Феникс — птица гордая

Пролог

Добро и Зло – существуют ли они? Всё относительно? Любой поступок можно трактовать по-разному? Всегда ли? Или кто-то пытается сгладить различия, чтоб Добро казалось Злом, а Зло Добром? Мне кажется, что это тормозит развитие цивилизаций.
Я прожил почти три сотни тысяч лет, но мир не изменился. Наша культура не сделала ни шага вперёд за весь этот период времени. Мы как вспахивали поля мотыгами, так и вспахиваем. Как убивали врагов клинками, так и убиваем. Как косила нас чума и холера, так и косит. Да и драконы продолжают играть в свою игру, где люди, даже короли и герои, всего лишь пешки. А драконы, в свою очередь, пусть и не понимая этого, исполняет волю кого-то, кто считает себя выше нас. Я не имею в виду богов, совсем нет. Я говорю о тех, кто всегда держится в тени, кто пока лишь наблюдает за нами, стопорит наше развитие, развязывает междоусобные войны, уничтожает сильных лидеров, способных объединить большую часть мира. На меня были тысячи покушений, но я жив. Скоро я всё изменю. Скоро, очень скоро. Осталось устранить лишь одну помеху.
Но с этим не будет проблем.

Часть 1

Глава 1

В те времена, о которых не помнят даже многие драконы, стояла могучая, обнесённая неприступной стеной, крепость. С ещё более глубокой древности владел ею, а также окрестными землями род Вилджимов, некогда уважаемый, большой и богатый. Но постоянные распри среди представителей этого рода привели к тому, что в нём осталось лишь два представителя. Юный лорд Аней не выделялся особым военным искусством, хоть и был неплохим стратегом и дипломатом. В бой он не рвался, фехтовал из рук вон плохо, сам был невысок, худ, тёмно-русые волосы закрывали глаза – так было легче вести переговоры, ведь сколько раз глаза выдавали ложь? Благодаря богатству и владением фамильной крепостью, он был весьма популярен среди дам, однако своей популярностью не пользовался, так как уже давно обещал брачный союз роду Хесель с их младшей дочерью Далией. Поговаривали, что на их свадьбу, которая должна была состояться через месяц, собирается прибыть делегация драконов – в Анее текла их кровь, ведь его мать, покойная княгиня Веилигинья Вилджим, была дочерью дракона и человеческой женщины.
После смерти родителей Анею досталась не только крепость и большие богатства, но и огромное количество недругов, для которых его владения были лакомым куском. И самым главным его врагом был Аленол Вилджим, принадлежавший к другой «ветви» генеалогического древа Вилджимов. Отличаясь жадностью, острым умом и жаждой мести за изгнание, он постепенно уничтожал своих родственников. Не раз пытался устранить и Анея, но тому способствовала удача и он оставался жив, в отличие от наёмных убийц. Так и не добившись своего, Аленол надолго исчез.
Шли дни…
***
Шли дни, приближалась свадьба, обещавшая объединить два знатных рода – лордов Вилджимов и князей Хесель. До свадьбы оставалось четыре дня, когда прискакал гонец с южных уделов – вдоль границы прошло войско в три тысячи человек пехотой и около пятисот конницей, но прошло мимо, не нарушая границы. Аней приказал усилить дозор – южная граница была наиболее пригодной для внезапного нападения, так как пролегала в огромном лесу. Шагающие мимо армии были в порядке вещей – войн давно уже не было, но знатные дома часто вели борьбу за богатые земли, при этом не портя друг с другом отношения. Бывало, лорды рода Мерайсебуль пировали вместе с князьями рода Персиваль, в то время как их люди сражались насмерть друг с другом из-за ничего не значившего клочка земли, на котором не было ни людей, которые платили бы налоги, ни зверей, на которых можно было охотиться, ни плодородного чернозёма. Но этот отряд потревожил Анея, так как к нему на свадьбу съезжалось множество знатных гостей, безопасность которых он должен был обеспечить.
«Знамёна, геральдику, что-нибудь проливающее свет на то, чьё это войско, ты видел?» — спросил Аней гонца и разведчика в одном лице.
— Ничего, мой лорд — ни геральдик, ни знамён у них нет.
— Наёмники?
-Не знаю, мой лорд.
— Ладно, иди.
— Мой лорд, мне кажется, надо быть ко всему готовым, — сказал наставник Анея, Гетрунс Валькул, стоявший до этого в тени, которую отбрасывало пламя камина.
-Я тоже так считаю. Отправляйся в северные уделы и набери сотню-полторы ополчения — стены Вилджтауна крепки, но двум сотням наёмников может понадобиться помощь в его обороне. Двух дней должно будет хватить.
