени. Хотя бы по вымышленному.
— А, ну с этим без проблем: Сэр Гуляй Дракон к вашим услугам. А вы?
— Сэр Гордый Феникс к вашим услугам, — ответил Аксидор, ещё раз проверяя, насколько легко извлекаются из ножен клинки.
— Хорошее оружие, – заметил Гуляй Дракон. – Ох! Кажется, гонг звенит, призывая нас на арену для показательного боя, а мне нужно ещё клинок и щит отобрать у пьяного герольда. Так что удачи! Может, ещё как-нибудь встретимся.
— Удачи! – пожелал Адренс, радуясь, что рыцарь покинул его – что-то в нём было странное, а неизвестности Аксидор не любил…
***
На входе арены амфитеатра его встретил Систет, быстро вручил Адренсу жёлтый плащ, по которому его относили к жёлтой команде, и, пожелав удачи, убежал, как он выразился «прочищать горло». Участников турнира объявляли после показательного боя, поэтому у Нуизара было время подготовиться… во всех смыслах этого слова.
Сотни рыцарей по разные концы амфитеатра выстроились в две шеренги жёлтых и синих плащей.
Толпа на трибунах бурлила, улюлюкала, повсюду гудела в рожки – в общем, всем своим видом выражала свою жизнерадостность, что сильно контрастировало с тем, что все на трибунах были давно уже мертвы.
Адренс, заняв своё место между грузным закованным в сияющие латы рыцарем со здоровым двуручным мечом и невеличкой, в тёмно-зелёных усеянных шипами доспехах, поежился – удивительно, но даже в мире мёртвых он умудрился замёрзнуть.
— Дамы и господа! – магически усиленным голосом объявил распорядитель турниров с парящей над амфитеатром башни, вызвав фурор в северной части трибуны. – Дорогие мои мёртвые Фениксы и Драконы – шумиха в южной части. – Прекрасные Светящие, прекратившие светить! – со стороны западной трибуны полились потоки невероятно яркого света. – А также наши немногословные, но столь же желанные гости в лице Падших Драконов и малого количества нормально умерших Истинных Фениксов! – с восточной стороны на мгновение появился образ огненной птицы. – Сегодня мы собрались, чтобы определить самого сильного, бесстрашного и умелого рыцаря мира мёртвых!! Как и сто лет назад, со дня последнего Великого Турнира, желающих показать свою удаль не уменьшилось!!! Если нет каких-то глупых ошибок, а их, само собой нет, то мы можем поприветствовать триста двадцать храбрейших рыцарей всего Подземного Мира!!!!! – трибуна взревела, тысячи небесных свечей погасли, уступив место небольшому Солнцу, залившему амфитеатр мягким приятным глазу светом — похоже, что не обошлось без Светящих. – «Почему так мало?» Удивятся многие из тех, кто присоединился к нам совсем недавно. Так ведь это храбрейшие из храбрейших, а не всякая шушера! Только те, кто был допущен нашими невидимыми стражами к участию в этом турнире!!! Так чего мы ждём?!!! Пусть наши рыцари продемонстрируют умение махать клинком, молотом, кувалдой и прочим средством вышибания мозгов!!! Пусть начнётся показательный бой!!!!!!!
Две цветные волны устремились на встречу друг другу…
***
Сорок шагов. Ровно столько отсчитал Адренс, прежде чем «жёлтые» не ворвались в ряды «синих». Серией быстрых ударов он обезоружил гиганта в буро-зелёных доспехах в рогатом шлеме и без раздумий снёс ему башку. Из агонизирующего тела фонтаном взметнулась кровь – неожиданно! Но, попадая на чёрные доспехи, кровь попросту растворялась в них, не оставляя пятен.
Рядом рухнул невеличка – шипы подвели удар прямо под шею. Его противник в гладких тёмно-красных доспехах бросился на Адренса. Удар. Аксидор парировал «морозным» клинком и атаковал «огненным». Извергающий пламя меч прорезал тяжёлый щит противник, будто был сделан из воска, но «кроваво-красный» вовремя его выбросил, и отскочил, готовясь нанести смертельный удар потерявшему равновесие Аксидору, выронившему торчавший в щите «огненный» меч. Отскочил, чтобы быть пронзённым золотым клинком, принадлежавшим такой же золотой фигуре.
Адренс узнал Гуляй Дракона.
— Я же говорил, что ещё встретимся, — усмехнулся тот, возвращая Аксидору его оружие.
— Я у тебя к долгу – сквозь шлем незаметно улыбнулся Адренс — отношение к Гуляй Дракону стало резко меняться. – Только нас маловато осталось.
Жёлтых, действительно, осталось мало – синие выдержали первый удар и начали контратаку, сминая ряды оппонентов. Повсюду в окровавленном песке блестели идеально чистые жёлтые плащи. Синие там тоже было, но куда в меньшем количестве.
— Спина к спине? – предложил Аксидор.
— А давай, пускай попляшут, согреются, а то, небось, замёрзли.
Стоя спиной к спине два рыцаря отражали атаку за атакой – от их клинков клинков пал не один десяток синих рыцарей, прежде чем на них не обратил внимание колосс, по другому сложно описать этого человека, в грубых но невероятно крепких жёлто-зелёных доспехах и шлемом в виде головы летучей мыши. В сильных мускулистых руках рыцарь сжимал здоровенный цеп с круглым шипованным концом, способным проломить даже самую прочную броню.
— С этим придётся поиграть – весело заметил Гуляй Дракон, прежде чем им пришлось броситься в рассыпную, избегая удара смертоносного оружия. Шипованный шар, глухо бухнувшись в песок, проделал в нём глубокую колею, прежде чем оружие вновь оказалось в руках владельцах.
Два рыцаря атаковали одновременно, не давая гиганту опомниться, но клинки не могли пробить его броню. Вновь пришлось уклоняться. Замахнувшись для нового удара, гигант случайно расплющил шлем пробегающего мимо «жёлтого», тот с воем рухнул на землю и спустя пару мгновение затих.
Противник атаковал вновь, но рыцарям опять удалось увернуться, попутно прирезав по паре «синих»
Тогда гигант поменял тактику: размахивая цепом вокруг головы, он не стал гоняться за двумя «зайцами», а сконцентрировался на Адренсе. С непозволительно высокой для такой грузной фигуры скоростью, колосс бросился в сторону Аксидора, сминая и своих, и чужих, пока тот не оказался прижат к стене – отступать было некуда. Последовавший удар отшвырнул Адренса в сторону, но стоило тому подняться, как подоспевший противник пинком вновь отправил Аксидора в нокаут, склонился над ним, ухватил за горло и стал медленно сжимать хватку.
Его доспехи давали идеальную защиту, если не считать одной мелочи – стоило колоссу склониться над Адренсом, как между шлемом и доспехами сзади появился небольшой зазор. Этим и воспользовался Гуляй Дракон: пока колосс был занят Аксидором, он зашёл со спины и, повиснув у врага на шее, загнал клинок в зазор. Противник оглушил своим ревом окружающих, рывком сбросил Гуляй Дракона на отвердевший от крови песок, но тот успел извлечь клинок из раны. Колосс забился в конвульсиях, рухнул на землю и спустя несколько мгновений скончался.
Рыцарь в золотистых доспехах протянул руку Аксидору, помогая тому подняться.
Громкий звон гонга возместил об окончание показательного боя. «Погибшие» начали потихоньку оживать, подбирать оружие и покидать арену. Вновь над амфитеатром загремел голос распорядителя:
— В показательном бою, умудрившись завалить нашего добродушного, известного по прошлым турнирам Сэра Шекбальда Пузолома, победила жёлтая команда!!! Им даётся день для отдыха и подготовки, в то время как «синие» продолжат развлекать нас уже через час!!! Не расходитесь дамы и господа!!!! Впереди всё самое интересное!!!!!

Мышцы наливались свинцом, пот катил градом по телу, но он продолжал работать мотыгой – хозяин хорошо платил за работу. Наконец-то будет, чем накормить жену и сына.
Когда-то он бил зажиточным крестьянином, имел десять человек прислуги, двадцать коз, трёх лошадей, полсотни кур и уток, но эти времена давно прошли. Война опустошила эти земли, он потерял всё, кроме семьи. И поэтому он был счастлив – он знал, что вернувшись домой получит горячую похлёбку из нежных рук Веспилии, а Сандер будет рассказывать о своих любовных похождениях. Парню всего десять, но уже стал таким же сердцеедом, как и его отец.
Постойте, он никогда особо не добивался внимания женщин, а мотыге предпочитал меч. Он крестьянин, но в войне разбирается лучше, чем в капусте. Что же с ним случилось? Кто он такой?
Не успел он об этом подумать, как усталость и жара дали своё – схватившись за грудь он рухнул на землю и тихо скончался от сердечного приступа.
***
Над ним возвышалась горделивая белокаменная крепость. Верней она когда-то была белокаменной, но сейчас первые две линии стен были обрушены, а сама крепость пылала пожиравшим камень волшебным огнём.
— За мной! – проорал он своему взводу, обнажая зазубренный клинок.
Его люди последовали примеру сотника и с криком понеслись к стенам, вливаясь в поток сотен тысяч людей, идущих на штурм.
Осталась лишь одна линия укреплённых стен и защитники не собирались сдавать её без боя. Повсюду плясал огонь, земля была красная от крови, сотни осадных лестниц падали на землю, увлекая за собой тысячи отчаянно вопящих людей.
Он ворвался в пробитые тараном ворота, умелым ударом зарубил знаменосца и перерубил знамя. Раздался торжествующий крик. Он и его люди беспощадно рубили врагов, во все стороны летели части доспехов, осколки клинков и окровавленные конечности.
Мощно протрубил рог: последние защитники, отряд королевских рыцарей, покинули крепость и их клин врезался в нестройные ряды осаждавших, в отчаянной попытке вырваться из окружения и искать укрытия в других крепостях.
Но кому, как не ему знать, что убийство короля Готмигора даст мощный толчок к его продвижению по военной иерархии? Издав боевой клич, он бросился в гущу врагов, кроша черепа, трофейной булавой. Зашёл за спину вражескому королю, отнимавшему жизнь то у одного, то у другого благородного рыцаря, и одним мощным удар снёс ему голову. Тело венценосца рухнуло на землю, к ногам сотника скатился окровавленный шар. Высоко подняв голову Готмигора, чтобы всем было видно, он победно завопил. Деморализованные враги в большинстве своём бросали оружие на землю, сдаваясь на милость победителю. Но некоторые продолжили бой, дорого отдавая свои жизни.
— Наконец мне дадут рыцарский титлу, — улыбнулся сотник и тут же повалился на землю.
Из горла торчали оперённые стрелы…
***
Он был главарём банды, наводящей ужас на эти земли. Местные лорды были слишком заняты междоусобной войной, чтобы обращать внимание на шайку злобных дезертиров.
Селению пришёл конец – все мужчины были мертвы, детей, а также нескольких молоденьких женщин связали и свели к центру поселения – работорговцы дадут неплохие деньги за них. Остальные женщины стали добычей его парней – пусть развлекаются.
Прямо на его глазах рослый черноволосый парень раздевал девчушку лет двенадцати, утверждая, что ей давно пора стать женщиной.
Что-то щёлкнуло в его голове, и он пинком отбросил от девочки бандита:
— Детей не трогать, — прорычал он.
Парень нащупал в сапогах кривой кинжал и метнул его. Лезвие глубоко вошло в сердце. Грузное тело упало рядом с девчушкой, забрызгав её кровью – она истошно завизжала, подбежала к парню и бросилась ему на шею.
***
Он был живой игрушкой королевской дочери, обязанный выполнять все её прихоти. Однажды она потребовала от него того, что выходило за рамки дозволенного. Он отказался. На следующий день его повесили, обвинив в государственной измене.
***
Он был престарелым королём. За пиршественным столом собрались тысячи и тысячи гостей. Он подмигнул бледной как мел невесте – молодую принцессу выдали за старого, но грозного соседа из соображений безопасности, и она с презрением смотрела на него.
— Ничего, — улыбнулся он, потягивая вино из золотого кубка. – Сегодня ночью я проучу тебя, милашка.
Мысли казались чужими, но он не обращал на это внимание – проблема была в алкоголе. Вдруг живот скрутило и его обильно вырвало прямо на расшитую серебром скатерть. Спустя мгновение бездыханное тело сползло под стол – яд действовал на удивление быстро.
На следующее утро принцессу сожгли на костре, как ведьму, но ему было уже всеравно.
***
Он был пекарем, с бодуна сгоревшим в собственной печи. Он был купцом, убитым подосланным конкурентами наёмным убийцей. Он был молоденьким пажом, которого укусила змея и через трое суток он умер. Он был храбрым рыцарем, погибшем на турнире из-за грязных приёмов конкурента. Он был, ребёнком, утонувшим в реке. Он был стражником, он был бароном, он был кузнецом – тысячи жизней, тысячи смертей.
— Кто ты? – спросил голос.
— Не помню.
— Откуда ты?
— Не знаю.
— Как ты здесь оказался?
— Не понимаю.
— Что ты вообще такое?
— Я – всё, я – ничто, я пришёл из неоткуда и уйду в некуда. Я – лорд Адренс Аксидор – Истинный Феникс…
***
— Мать моя, похоже, Адренс Аксидор мёртв, – вздохнула та, что приняла тело Агнессы.
— Да, я это почувствовала, — согласилась Лили, поправляя причёску и наводя макияж – предстояла встреча с важными гостями из двух соседних королевств и она не собиралась ударить в грязь лицом. – Я так понимаю, он полез в рудники и натолкнулся на нашего безумного собрата? Увы, мальчик при появлении в округе сильного мага принимает его за своего отца. С печальными последствиями для самого мага. Значит, придётся ждать ещё пару тысяч лет до появления равного по силе Адренсу. Жаль, очень и очень жаль, но я достаточна терпелива.
— Послушайте, мать моя: странна была смерть его: он и мёртв, и жив. Похоже, он попал в мир мёртвых, как живой, хоть и погиб, но выжил.
— Не говори стихами – у тебя плохо получается, — прервала Лили, наводя макияж. – Я знаю, насколько велики твои силы, но только в паре с ним вы сможете исполнить свою миссию. Так что ты почувствовала?