— Да, мой лорд. Я соберу столько воинов, сколько смогу.
— Я знаю, Гетрунс, я знаю. Можешь идти.
Скрипнули дубовые двери, и лорд Вилджим ненадолго остался один.
***
Аней был ввергнут в раздумья:
Порой мимо границ его земель проходили стотысячные войска, так как два ближайших государства – Фонаун и Веспуль – воевали уже около двухсот лет, хотя это больше напоминало не полномасштабную войну, а демонстрацию силы — войска вставали лагерем по разные стороны реки Керелия, изредка вступали в бой, но это были лишь локальные стычки. Но тогда его отец был спокоен, так как его земля была слишком мелкой сошкой для обоих «гигантов». Теперь, когда отца уже не было в живых, Аней переживал – чутьё никогда его не подводило. Вилджтаун был неприступной цитаделью, способной выдержать осаду многократно превосходящего войска. Даже три десятка человек могли отражать атаку пяти сотен — ступенчатая конструкция стен крепости не позволяла использовать осадные башни и лестницы; широкие стены позволяли строительство пяти врат, что делало использование тарана очень трудоёмким занятием; лес, обступающий плотным кольцом крепость, очень сильно затруднял использование катапульт; камень с Драконовых гор придавал стенам несокрушимую прочность; особое строение бойниц помогало вести лучникам огонь со стен, не боясь вражеских стрел — в общем, крепость, принадлежавшая тысячи лет назад королевству Даурион, верно служила дому Вилджимов. Но даже она могла пасть при грамотной осаде и наличии у противника сильного мага.
— Ты чем-то обеспокоен, дорогой?
Слова Далии вырвали Анея из лап тревожных мыслей:
— Нашей свадьбой, любимая, — холодно ответил он.
— Только ли этим? — спросила Далия, не обращая внимания на его холодный тон.
— Только этим, только этим, — ответил он, всем видом давая понять, что свадьба интересует его в меньшей степени, чем дурное предчувствие и шагающий под боком отряд.
Далия, фыркнув и хлопнув дверью, вышла.
***
Прошло два дня. До свадьбы оставались считанные часы. Неопознанное войско исчезло так же внезапно, как и появилось. Гетрунс вернулся во главе отряда из двух сотен солдат ополчения. За час до торжества землю накрыла огромная тень – дракон Альдунаил, дед Анея, спикировав, приземлился на главной площади Вилджтауна и превратился в рослого крепкого блондина. Он по-отечески обнял Анея, сказав:
— Да не изведётся драконья кровь в жилах твоих детей.
— Да не погаснет пламя того, чья кровь будет течь в их жилах, — ответил Аней.
— Она – феникс? — спросил дракон.
— Да, омоя кровь и пламя.
— Любят нас сии представительницы этой хитрой расы, — сказал Альдунаил. — Особенно тех, в ком есть и драконья, и человечья кровь.
— Любят, — согласился Аней. — Вот только мы не всегда любим их.
— Я понимаю, Аней, что тебе несколько претит эта свадьба, да и я был против неё, но твой отец, ты же знаешь, давно добивался союза с домом Хесель и ещё десять лет назад договорился об этом.
***
Он шёл с северной стороны города, держа под руку мать Далии – Зеилину Хесель. Она шла с южной стороны, ведомая Альдунаилом. Они встретились. Их руки соединили. Альдунаил и Зеилина связали вмести две ленточки – синюю и красную, и уже собрались обвязать руки Далии и Анея, когда их прервал Гетрунс:
— Мой лорд, мы в осаде. Предводитель врага вызывает тебя на стену крепости для переговоров.
— Значит, я иду туда. Прости Далия, я там нужнее.
-Я присмотрю за ней, — сказал Альдунаил.
Среди гостей началась паника, которую прекратила Зеилина, бывшая от природы властной женщиной. Воины, созванные громом труб, спешили занять свои позиции. Оглушительно ревели дети, причитали женщины.
***
— Кто вы, что смеете осаждать мои законные владения? — крикнул Аней, поднявшись на стены.
Расположившуюся внизу армию нельзя было назвать огромной, но она определённо получила подкрепление после того, как была замечена на южной границе. Около семи тысяч пехотой и семисот — конницей, люди стояли под стенами Вилджтауна. Как и раньше на их кожаных доспехах — лат, кольчуг, стальных панцирей и другой тяжёлой брони не было — не имелось нашивок с геральдикой. Внешне осаждающие напоминали больше разношёрстную толпу вооружённых людей, чем армию. Да и оружием служили, по большей части, вилы, топорики, простые луки. Последним штрихом было то, что большинство солдат этого «войска» составляли калеки и прокажённые. Конница оставляла чуть лучшее впечатление, но во многом благодаря хорошим вороным коням.