— Он оказался в мире мёртвых, но я всё ещё чувствую его присутствие в мире живых. Похоже, его ещё можно вернуть, он и сам старался вернуться, но у него не вышло.
— Старался вернуться? Как? — удивилась Лили, помада в руках дёрнулась, оставляя красные полосы на лице. Девушка щёлкнула пальцами, и полосы исчезли. – Хотя неважно, главное верни – я сомневаюсь, что равный ему по силам появится в ближайшую сотню тысяч лет – для меня оно подобно мгновению, но всё же, Катерина, верни его! Да правит огонь надежды этим миром!
— Я сделаю всё, что в моих силах, мать моя – поклонилась рыжеволосая. — Да правит огонь надежды этим миром!
Выходя из зала, она на мгновение обернулась:
— И ещё, мать моя: мне кажется что он – один из нас. Он – Истинный Феникс.
— Я знаю – откликнулась Лили. И, подождав пока приёмная дочь выйдет, добавила. – Только не пойму, каким образом он им стал…
***
— Ну и долго мы здесь валяться будем?
Он медленно открыл глаза, но прошло немного времени, прежде чем они привыкли к яркому искусственному свету: над ним склонился низенький человек в жёлтом камзоле с тростью в левой руке. Свет сотен керосиновых ламп освещал своды гигантской, возможно, бесконечной пещеры, у которой, казалось, нет «потолка»:
— Где я? – помотал головой он, окончательно приходя в себя и поднимаясь на ноги.
— Ну ты даёшь! – хмыкнул его собеседник. – Испил водички, покатался на лодке, а теперь спрашивает: «Где я». Ты умер, брат. Умер. А может погиб. Нет разницы. Поищи в кармане своих штанов или под кольчугой – там должна быть бумагас твоимименем и причиной смерти.
— Имя то своё я помню: Адренс Аксидор, а вот о смерти… ты уверен, что я умер?
— Конечно, не первый год здесь работаю – сам когда-то не поверил, что умер. Жёнка траванула, за то, что её любовника избил. Ну, да теперь она сама на Том, пардон, на Этом свете, так что всё нормально. Ну, ты конечно странная личность – даже имя запомнил. Ну, и странная.
Адренс покачал головой, стараясь вспомнить – не пил ли он вчера алкоголя, и если пил – то что. Ничего не вспомнив, он пошарил в штанах и действительно нашёл листок, вытащил его и молча протянул человеку.
— Ну, это ещё что? – удивился тот. – По этому документу у вас как минимум сотня имён и столько же смертей. Как вы сказали, вас на самом деле зовут?
— Адренс Аксидор.
— Ну надо же, причина смерти для этого имени не указана. А кем были при жизни?
— Советником при короле, да магистром ордена паладинов – пожал плечами Адренс, стараясь повнимательней осмотреть пещеру: в десятках метров от него пролегала темноводная быстробегущая подземная река, на едва различимом противоположном береге толпились тысячи людей, но только маленькая лодка на двоих человек с мрачным одноглазым лодочником могла их переправить на этот берег. Керосиновые лампы, первое, что он приметил, висели прямо в воздухе. В отдалении виднелся величественный город с высокими башнями и горделивыми замками, выстроенными прямо вокруг мощных высоких каменных стен – всё это представляло довольно странную картину, но…
Его раздумья вновь прервал «нукающий» человечек:
— Ну, значит вы рыцарь? Таких у нас мало осталось. Все спускаются в нижние пещеры, где и находят Забвение – лучше вам не знать о нём, но говорят, что если победить это, ну, Забвение, то можно получить вторую жизнь! Ну, это всё глупости. Вы мне вот что скажите – драться умеете?
— Да, — кивнул сбитый с толку Адренс. – А что?
— Ну, местная знать устроила рыцарский турнир. Не хотите поучаствовать?
— Это глупо: я умер, сбит с толку, полон священной ярости, но при этом спокоен как мифический слон, и меня приглашают поучаствовать в турнире. Всё это настолько странно, настолько абсурдно, что я согласен участвовать.
— Ну, я рад, очень рад. К тому же наш турнир посетила прекрасная госпожа с поверхности, неотразимая леди Далия…
***
— Ну, я совсем забыл представиться, — весело объявил его сопровождающий, наблюдая, как Адренс роется в грудах роскошной брони и оружие сваленных на полу оружейной. Аксидора без вопросов пропустили в невысокое здание на краю города, но посоветовали поторапливаться – турнир должен был начаться через час.
— И как тебя зовут? – поинтересовался Адренс, стягивая оплавившуюся кольчугу и выбрасывая искорёженный огнём меч.
— Систет Нуизар, — гордо произнёс человечек, похлопывая своё полное пузо. – Ну, я понимаю, почему ты такой неразговорчивый: смерть – это большой стресс. Ты только не переживай, будь спокоен. Ты спокоен?
— Как бык, — холодно улыбнулся Адренс. – Перед носом которого машут красной тряпкой.
— Ну а по тебе не видно, — озадаченно произнёс Систем, переходя на «ты» и примеряя огранённый бриллиантами шлем-шишак. Выглядел он забавно. Сползшая на мгновение с его лица улыбка вернулась вновь. – Ну, я знаю, что ты покажешь всем на турнире! Ты выглядишь физически слабым, ну я то знаю, что ты храбрый и умелый воин.
— Не такой, как один мой друг, — улыбка на лице Аксидора стала теплей. – А как часто леди Далия здесь появляется?
— Да каждый день, — пожал плечами Нуизар. – Но турниры проводятся редко – рыцари собираются со всего Подземного мира. Ну, он ведь, ну мир то бишь, куда больше, чем тот, откуда мы родом. Наверное, даже под Восточными горами и Западным океаном проходит.
— Вернёмся к Далии, — взмахом руки прервал Адренс, примеряя лёгкий простой, но невероятно искусный чёрный как смоль доспех. – Хм, можешь застегнуть?
— Ну да, да, конечно. Так что вас в леди Далии интересовало?
— Это темноволосая сногсшибательная женщина, которая любит, чтобы её носили на руках? И как она сюда попадает?
— Да, да – это она. Но, чтобы носить её? Ну разве найдутся те, кто даже посмеет дотронуться до этого божественного создания. Хотя я…
— Ладно, ладно, успокойся. Как она сюда попадает?
— Ну, говорят, что это её дар – осознанно ходить во сне по этому миру.
— Опять магия, — буркнул Адренс, вкладывая в огранённые рубинами ножны два достаточно длинных клинка. Один, казалось, пылал огнём, от второго веяло зимней стужей.
— Ну, славное оружие, — заметил Систет, оглядывая клинки взглядом эксперта. – Я при жизни в клинках разбирался – хобби богатого человека – от папани злато досталось.
— В клинки вплетены нити магии – не люблю я её. Хоть при жизни и был магом. Ладно, — вздохнул валидорец, водружая на голову черный, под стать доспеху, шлем, выполненный в виде волчьей морды, — Придётся пользоваться такими, какие есть.
— Ты позволишь мне быть твоим герольдом? – поинтересовался Систет, преданно заглядывая в скрытые под шлемом глаза. – У меня есть некоторый опыт.
— Валяй, — равнодушно пожал плечами Аксидор, выходя за новым другом из здания.