— Мы — вольное братство, ведомое целью вселить свет в сердца людей, — отвечал хор голосов на слова Анея.
Гетрунс поперхнулся, давя смех – эти ободранцы могли вселить в сердца людей что угодно, но только не свет.
— Если вы служите свету, то почему осаждаете мою крепость? — властно спросил Аней, жестом отдавая приказ оруженосцам принести кольчугу и клинок.
— Стены этой крепости укрыли дракона — служителя тьмы. Но драконы-полукровки не менее противны нам. Не думайте, что нас так мало, мы просто передовой отряд, составляющий лишь сотую процента от остального войска, что скоро прибудет сюда. — Последние слова были бессовестной ложью – армия в несколько сот тысяч воинов не могла пройти незаметно.
— Чего вы хотите? — спросил Аней.
— Выдачи чистокровного дракона и припасов для дальнейших походов, — ответили ему.
— Будет вам и дракон и припасы, — усмехнулся Аней.
Что вы делаете, мой лорд? — спросил Гетрунс.
— Хочу выдать им дракона. Зови Альдунаила! — ответил Аней.
Гетрунс по лицу своего лорда понял замысел и, поклонившись, ушёл.
***
Альдунаил взошёл на стену, окинул взглядом осаждавших и ухмыльнулся:
— Так это вы хотите получить дракона? — спросил он.
— Спускайся вниз, выродок! — был ему ответ.
— Спущусь, но не пожалейте потом об этом, — ответил он, теряя человеческое обличие.
Осаждающие быстро отреагировали на появление дракона в небе…
***
Альдунаил взмыл вверх, полыхнул огнём, но даже те, кто превратился в живой факел, не кричали, а стойко принимали смерть. Но на самом деле огненный залп причинил осаждающим не особо много урона, словно были на них не кожаные стеганки, а сверкающие латы. А то, как мужественно выносили муки умирающие и раненые, было не свойственно сброду, вооружённому чем попало, а благородным рыцарям, способным выйти, не побоявшись смерти, в одиночку против сотни врагов.
Несколько сот стрел взмыли в небо, но только десяток клюнул драконову чешую, даже ранить они не могли.
Альдунаил вновь выдохнул огненную бурю на толпившихся у стен людей – снова никто не издал ни звука боли. В третий раз – пара десятков оборванцев, загоревшись, понеслись в сторону стены…
***
Аней не успел понять, что произошло — его оглушило, откинуло от стен и он не видел то, что произошло дальше. Не видел, как оборванцы, превратившись в рослых умелых солдат, закованных в броню с изображением птицы-феникса, пожирающего дракона – геральдического знака Аленола Вилджима – рванули в проломы в стенах. Не видел, как храбро сражались его люди в уже заведомо проигранной битве. Как защищал его тело Гетрунс, пока сам не пал на землю, оглушённый ударом тяжёлой дубины – лишь фамильный шлем Вилджимов, подарок отца Анея, спас ему жизнь. Аней не видел, как заговорённые стрелы пронзили крылья Альдунаила, как он продолжил сражение на земле, перерубив не одну сотню врагов, но, в конце концов, пал.
Но он всего этого не видел и не мог ничего изменить…

Глава 2

Перед глазами стояла сплошная кроваво-красная пелена, но он начинал приходить в себя.
— Не двигайтесь, мой лорд, вы ещё слишком слабы, — услышал он поразительно знакомый голос. — Лучше попытайтесь заснуть.
Но слова уже не требовались, так как сознание покинуло раненого человека.
***
Он не мог сказать сколько времени прошло. Пелены уже не было, но жутко болела голова. Очнувшись, он обнаружил, что лежит в крытой повозке, которую постоянно трясло. Спиной к нему сидели два человека – по форме он узнал элитную стражу Вилджтауна.
Один из них, услышав сзади возню, крикнул:
— Младший лорд Гетрунс, лорд Аней очнулся!
— Тпру! — Повозка неохотно остановилась, и спустя мгновение Гетрунс был около своего лорда.
— Иди, правь — кивнул он одному из солдат.
Тот вылез из повозки и вскоре она снова двинулась.
— Я вижу вам лучше, мой лорд, — сказал Гетрунс.
— Да, только вот голова болит, но это так – мелочь, — ответил Аней, безуспешно стараясь сесть. — Кстати, что с ней? — спросил он, ощупывая повязку на голове.
— Вас оглушило осколком стены, мой лорд.
— Осколком? — переспросил Аней, оставив все попытки приподняться.
— Нас ввели в заблуждение с помощью магии. Те оборванцы, что побежали к стенам – фанатики, жертвующие своими жизнями для подрыва стен. В юности я слышал о таких людях. После взрыва вас, мой лорд, оглушило, а наши враги разительно изменились. Спала магическая пелена, и враг показал своё истинное лицо – все, как на подбор, воины из воинов. А дрались они под знамёнами Аленола Вилджима, — сказал Гетрунс.
— Аленол? Я должен был догадаться. Ладно, рассказывай дальше.
— Началась битва – стены хоть и были пробиты магическим огнём, но проходы оставались узкими и много врагов пало. Я и ещё несколько солдат защищали вас, не подпуская никого к вашему телу, Но мне попался серьёзный противник – два с половиной метра роста, жирный, сильный – словом, боров, а не человек. Я смог с ним совладать, да только упёртым он оказался – умирая, стукнул-таки меня по голове, только шлем – подарок вашего отца, да будет он править в Подземном мире – спас мне жизнь. Теряя сознание, я видел как стрелы поразили Альдунаила. Стрелы из огня и воды, земли и ветра, жизни и смерти – стрелы стихий – дорогое оружие западного дворянства, стоят целого состояния.

— Меня терзает один вопрос – откуда это войско у Аленола и как он смог незаметно подобраться к крепости, ведь для этого нужен очень сильный маг — сказал Аней: — Хотя ответ, возможно, сокрыт в твоём рассказе –- я как понимаю это не конец?.
— Нет, мой лорд, не конец. Когда я очнулся то первое что у видел, это как Аленол, склонившись над вашим телом , собирался убить вас. Во мне проснулось второе дыхание – я поднялся сам, поднял лежавший рядом со мной меч и бросился на Аленола, но тот легко отразил мой выпад и выбил оружие из рук моих — я был тогда ещё слишком слаб, чтобы сражаться с таким опытным фехтовальщиком, как он, да онемеют его руки. Он занёс меч над моей шеей, но тут вмешался некий рыцарь, который больше напоминал груду железа, но вызывал трепет в сердце недостойного принадлежать к великому роду Вилджим:
— Не стоит этого делать, Аленол — сказала он.
— Не надо, любимый — поддержала рыцаря Далий
На мгновение в глазах Анея вспыхнули молнии, но он сдержался

— Простите меня, я погорячился — пролепетал Аленол, возвращая клинок в ножны.
— Мне нечего тебе прощать. Человек не властен над своими чувствами — сказал рыцарь, а потом обратился ко мне: Ты, а также вы… — он указал на Ареля и Роэна, тех стражей, что едут с вами.
— Я Роэн, мой лорд — представился сидящий рядом человек: — А Арель правит повозкой
— Позволь продолжить — сказал Гетрунс, а потом продолжил: «…увезёте его, мне здесь не нужен ваш полукровка».
— А как же дракон, мой лорд — спросил Аленол.
— Я сразил его — ответил рыцарь — Эта гадость даже на земле умела убивать, но сей день стал последним в её жизни
— Значит Альдунаил мёртв — вздохнул Аней — Продолжай
— Так нечего продолжать, мой лорд. Нам выдали повозку, дали провиант и воду, погрузили вас, разрешили взять своё оружие и отдали найденное в замке ваше».
— Куда ты отдал приказ нас везти?
— Мы должны через час пересечь границу Фонауна. Я успел переброситься парой слов с гостями на вашей несостоявшейся свадьбе — невиданные дела творятся, мой лорд. Веспуль и Фонаун собирают совместное войско.

— Действительно невиданные. Мою крепость берут какие-то рыцари, прятавшиеся под личиной прокажённых фанатиков, да ещё появившихся будто из воздуха, гибнут древние драконы, а вечные враги объединяют свои силы. Дальше будет больше, лорд Гетрунс, дальше будет больше — уж помяни моё слово…

Глава 3

Они шли мимо шатров, мимо угрюмых лиц, мимо пьяных лиц, на них не обращали внимания. На поле пред Фонауном собралась многомиллионная армия. Расспросы солдат ничего не дали — их оторвали от родных полей, лесов, равнин, не объяснив, зачем они это делают. Воины Фонауна и Веспуля открыто враждовали друг с другом. Только то, что их палатки находились в разных концах лагеря, спасало от драк и более ожесточённых распрей. Качество обмундирования разительно различалось – выходцы из купеческих семей Фонауна имели при себе меч и прочную кольчугу, рыцари Даконшильда были облачены в сверкающие латы, при коне, с копьём, щитом и мечом. Бедняки Лунерамена – в простых куртках, с топором и самодельным деревянным щитом. Охотники Алесандора — с короткими клинками и мощными луками. Коники Сенарденааля – в лёгких кожаных доспехах с копьями на добрых конях. И все они не знали, зачем их здесь собрали. По их словам офицерский состав находился в городе и именно туда, а точней в городскую ратушу надо было отправиться, что бы встретить их.