— Тогда нам нужно какое-нибудь звучное имя, ведь на турнире все до конца выступают инкогнито. Ну, не удивляйся, я знаю такие умные слова. Ну и девиз, само собой нужен. Есть идеи?
— А пуская меня знают под именем «Сэр Гордый Феникс», — улыбнулся Адренс. – А лозунг… что-то вроде: «Феникс – птица гордая, тронешь – заклюёт».
— Это точно произведёт впечатления – усмехнулся Систет, забывая добавить коронное «ну», и два мёртвых путника зашагали на встречу со своей судьбой.
***
Попав в город, они первым делом отправились в стойла, что приобрести одного из специально приготовленных для турнира коней. Похоже, лошади попадали в Подземный мир таким же путём, что и люди. Взгляд Адренса сразу же пал на крепкого вороного жеребца, которого уже облачили в тёмно-серую броню. Бросив смотрителю стойл пару золотых монет, Систет вывел коня на улицу и был вынужден временно попрощаться с Адренсом: следовало подать заявку на участие, проверить коня и узнать расписание турнира.
Аксидор, пожелав удачи новому другу, быстро зашагал по людным улочкам мира мёртвых. Все спешили на турнир и были рады пропустить одного из его участников.
Найти нужное место не составило труда: амфитеатр, выложенный из идеального белого мрамора, возвышался над всеми постройками в городе, над всеми дворцами и замками в окрестностях, и мог вместить миллионы людей. Адренсу стало не по себе – он никогда не любил быть в центре внимания.
В яму арены его пропустили без вопросов, и минуту спустя он оказался в окружение закованных в латы рыцарей и бегающих туда-сюда слуг и герольдов. На него не обращали внимания, все были очень заняты, и только Адренсу нечего было делать.
Прислонившись в стене, в отдалённом от людской суеты коридоре, он закрыл глаза и тихо напевал известную валидорскую песенку, стараясь собраться с мыслями и ещё раз осознать всё происходящее.
— Не помешаю?
Адренс открыл глаза: перед ним стоял высокий стройный рыцарь, как и он, облачённые в лёгкий доспех, а не тяжёлые латы. Только доспехи имели золотистый окрас, а нечёрный. Шлем был сплющен к верху, а лицо скрывала кольчужная маска, с прорезью для глаз и рта:
— Так не помешаю? – повторил рыцарь звонким бархатным голосом.
— Нет, покачал головой Аксидор.
-Не любите людных мест, как я посмотрю. Недавно здесь?
— Второй или третий час, — пожал плечами валидорец. – Вот скучно стало, в турнир записался.
— Удивительные слова от человека, который только что умер, – усмехнулся рыцарь. – Но к постоянному столпотворению народа скоро привыкнете. Надеюсь, вы знаете правила турнира?
— Не совсем, — признался Аксидор. Вообще-то у него не было желания заводить разговор, но про турнир стоило послушать.
— Всё просто: два правила – не пользоваться магией, но можно использовать магическое оружие и броню. И второе: больше никаких правил — здесь тебе не мир живых – руби и кромсай как умеешь, всеравно убить не сможешь. Весь турнир делится на несколько частей: вводный в виде командного состязания двух команд, бой на мечах, сражение три на три, и конные поединки с копьём. Думаю, запомнить легко.
— Угу, но я не привык разговаривать с людьми, которых не знаю по имени. Хотя бы по вымышленному.
— А, ну с этим без проблем: Сэр Гуляй Дракон к вашим услугам. А вы?
— Сэр Гордый Феникс к вашим услугам, — ответил Аксидор, ещё раз проверяя, насколько легко извлекаются из ножен клинки.
— Хорошее оружие, – заметил Гуляй Дракон. – Ох! Кажется, гонг звенит, призывая нас на арену для показательного боя, а мне нужно ещё клинок и щит отобрать у пьяного герольда. Так что удачи! Может, ещё как-нибудь встретимся.
— Удачи! – пожелал Адренс, радуясь, что рыцарь покинул его – что-то в нём было странное, а неизвестности Аксидор не любил…
***
На входе арены амфитеатра его встретил Систет, быстро вручил Адренсу жёлтый плащ, по которому его относили к жёлтой команде, и, пожелав удачи, убежал, как он выразился «прочищать горло». Участников турнира объявляли после показательного боя, поэтому у Нуизара было время подготовиться… во всех смыслах этого слова.
Сотни рыцарей по разные концы амфитеатра выстроились в две шеренги жёлтых и синих плащей.
Толпа на трибунах бурлила, улюлюкала, повсюду гудела в рожки – в общем, всем своим видом выражала свою жизнерадостность, что сильно контрастировало с тем, что все на трибунах были давно уже мертвы.
Адренс, заняв своё место между грузным закованным в сияющие латы рыцарем со здоровым двуручным мечом и невеличкой, в тёмно-зелёных усеянных шипами доспехах, поежился – удивительно, но даже в мире мёртвых он умудрился замёрзнуть.
— Дамы и господа! – магически усиленным голосом объявил распорядитель турниров с парящей над амфитеатром башни, вызвав фурор в северной части трибуны. – Дорогие мои мёртвые Фениксы и Драконы – шумиха в южной части. – Прекрасные Светящие, прекратившие светить! – со стороны западной трибуны полились потоки невероятно яркого света. – А также наши немногословные, но столь же желанные гости в лице Падших Драконов и малого количества нормально умерших Истинных Фениксов! – с восточной стороны на мгновение появился образ огненной птицы. – Сегодня мы собрались, чтобы определить самого сильного, бесстрашного и умелого рыцаря мира мёртвых!! Как и сто лет назад, со дня последнего Великого Турнира, желающих показать свою удаль не уменьшилось!!! Если нет каких-то глупых ошибок, а их, само собой нет, то мы можем поприветствовать триста двадцать храбрейших рыцарей всего Подземного Мира!!!!! – трибуна взревела, тысячи небесных свечей погасли, уступив место небольшому Солнцу, залившему амфитеатр мягким приятным глазу светом — похоже, что не обошлось без Светящих. – «Почему так мало?» Удивятся многие из тех, кто присоединился к нам совсем недавно. Так ведь это храбрейшие из храбрейших, а не всякая шушера! Только те, кто был допущен нашими невидимыми стражами к участию в этом турнире!!! Так чего мы ждём?!!! Пусть наши рыцари продемонстрируют умение махать клинком, молотом, кувалдой и прочим средством вышибания мозгов!!! Пусть начнётся показательный бой!!!!!!!
Две цветные волны устремились на встречу друг другу…
***
Сорок шагов. Ровно столько отсчитал Адренс, прежде чем «жёлтые» не ворвались в ряды «синих». Серией быстрых ударов он обезоружил гиганта в буро-зелёных доспехах в рогатом шлеме и без раздумий снёс ему башку. Из агонизирующего тела фонтаном взметнулась кровь – неожиданно! Но, попадая на чёрные доспехи, кровь попросту растворялась в них, не оставляя пятен.
Рядом рухнул невеличка – шипы подвели удар прямо под шею. Его противник в гладких тёмно-красных доспехах бросился на Адренса. Удар. Аксидор парировал «морозным» клинком и атаковал «огненным». Извергающий пламя меч прорезал тяжёлый щит противник, будто был сделан из воска, но «кроваво-красный» вовремя его выбросил, и отскочил, готовясь нанести смертельный удар потерявшему равновесие Аксидору, выронившему торчавший в щите «огненный» меч. Отскочил, чтобы быть пронзённым золотым клинком, принадлежавшим такой же золотой фигуре.