Два часа в повозке и они возле неё. Никто их не останавливал, не спрашивал: кто они. Они вошли в ратушу…
***
Когда двери открылись, все разговоры прервались, все взгляды устремились на вошедших. Всех заинтересовала кольчуга и шлем Анея, в которую он облачился. Сделанная из отмёрших чешуек Альдунаила, она была подарком отцу Анея и отличала огромной прочностью – кольчуга, сделанная из самых лёгких и прочных металлов, была тяжелей и имела меньшую прочность, чем та, что была сделана из чешуи дракона. Такой кольчугой могли лишь похвастаться те, в ком текла драконья кровь.
— Лорд Аней Вилджим — прокричал Гетрунс, исполняющий роль герольда.
— Сколько привёл? — спросил, поднимаясь из-за стола один из офицеров.
— Троих — ответил Аней.
— Сколько? — переспросили его.
— Ровно столько, сколько вы видите — разозлился Аней. — Мои войска разбиты при обороне Вилджтауна, да и что здесь происходит, я ни как не пойму.
— Кто разбил? — спросил тот же офицер, что и раньше. — Ах да, я не представился – лорд Панерамус – избранный воевода Фонауна. — Если верить вашим словам, то враг надвигается с запада. Сколько штурмовало вашу крепость?
— Около восьми тысяч. Прошу вас, объясните, что за войско стоит за стенами вашего города? — сказал Аней.
— Восемь тысяч? И вы проиграли? — удивлённо спросил один из офицеров.
— У меня было четыреста солдат, причем половина из них – ополчение, не прошедшее даже базовой подготовки. Но мы бы может и выстояли, если бы не маги» — сказал Аней, раздраженно.
— Маги? Сколько их? Какой они были ступени? Какие заклинания предпочитали? – вопросы сыпались на Анея один за другим.
— Тихо! — неожиданно громко и властно крикнул Панерамус: «Вначале я расскажу нашим гостям то, чего они не знают, а уже позже, лорд Аней Вилджим поведает о том, о чём не знаем мы».
Все угомонились, смолкли.
— Если я правильно понимаю – представители дома Вилджима – атеисты? — спросил Панерамус.
— Не совсем — ответил Аней.
— Ну, во всяком случае, вы не молитесь богам или одному богу, в отличие от нас. Сейчас я вам кратко расскажу о последних событиях. Вся магия для наших народов – либо дар богов, либо грязное колдовство, но вот провидцы в Фонауне пользуются большим уважением. Но даже те, кто не верил их предсказаниям, был вынужден поверить – два месяца назад они предсказали большие беды на наши головы и то, что, только объединившись с соседними народами, мы сможем выстоять. Причём об этом вещали одновременно все истинные провидцы нашего города – государства. Мы послали гонцов в соседние страны, не ожидая веры в наши слова, но представьте наше удивление, когда оказалось, что не только у наших пророков были видения – провидцы всех соседних стран нарекли беды и призывали объединиться. Даже Веспуль прислал войска, забыв все наши склоки. Две недели назад подошли последние полки, но какой враг? Откуда он нападёт? Мы не знаем – сказал Панерамус.
— Вам не кажется это несколько странным — спросил Гетрунс, который был куда старше Анея, Роэна и Ареля. — Веры у вас разные, значит и боги тоже, а я слышал, что война Фонауна с Веспулем носит именно религиозный характер.
Панерамус лёгким движением головы указал на сидящих за столами офицеров: «Мол, ни при лишних ушах» — Аней и «компания», видимо, внушали ему доверие, потом сказал уже вслух:
— Присаживайтесь, мы обсуждаем поставку припасов войскам. На чём я закончил? Ах да, припасов в Фонауне более достаточно, не зря же, наше государство является центром торговли среди окрестных земель…
Потом Аней со слов Гетрунса кратко рассказал об обороне Вилджтауна.
***
За столом остался, кроме Панерамуса и Анея со свитой, один из офицеров.
— Великий священник Ториус Грей — представил его Панерамус.
— Расскажите всё поподробней — попросил Грей. — Если я правильно понимаю, вы кое-что в своём рассказе опустили.
— Вы правы великий священник, младший лорд ГетрунсВалькул слышал о том, что осаждающие говорили о ксорвинтаале – сказал Аней.