Адренс узнал Гуляй Дракона.
— Я же говорил, что ещё встретимся, — усмехнулся тот, возвращая Аксидору его оружие.
— Я у тебя к долгу – сквозь шлем незаметно улыбнулся Адренс — отношение к Гуляй Дракону стало резко меняться. – Только нас маловато осталось.
Жёлтых, действительно, осталось мало – синие выдержали первый удар и начали контратаку, сминая ряды оппонентов. Повсюду в окровавленном песке блестели идеально чистые жёлтые плащи. Синие там тоже было, но куда в меньшем количестве.
— Спина к спине? – предложил Аксидор.
— А давай, пускай попляшут, согреются, а то, небось, замёрзли.
Стоя спиной к спине два рыцаря отражали атаку за атакой – от их клинков клинков пал не один десяток синих рыцарей, прежде чем на них не обратил внимание колосс, по другому сложно описать этого человека, в грубых но невероятно крепких жёлто-зелёных доспехах и шлемом в виде головы летучей мыши. В сильных мускулистых руках рыцарь сжимал здоровенный цеп с круглым шипованным концом, способным проломить даже самую прочную броню.
— С этим придётся поиграть – весело заметил Гуляй Дракон, прежде чем им пришлось броситься в рассыпную, избегая удара смертоносного оружия. Шипованный шар, глухо бухнувшись в песок, проделал в нём глубокую колею, прежде чем оружие вновь оказалось в руках владельцах.
Два рыцаря атаковали одновременно, не давая гиганту опомниться, но клинки не могли пробить его броню. Вновь пришлось уклоняться. Замахнувшись для нового удара, гигант случайно расплющил шлем пробегающего мимо «жёлтого», тот с воем рухнул на землю и спустя пару мгновение затих.
Противник атаковал вновь, но рыцарям опять удалось увернуться, попутно прирезав по паре «синих»
Тогда гигант поменял тактику: размахивая цепом вокруг головы, он не стал гоняться за двумя «зайцами», а сконцентрировался на Адренсе. С непозволительно высокой для такой грузной фигуры скоростью, колосс бросился в сторону Аксидора, сминая и своих, и чужих, пока тот не оказался прижат к стене – отступать было некуда. Последовавший удар отшвырнул Адренса в сторону, но стоило тому подняться, как подоспевший противник пинком вновь отправил Аксидора в нокаут, склонился над ним, ухватил за горло и стал медленно сжимать хватку.
Его доспехи давали идеальную защиту, если не считать одной мелочи – стоило колоссу склониться над Адренсом, как между шлемом и доспехами сзади появился небольшой зазор. Этим и воспользовался Гуляй Дракон: пока колосс был занят Аксидором, он зашёл со спины и, повиснув у врага на шее, загнал клинок в зазор. Противник оглушил своим ревом окружающих, рывком сбросил Гуляй Дракона на отвердевший от крови песок, но тот успел извлечь клинок из раны. Колосс забился в конвульсиях, рухнул на землю и спустя несколько мгновений скончался.
Рыцарь в золотистых доспехах протянул руку Аксидору, помогая тому подняться.
Громкий звон гонга возместил об окончание показательного боя. «Погибшие» начали потихоньку оживать, подбирать оружие и покидать арену. Вновь над амфитеатром загремел голос распорядителя:
— В показательном бою, умудрившись завалить нашего добродушного, известного по прошлым турнирам Сэра Шекбальда Пузолома, победила жёлтая команда!!! Им даётся день для отдыха и подготовки, в то время как «синие» продолжат развлекать нас уже через час!!! Не расходитесь дамы и господа!!!! Впереди всё самое интересное!!!!!

Глава 9

Защитников смяли – лже-Адренс силой магии уничтожил стены, а ведомые его волей паладины с лёгкостью прорубались сквозь ряды обороняющихся, в то время как Конер готовил предательский удар в сторону двух женщин.
Одновременно с этим настоящий Аксидор и его спутники прошли через слабо охраняемую часть крепости и уже почти добрались до Зеркального Клыка, когда, наконец, встретились с осаждающими.
Далия вскинула элегантную саблю и бросилась в сторону Адренса.
Тот, не успев удивиться, чисто машинально отразил удар. Его друзья тоже обнажили оружие, все – кроме девушки – та лишь кивнула в знак приветствия следовавшей за Хесель женщине.
— Лили? – спросил Аксидор, увернувшись от очередной атаки темноволосой фурии.
— Прекрати, Далия, — тихо произнесла дева из рода Аксидоров. – Это мой настоящий брат. Ты же, — кивнула она рыжей, — Хорошо послужила нашим целям, пусть некоторые из них уже и недостижимы.
— Что, Дракон меня побери, тут происходит? – поинтересовался Альдунаил зло, но потом добавил уже добрей. – Дамы, не нужна ли вам моя помощь? За поцелуй, я выполню любой приказ.
— Заткнись – прошипела Далия, возвращая клинок в ножны: Аксидор облегчённо вздохнул. – Меня бесит, что кто-то смог загнать меня в ловушку.
— В ловушку? – поинтересовался Адренс. – И что, сестра, ты здесь делаешь, вместо того, чтобы править Валидором? И почему мой друг, Конер, старался меня уничтожить в Подземном Мире и как он туда попал?
— Потом объясню, – пожала она плечами. – ОНИ пробьются к замку через полчаса – максимум через час, а у нас и без них дел хватает — нужно ещё Мир спасать.
— И мне никто ничего объяснять не собирается? Просто иди, спасай мир, непонятно как и от кого? – поинтересовался Аксидор.
— И у девушек не найдётся времени для общения со столь обаятельным драконом, как я? – вздохнул Вилджим.
— Может, не будем разглагольствовать, а приступим к делу? Мне, между прочим, ещё жить хочется – заметила Далия.
— Всем нам хочется – напомнила Лили. – Особенно этим троим, что много лет провели на том свете.
— Угу – кивнул Гетрунс, первым направляясь к горделивому замку. – Так идём или нет?
— Ну и ну, — запричитал Нуизар. – Говорят о таких вещах, так странно себя ведут, торопят, но при этом остаются относительно спокойными. Ну и ну. Эй! Постойте!! Меня подождите!!!
***
Бок пронзила адская боль, но Ульфрик всё-таки нашёл в себе силы атаковать противника: меч описал дугу, и голова защитника крепости покатилась по брусчатке.
Но рана была серьёзная: левая часть тела невыносимо болела, перед глазами стояла красная пелена, руки не слушались.
Меч со звоном упал на землю, а могучий воин, зажимая страшную рваную рану, прислонился к стене одного из пустеющих домов – мирные жители давно покинули крепость. Сквозь пелену он видел приближающуюся к нему фигуру – зря он ведомый священной яростью бросился впереди всех, зря он рубил врагов направо и налево, спеша первым попасть во вражескую цитадель – зря, ведь теперь друзья были далеко, а он был практически беззащитным против врагов. Сердце бешено стучало в груди, но к своему облегчению в приближающемся к нему человеке он узнал Конера Агнеса.
— Рад видеть тебя, друг, — прошептал Ульфрик. – Мне туго пришлось, но жить буду.
— Сомневаюсь, — грустно покачал головой валидорец и зарубил паладина…
***
Ему было жаль паладина, жаль Далию и Лили, жаль Элафиуса – но это были вынужденные жертвы – так думал Конер, с холодной решительностью и, можно сказать, даже с некоторым презрением и спокойствием убиваю защитников Клыка –было некогда ждать остальным, предстоял тяжелый бой, как ему, так и его отцу. Рос Ален дал Конеру надежду, сказав, что Сэмуель Агнес скоро возродиться, но, увы, это требовало смерти Адренса и самого отшельника. Чтож, ради благородной цели – спасения мира от глупости населяющих его людей, от некомпетентности и халатности Стража Баланса, можно было пойти на жертвы.
Раздумывая над этим валидорец и не заметил, как оказался в замке, а за его спиной остались горы трупов – отец его предвидел, что становление экзархом облегчит им их задачу, но нужно было найти экзарха Стража Баланса. Победа над ним даст ему и Сэмуелю возможность взойти на Шпиль Мира и перекроить устройство мира на своё усмотрение, чтобы Баланс был сохранён. Всего месяц назад Конер узнал, что его отец, прожив миллионы лет, в своё время не дал разрушительным силам проникнуть в их мир – Денихилотом именуемый. Для этого он и создал Баланс и его Стражей, уничтожил целую расу, но и его людей, позже, постигла та же судьба – забвение, только Сэмуель выжил из всех. Но всё повторяется, и Истинные Фениксы, уничтожив расу его отца, тоже возгордились и проиграли войну Драконам. Когда же придёт и их время уходить? Скоро ли? И кто будет следующим? Пародия на Фениксов? Светящие? Люди? Мертвецы?
Конер покачал головой – это не должно его волновать, он слишком юн для этого.
Ещё двадцать или тридцать стражников и заветная дверь открыта. Повсюду зеркала, что делает комнату бесконечной.
— Мы ждали тебя, — произнесли стены
И Конер вновь вступил в бой…
***
Его бывший друг скрылся за дверью, но Адренс не спешил следовать за ним – слишком уж быстро Конер прорвался к предполагаемому порталу в Шпиль Мира, казалось, что его никто особо и не собирался задерживать.
— Зайдём? – предложил Альдунаил.
— Не стоит, — покачала головой Лили, у моего брата чутьё на неприятности – думаю, разумно будет подождать пару минут и только потом врываться.
— Ну да, отличное время, чтобы мне хоть что-то объяснить, — заметил её брат, одновременно с этим прислушиваясь к происходящему в зеркальной комнате, но толи стены были столь толстые, толи там действительно царила тишина.
— И каких же ты ждёшь объяснений? – поинтересовалась Далия. – Как тебя вытащили с того света? Или откуда у тебя взялся двойник? Почему Конер сошёл с ума? Знаешь, как то не до этого. Кто как хочет, но, похоже, за стенами кипит заварушка – может, мы успеем незаметно проскочить?
— И это говорит женщина, так опасающаяся за свою жизнь, — усмехнулась Лили. — Пусть Адренс решает.
— А что мне решать то? Я понятия не имею, что происходит, но чем быстрей мы зайдём в ту комнату, тем быстрей мне кто-то хоть что-то объяснит, не знаю, в какой раз вам это уже повторяю!
— Не повышай голос на дам, — весело упрекнул его Вилджим. – Нужно поступать исходя из ситуации: в комнате враги и портал, а нам нужно в него пройти Итог: чтобы пройти, мы должны убрать врагов, а чтобы их убрать нам нужно войти в дверь. И так: наши действия?
— Мы входим и всех убиваем, — вздохнул Аксидор, первым врываясь в комнату…
***
Всего секунду назад он был в компании друзей, а теперь остался в комнате один: все стены состояли из зеркал, отражающих решительного молодого воина, чьё лицо покрывала тонкая сетка морщин. Куда пропали его спутники, было непонятно, но Аксидор уже предчувствовал неведомую угрозу и обнажил огненный клинок, пожалев о том, что ледяной остался в Мире Мёртвых.
— Не волнуйся за них, твои приятели в безопасности, — произнёс голос, звучащий, похоже, прямо из зеркал. – Оглянись.
Адренс Аксидор медленно развернулся к зеркальной двери, чтобы лицом к лицу встретиться с самим собой.
Этот человек в точно такой же броне, было уже обнажившим огненный меч отражением валидорца, которое с криком бросилось в атаку.
Адренс отразил удар, но в туже секунду враг исчез, чтобы появиться сзади. Чутьё не подвело Аксидора, и он вовремя контратаковал, разрубив самого себя пополам. Адренса передёрнула – с такой же лёгкостью могли зарубить и его. Отражение превратилось в лужицу серебристой жидкости, и одновременно с этим лопнуло одно из зеркал, открыв длинных коридор, тоже увешанный зеркалами.
Увы, рассматривать коридор у валидорца, просто не было времени – уже два его отражения бросились в атаку. Убив их, он встретился с четырьмя – количество врагов росло в геометрической прогрессии, и каждая смерть оканчивалась разбитым зеркалом и новым проходом.
Понимая, что скоро врагов станет слишком много, Адренс побежал по одному, похоже, самому длинному коридору, но, преодолев десяток метров, он остановился – противники исчезли.
И тут часть висящих на стенах зеркал пошли трещинами.
***
Зеркала трескались и разбивались, а их обломки перемещались по полу и заключали Аксидора в зеркальную тюрьму.
Адренс с размаху ударил по стеклу, но только впустую потратил силы – на зеркале не осталось и следа от удара.
Опять с одного и зеркал вышло его отражение, но в этот раз оно не точно соответствовало ему внешне: на лице не было морщин, вместо лёгкого чёрного доспеха – серая накидка, а в руках хищно сверкал ядовито зелёный, изогнутый словно сабля, меч. На лице двойника расплылась злобная улыбка:
— Вот ты и попался, мой друг.
— Кто ты? – поинтересовался Аксидор, догадываясь, что в этот раз перед ним не просто агрессивное отражение, а то самый загадочный двойник, о котором говорила Лили.
— Я Сэмуель Агнес, отец Конер и твой опекун. Разве ты не узнаешь меня, Адренс? – ответил тот, распростирая руки для объятия.
Аксидор попятился, но, сделав крохотный шаг, спиной упёрся в зеркальную стену – помещение «тюрьмы» было не больше двух шагов в длину, трёх – в ширину – тесновато для сражения:
— Отец Конера умер шесть лет назад, — сказал валидорец. – Почему я должен верить, что он воскрес?
— Хотя бы потому, что в это поверил сам Конер, — пожал плечами двойник. – Ну, ещё тот случай когда ты упал с дерева и сломал рёбра…
— … достаточно, убедил, но я всеравно не полезу с тобой обниматься, — отрезал Адренс.
— Почему же? — измученно улыбнулся Сэмуель – Только потому, что, убив твоих родителей, я сделал твоё тело сосудом моего возвращения?