— Ксорвинтааль, изощренная игра драконов – их трактат говорит, что люди лишь фигурки для игры в ксорвинтааль. Но в это давно не верят сами драконы, но самые могучие из них до сих пор осмеливаются начинать партию, правда им приходится подкупать «фигурки», что ещё более снизило популярность этой игры – драконы, как известно, большие скряги» – сказал Грей: «А ещё одна фатальная для ксорвинтааля причина – привычка драконов совершать налёты на земли принадлежащие королям. Прилетит, сожжет посевы, задерёт овец, коров, коз и прочую живность. Потребует принцессу в качестве дани. Король с королевой поплачут и решат отомстить – разошлют гонцов по всем окрестным землям – мол, кто убьёт дракона и спасёт принцессу, тот получит её в жёны и полцарства в придачу. Находится или очень тупой сапожник, подмастерье или полоумный сын мельника, который живёт по принципу «дуракам везёт», пользуясь своей удачей, он убивает дракона, получает принцессу, которая лучше бы осталась с драконом, чем с этим «героем». Король теряет половину королевства, надеясь, что его внук будет умней папаши и, видя, куда он загнал королевство, траванёт его, а сам станет королём. Из за этого и разваливаются великие империи. Бывает и по-другому – спасать принцессу отправляется доблестный рыцарь, спасает её, получает полцарства в придачу к женитьбе. У получившего власть доблестного рыцаря портится характер – ему кажется того, что он имеет мало. Он объявляет папаше жены войну. Тут одно из двух – король погибает, рыцарь вновь объединяет королевство, принцесса, потеряв отца, бросается с башни, рыцарь находит себе новую жену среди простушек, заводит десяток наложниц, его дочь, если она не уродка, похищает дракон, всё пошло по второму кругу. Если победит король, то он казнит рыцаря, объединит королевство, принцесса, потеряв мужа, бросается с башни, её мать от горя уходит в монастырь, король женится на служанке, которая уже давно доставляла ему много любовных утех, заводит в придачу десяток наложниц. От их брака со служанкой рождается дочь, дракон её похищает и всё повторяется по накатанному сценарию» — продолжал Грей: «Порой спасать принцессу отправляется зазнавшийся принц – тут одно из двух: принца съедят, принц выкупит принцессу из плена – третьего не дано. Принц плюёт на полцарства, брак его и принцессы помогает союзу двух королевств, все счастливы – занавес. Но такой поворот истории – один на миллион. Так, что ваш брат – дракон, начал умнеть – наниматься в наёмники – поможет одолеть соседа, получит его дочку. Хоть о чём это я, совсем забылся.
***
Аней слушал рассуждения Грея, и у него складывалось ощущение, что у великого священника не всё в порядке с головой, но вскоре ему довелось убедиться в обратном.
***
Грей продолжал:
— Так вот – королевских дочек похищают лишь драконы-малолетки, не нажившие ещё мудрости. Король, у которого дракон украл дочку, не за какие коврижки не согласится быть «фигуркой» в игре драконов поэтому, старшие драконы запретили младшим заниматься такой ерундой. Кстати, думаю даже вы – потомок дракона – не знаете правил ксорвинтааля, ибо эта игра имеет огромное влияние на судьбу мира и только самые мудрые драконы могут начать партию. Что же касается провидцев – не верю я их предсказаниям. Извиняюсь, не так выразился, я считаю, что их предсказания – дело очень сильной магии, а, если судить по вашим словам, то маги уже в Вилджтауне. Вот только зачем? Зачем он им – могучая крепость? Но она им не нужна. Что – то здесь кроится другое. И ответы на вопросы могут дать лишь Хесели.
— Хесели? — спросил Аней.
— Хесели, Хесели. Видишь ли, во мне тоже течёт кровь драконов, она уже ослабла, но её хватит на то, чтобы определить – врёшь ты или нет. Ты – не врешь — сказал Грей, перейдя на «ты». — Но дом Хеселей я хорошо знаю – ни Далии ни Зеилины в нём нету.
— Я не очень хорошо понимаю — сказал Аней. – Мой отец готовил этот брак с самого моего рождения. Что это значит?
— Что Нас обманули — пояснил Гетрунс. — Наш враг ударил в самое уязвимое звено Вилджтауна – кто-то доставлял ему информацию, и удар готовился в течении многих лет.
— Но зачем нам идти к Хеселям? — спросил Аней.
— Фениксы очень гордые. Если они узнают, что кто-то выдавал себя за них, то они найдут его. Ведь Хесели – самый влиятельный дом фениксов.
— Вы хотите привлечь в свою армию фениксов? — спросил Аней.
— Нет, я хочу выяснить, кому выгодно создание огромной армии и кто, проникает в сознание наших провидцев — ответил Панерамус.
— Есть ещё одно дело – драконы — сказал Грей.
— Драконы? — спросил Аней. — Я уверен, что это не их рук дело.
— И мы уверены, но они, возможно, имеют кое-какую полезную для нас информацию — сказал Грей.
— Информацию — спросил Гетрунс?
-Мудрость великих драконов неисчерпаема, это только молодёжь охотится за принцессами да золотом. А старые драконы занимаются делами куда более важными — сказал Грей.
— Ксорвинтааль? — усмехнулся Аней.
— И этим тоже — согласился Грей. — Я уверен, что среди офицерского состава много шпионов, я видел какие были лица у собравшихся, когда ты вёл свой рассказ. Тебя и преданных тебе людей определённо хотят убить, поэтому я дезинформирую всех известием, что ты покинул город под покровом ночи. А на самом деле ты уедешь лишь по полудню под видом паладина ордена «Стального дракона» вместе с рыцарями, которых я пошлю с тобой, ты должен добраться Феанола – родовой крепости Хеселей и передать дары от Фонауна. А потом попытаться пустить слух об нападение фениксов, якобы принадлежащих к дому Хесель, на один из людских замков и, что его бывший владелец очень зол. Потом разведай обстановку в восточных землях – не собирается ли там войско, подобное нам. В конце концов, возвращайся в Фонаун – если войско не распустят, то будешь служить в полку наёмников. Взамен я помогу вернуть тебе Вилджтаун. Надеюсь, отказа не последует?
— Нет — ответил Аней. — Но раньше ты говорил про драконов. Забыл?
— Не забыл – драконов я беру на себя — ответил Грей. — Я уже выслал четверых самых проверенных людей – они будут выдавать себя за вас. У них есть сообщение для драконов. Вот только доберутся ли они?
— Возможно, мы отправляем их на верную смерть, но они знают об этом. И всё же я надеюсь, что наш бог защитит их — сказал Панерамус.
Гетрунс хмыкнул – он, как и Аней, не особо верил в силу богов.
Грей чуть заметно улыбнулся:
— Лорд Аней Вилджим то, что вы и ваши люди не верят в божественную мощь, не значит, что её нет.
— Может и не значит. Но я знаю одно – боги пережиток прошлого. Они больше не вмешиваются в наши дела. Для них мы уже выросшие дети, заботится о которых больше нет нужды — сказал Аней.
— Но порой «детям» нужна их помощь, и они её оказывают – не забывай об этом — напомнил Грей, заканчивая разговор.

Глава 4

— Вы ему доверяете, мой лорд?» — спросил Гетрунс.
— Грею? Доверяю – он не давал повода ему не доверять — ответил Аней. — Повезло, что рыцари Фонауна не любят лат. Грей обещал мне выдать качественную кольчугу – моя очень заметна.
— Ваше лицо, мой лорд, тоже запомнили. Да и мое, и Роэна, и Ареля — сказал Гетрунс.
— Нам выдадут кольчужные маски – сомневаюсь, что опознают по глазам — сказал Аней (вопрос о снаряжении решали Аней и Грей с глазу на глаз).
— Мне все равно не понятно – в чём смысл собирать столь огромное войско – в битве оно будет неуправляемо. Хорошо если солдаты не припомнят друг другу старые обиды, а то перережут друг друга у стен Фонауна, наплевав на своих богов и пророков, призывающих их объединиться — сказал Гетрунс.
***
Разговор шёл в небольшой, но богато украшенной комнатушке в здание парламента Фонауна, которую занял Аней. Соседнюю комнату отдали его сопровождению. Сундуки с серебром и золотом были отданы на хранение в Фонаунскую сокровищницу. Аней брал лишь необходимый минимум – два мешочка серебром и три золотом. Своим войнам, в награду за верную службу, он выдал по горсти серебра. Свою кольчугу он завернул в шёлковую ткань и положил в походную сумку. Больше вещей, за исключением простого, но мастерски сделанного короткого клинка, у него не было. Повозка оставалась в Фонауне вместе с лошадями, которые не были пригодны к верховой езде. Утром их обещали снабдить кольчужными доспехами, хорошими лошадьми, а лично Анея – новым именем, которое должно было дезинформировать предполагаемых шпионов. Им предоставили комнаты для отдыха, но перед сном у Анея с Гетрунсом состоялся разговор.
***
— Этого Грей и боится — сказал Аней.
— Боится — согласился Гетрунс. — Но он мне кажется очень странным человеком: верующий потомок драконов – это что-то из ряда вон выходящего. Какой смысл ему нам помогать? Отправить послов к драконам и фениксам он мог в любое время. Ну ладно – к фениксам не в любое, ибо вы дали ему к этому повод, мой лорд. Но к драконам? Смерть Альдунаила? У драконов не принято мстить за своих. У них нет родственных чувств. А обрюхаченную принцессу они пускают на все четыре стороны. Альдунаил был исключением. Он действительно любил мать вашей матери, мой лорд. Когда он выдал замуж свою дочь – вашу мать, то считал себя самым счастливым драконом в мире. Пока эти ведьмы… — в голосе Гетрунса появились нотки гнева — …не убили его жену!
— Ведьмы? — спросил Аней. О гибели Анестли Лонгхаун (жены Альдунаила) он знал очень мало – только то, что Альдунаил потратил на месть три года, а вернувшись, привёл с собой Гетрунса, о биографии которого он тоже ничего не знал. Только то, что Гетрунс по совету Альдунаила стал правой рукой дома Вилджим.
Гетрунс вздохнул:
— Да мой лорд – ведьм – туманных ведьм. Видимо нам сегодня не дано спать, ведь мой рассказ не из коротких. Готовы ли вы к нему, мой лорд?.
— Готов — ответил Аней.
***
— Сам я происхожу из древнего, но ныне разорившегося рода Валькул. Всё своё детство я провёл в поездках с отцом, матерью и более старшими представителями нашего рода, которые ездили по окрестным землям с целью займа денег на выкуп нашего родового имения. Род наш был известен, нас радушно принимали в любом королевстве, но денег в долг, увы, не да-вали. Потом и принимать перестали, доверие к роду, со стороны других родов и домов было исчерпано. Когда мне было двенадцать лет, представители рода Валькул начали промышлять грабежом. По природе искусные войны мы заработали за пять лет сумму, за которую можно было бы выкупить не только наше поместье, но и все ранее принадлежавшие нам земли, да ещё и небольшое войско нанять. Но этого сделать мы уже не могли – выйдя из леса, в котором мы промышляли грабежом, мы подписали бы себе смертный приговор. Через лес проходил торговый путь, именно поэтому добыча всегда была большой, но из-за этого частенько нам приходилось прятаться от карательных отрядов, посылаемых в лес по наши души. Из восемнадцати человек трое погибло от рук охотников за головами, но мы продолжали заниматься своим «ремеслом». В конце концов, терпение местных правителей лопнуло. Они выслали против нас отряды своей элитной гвардии – около тысячи человек. Против пятнадцати разбойников, то! Такой мы стали костью в их глотках! Нам пришлось уносить ноги. Среди нас были четыре женщины, для которых быстрое отступление было в тягость. Их бросили все, кроме меня, моего двоюродного брата по материнской линии – Крелея Валькул, да сына моего старшего брата – Сандера. Глупо… мы вместо того, чтобы сдаться полезли в драку – я убил четырёх, да ещё одного ранил, Крелея зарубили, а Сандер потерял сознание после того, как размозжил палицей голову одному из солдат – Сандер был крепким, но несколько впечатлительным парнем. Мать Крелея бросилась в бой, рубилась как фурия – десяток вражеских солдат пал от её гнева, но и она сама была смертельно ранена. Меня огрели дубиной. Рассудив, что у меня талант во владении клинком и что меня можно переучить, правитель Огрекхаина (самого сильного королевства среди пострадавших от нашего разбоя, расположенное далеко на северо-запад от Вилджтауна) отправил меня в школу подготовки королевских стражей. Сандера продали в рабство – воин, ко-торый теряет сознание, при виде крови был никому не нужен. Моя мать приглянулась гостившему в Огрекхаине принцу Валдавии (к востоку от
Огрекхаина, но все ещё очень далеко от Вилджтауна) – он взял её девятой женой. Мать Сандера и моя сестра были взяты в наложницы правителем небольшого западного королевства – больше я их не видел.
***
— А твой отец и другие из твоего рода? — спросил Аней.
— Они смогли убежать. Я дойду до этого, мой лорд. Продолжать? — сказал Гетрунс.
— Продолжай — ответил Аней.
***
Меня вздумали переучить. Но не смогли этого сделать. Через три года меня представили перед выбором – идти в королевские стражи или убираться из города. Я выбрал второе. Мой лорд, я выбрал месть, месть тем, кого считал родными: отцу, брату и другим. Мне выдали сотни серебряных – не знаю чем была вызвана эта щедрость – скорее всего они знали чего я жажду, отдали мой клинок, дали провиант и воду, престарелого коня. И выпроводили с города. Я собирался начать с мести, но потом передумал – я начал с поиска матери. Не знаю – интересно ли вам это, мой лорд, но я её нашёл. Я побывал в Валдавии – узнал, что моя мать была подарена какому-то дракону, который помогал защищать страну. Я побрёл в горы, где располагалось жилище этого дракона. Думал, застану его в уютной пещерке, спящим, и зарублю. Дурень. Он обитал в богато украшенном дворце. Стражи не было – дракону она не нужна, слуги