— Ты? Их смерть на твоей совести? – удивился Аксидор, но при этом не настолько, чтобы потерять бдительность или дать ярости вытеснить все остальные эмоции, в тоже время какая-то неведомая сила не позволяла ему двигаться.
— Не удивляйся, друг мой. Я, если можно так сказать, одно из самых древних существ этого мира, но, увы, из-за проделок Истинных Фениксов я не могу жить вечно – мне нужно новое тело. В теле Сэмуеля я прожил три сотни лет в роли короля маленького, но процветающего королевства – молодильные яблоки помогли, а после твоего рождения я понял – вот тело, способное дать мне силы, нужные для выполнения моих планов. Твои родители, конечно же, не позволили бы мне переродиться в тебе, поэтому пришлось их уничтожить – мне это тяжело далось, мы с ними были очень близки. Ты спросишь меня: зачем мне всё это было нужно, и почему я ушёл из жизни, а не переселился в тебя сразу? Просто ты сам должен был раскрыть свои силы, да ещё это было для меня опасно – видишь ли, у меня много врагов. А мои цели… подожди, тебя же интересует, к чему я это всё рассказываю? – поинтересовался двойник, расхаживая по маленькой комнатке туда-сюда. – Скоро тебя ждёт забвение, ты лишь отодвинул этот ужасный момент, ведь оно ждало тебя ещё в чертогах Падшего Феникса, который должен был зажарить тебя до хрустящей корочки, что обозначило моё воскрешение. Предвижу вопрос: его, Феникса, я убил, но вот твоя душа не погибла, а преобразовалась – вот это сбивает меня с толку! Ну да ладно, я не об этом: у меня за долгие годы собралось миллионы поклонников, которые, вместо смерти выбрали жизнь в, хм, моей версии Мира Мёртвых, где они учились ратному искусству с одной целью – решить некоторые проблемы, если что-то пошло бы не так, но даже их сил на это не хватило, а жаль – так было бы лучше для всех, особенно для тебя. Что касается Баланса, а о Стражах Баланса, думаю, ты уже слышал, то местный Страж, построивший эту башню, для отвода глаз — вдали от своего драконьего королевства, похоже, сошёл с ума. Я и мои собратья пришили из другого мира. Видишь ли в то время существовала, как бы тебе объяснить, некая Сила, захватывающая, порой, бескровно, сотни и сотни миров – достаточно было того, чтобы в мире разделяли ценности и мировоззрение этой Силы. Но мой народ был слишком гордым, мы не привыкли жить под чьей-то властью – мы сами привыкли властвовать! И это нас погубило – я повёл остатки своей расы в ваш мир, ведь у меня к тому времени уже созрел план, как остановить эту Силу! Я создал магическую тюрьму и поймал одного из тех, кто вёл Силу – я создал Баланс и Стражей Баланса, а тюрьма не давала завоевателям шанса вновь вторгнуться в ваш мир – а ведь они в своё время наделали в нём немало шума! Стоит этой Силе появиться здесь, и Баланс уничтожит заточённое здесь существо, а без него завоеватели станут уязвимы, лишаться своего вдохновителя! Я не собираюсь тебе всё это пояснять – слишком много времени на это нужно. Лучше слушай дальше: мы спасли вас, весь ваш мир, потребовав взамен всего лишь толику власти. Но ваши так называемые Истинные Фениксы и их более слабые собратья решили, что это слишком большая цена за спасение! Они уничтожили нас – нас было слишком мало, но война всеравно была долгой и кровопролитной. Только мне удалось спастись, но и я был вынужден скрываться. Однако, прежде чем меня нашли, я успел передать свои знания более благодарным существам – драконам, которые и использовали их для уничтожения Истинных Фениксов, пусть и сами пострадали. Так называемое Падение затрагивает всё больше и больше драконов, а многие из них начали отвергать мои учения! Но скоро, остановив Стража Баланса, который, похоже, хочет дать захватчикам возможность прийти в этот мир, ставший своеобразной крепостной стеной для других миров, и продолжить завоевательный поход – я покараю отступников, и возблагодарю верных мне. Ах да, на счёт планов Стража: эта башня – Шпиль Мира, всеравно будет удерживать существо в заточении – Страж хочет манипулировать вторгшимися ордами врагов, чего-то потребовать от них – это чистое безумие, эту будет концом всего, чего я смог достичь!!! Ты хоть это понимаешь! Благо я предвидел это, нашёл тебя и захватил твое тело – но твоя душа не погибла! Мне постоянно мешает Она, эта, твоя дурная сестрёнка. Повторяю, не удивляйся, она не та – за кого себя выдаёт. Если я специально подбираю кандидатов, для вселения, то она – тот самый Истинный Феникс, возглавивший сопротивление против меня и моих собратьев, нашла другой способ возрождения – она рожает дочь, а потом переселяется в дочь своей дочери, и так в течении нескольких миллионов лет – как по мне – не завидная участь. Она же создала и орден туманных ведьм – для борьбы с лояльными мне драконами, такими, как, например, Императрица, но, к сожалению, не твоя подружка Далия Хесель. Этот орден умудрился обвести вокруг пальца правителя этой крепости, экзарха Стража Баланса, ведьмы тайно оберегали тебя, совершали попытки убить Конера, а тебя вернуть твое сестре, чтобы она могла всё объяснить. Ха! Её план провалился, и теперь ты умрёшь. Хотя, у меня ещё есть время – Стражу ещё нужно подготовиться к длительным ритуалам, он хочет, чтобы два экзарха сражались друг с другом до конца времён, перенеся Баланс, а значит и тюрьму в эту крепость. Ну да ладно, о чём тебе ещё рассказать? Есть ли у тебя вопросы, друг мой? Говори? А то мой меч – Пьющий Души, способный уничтожить практически любое существо в этом мире, включая меня, проголодался.
Пока Сэмуель говорил, Адренс собирал все свои силы, готовясь прорвать сковавшие его оковы и нанести удар – и он нанёс его.
Зеркало за спиной Сэмуеля на мгновение ожило, выгнулось, подлетело и сбило его с ног. Одновременно с этим Аксидор бросился в атаку, но сражаться ему не пришлось – клинок его двойника, будто обладая собственной волей, взмыл к потолку и упал лезвием вниз, вонзившись в сердце Сэмуеля.
— Не люблю болтунов, — буркнул Адренс, извлекая из мёртвого тела зелёное лезвие – удивительно, но на нём не осталось следов крови, а сам клинок стал мягким, похожим на пластилин и медленно вытянулся, а потом слился с огненным клинком – на кроваво-красном лезвии появились тёмные пятна:
— Особенно тех, что пытаются объяснить сложные вещи потоком простых слов и выдают секреты, о том, как их убить – добавил Аксидор, возвращая перерождённый меч в ножны.
Зеркала исчезли, и ему открылся путь к коричневому облаку пыли – порталу на вершину Шпиля Мира…
***
На мгновение он погрузился во тьму, но секунду спустя оказался на вершине башни. Собственно площадка имела площадь, где-то, шесть на шесть метров была выложена красной каменной плиткой и огорожена зубчатыми низкими – в полметра – стенами.
Спиной к нему стоял лысый человек, от рук которого отходили толстые цепи – пять из них приковывали неподвижно висящих в воздухе спутников Адренса, всех, кроме Далии – казалось, что все они заснули в воздухе. Ещё две, исходившие от торса человека, были цвета аквамарина и удерживали Конера и незнакомого Аксидору мужчину. Ножны короля Валидора висели на поясе Стража Баланса, но Адренса не удивило то, что в них покоился такой же клинок, как и Сэмуеля.
— Удивительно, не правда ли? – тихо спросил человек, оборачиваясь к валидорцу – цепи, казалось, «не заметили» его манёвра. – Создатель Баланса мёртв, а его жертва осталась в живых.
— Что ты с ними сделал? – поинтересовался Адренс, кладя руку на рукоятку оружия.
— Они просто спят, дитя. Иначе они помешали бы нашему разговору.
— Я уже достаточно наговорился с отцом моего друга там, внизу, в крепости.
— Я знаю, поэтому не буду тебя долго задерживать, — улыбнулся Страж.
— Могу я узнать сразу – в твои планы тоже входит моя смерть?
— Нет, — спокойно покачал головой собеседник. – Я не буду тебя убивать – ведь возможно, ты проникнешься моим замыслом.
— И что же это за замысел? Обречь нас всех на гибель, ради власти?
— О, ты ошибаешься – я не люблю власть и не собираюсь нас обрекать. Я хочу лишь спасти наш мир от захватчиков, не прибегая к лишнему кровопролитию.
— Тоже самое говорил мне и Сэмуель, — отрезал Адренс. – Чем ты лучше его?
— Лучше его?! – разозлился Страж. – Дитя, ты даже не выслушал меня, а уже критикуешь! Я не знаю природу так называемой Силы захватчиков и не знаю, кто заключён в нашем мире – только разрушим темницу, можно это узнать. Но я знаю лишь одно – сколь гениальным не был план Сэмуеля – эта временная мера, прошло несколько миллионов лет, как держится баланс, некоторым Стражам пришлось служить ему более чем положенная сотня тысяч лет, и всё ради того, чтобы Баланс удержал заключённого. Ради этого мы тормозим прогресс, жизнь сегодняшняя ни чем не отличается от жизни тысяч лет назад – во всём виноват баланс! Он вреден нам, а лишь хочу благополучия для всех, кто населяет наш мир! Я хочу, чтобы тюрьма существовала лишь здесь, хочу заключить с Силой договор, по которому они беспрепятственно пройдут через наш мир, не тронув его, а взамен я не убью пленника! Это приемлемые условия!
— Нет, ты такой же сумасшедший, как и Сэмуель, даже более чем он – спасая наш мир, ты обречь на гибель или порабощение другие.
— Это не наше дело — меня беспокоит лишь благополучие этого мира, но так как ты не разделяешь моих взглядов и полон решимости, остановить меня – чтож, это твоя воля. Как и обещал, я не трону тебя, а вот она тронет.
Клинок появившейся сзади Далии метнулся к горлу Адренса, но там и не достиг цели – огромные лапы сбросили девушку вниз. Краем глаза Аксидор видел серебряного дракона, на чей рог было насажено окровавленное тело паладина ордена Пегаса.
Не теряя времени, Адренс метнулся к сбитом с толку СтражуБаланса. Брызнула кровь и лысая голова, описав дугу, упала с башни.
Лопнули цепи, пять тел рухнуло на пол, а Конер и правитель Батураиса, у которых в руках появились белые клинки, начали бесконечный поединок.
Над головой Адренса взмыла огромная чёрная туша и пригвоздила его к полу острыми как бритва когтями. От усталости и боли Аксидор потерял сознание…
***
Проснувшись, первое, что он увидел, был письменный стол и стойка для оружия. Удивительно знакомый стол и столь же знакомая стойка. Потянувшись, Адренс расхохотался – приснится же такое! Ну да, не стоило есть на ночь, а то пришлось отправляться со своими паладинами и Конером в Батураис, пользоваться магией, умирать и убивать Стража Баланса. Бред же какой!
В комнату постучались.
— Войдите, — разрешил он.
— Ну и ну! Ну, наконец-то ты проснулся, — проголосил Нуизар.
— Хватит спать, тут девочки ждут, а он дрыхнет – громыхнул Альдунаил
А Гетрунс Валькул, не скрывая улыбки, лишь кивнул в ответ.
Адренс, медленно встал с постели – благо кто-то переодел его – глубоко вздохнул и задал всего один вопрос…

***
Не смотря на то, что он чувствовал себя физически здоровым, дворцовые медики разрешили ему покидать комнату лишь три дня спустя — как оказалось, он два месяца пребывал в коме и многие думали, что он из неё уже не выйдет, но его друзья думали иначе.
Наконец, покинув стены своей комнаты, он узнал, что произошло – стоило Далии, которая была в сговоре со Стражем Баланса, напасть на него, как на помощь пришла вылеченная им драконица, которая до этого, ради возможности сохранить баланс, уничтожала ордена паладинов. Темноволосая сама превратилась в чёрного дракона и два ящера начали сражение не на жизнь, а на смерть. Далия почти победила Анагодор Ассимбаль, ту самую драконицу, что излечил от Падения Аксидор, и собиралась покончить с Адренсом навсегда. Но спасение пришло в лице Дайрона, наконец сделавшего выбор кого из двух сестёр он на самом деле любит. В тоже время, потерпев поражение, Далия ретировалась с поля боя.
Адренс к тому времени был серьёзно ранен, и только сила Феникса в его жилах помогла ему выжить. Дайрон, выполнив свой долг, отправился назад к Императрице, а Древняя Драконица доставила Аксидора в Валидор, наделав там немало шума. Валидорский орден паладинов она не тронула и спустя месяц воины вернулись домой. К радости Адренса среди них был и сдружившийся с ним Усач – он измученный и израненный выбрался из храма и рудников, местные жители выходили его и на обратном пути паладин присоединился к валидорскому отряду – по приказу Аксидора он стал его личным телохранителем.
Что касается Стража Баланса – то им стала сама Анагодор, которая не желала восстанавливать утерянную власть в иерархии драконов. Друзья же его навсегда остались в Валидоре, а сам Адренс спустя два месяца был коронован – такого короля Валидор ещё не знал, и всего за три года королевство мирными путями серьёзно расширилось на север, незаметно присоединив к себе и Шпиль Мира, который силами драконов стал невидим и неосязаем для простых смертных. Лили стала главным советником Аксидора в государственных делах.
Конер и экзарх бывшего Стража Баланса навсегда остались на вершине этой башни, сойдясь в бесконечном поединке.
В общем, жизнь вернулась в нормальное русло….

Эпилог

Он наблюдал со скалы, как очередная армия марширует в сторону Фонауна. Отряд был не очень большим – десять-двенадцать тысяч воинов, но именно то, что он присоединился к его силам, вызывало в душе Сына Рас неописуемый восторг – ему удалось убедить Императрицу драконов признать своё поражение в ксорвинтаале и прислать свои войска. Это было замечательно – всё шло по плану.
Неожиданно он согнулся от боли, но спустя пару мгновений всё прошло. Откинув маску, Сын Рас вдохнул свежий горный воздух – его лицо постепенно принимало нормальные очертания
Он достал из походной сумки маленькое зеркальце и заглянул в него: на поверхности зеркала отразилось позабытое идеальное лицо, лицо Конера Агнеса…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *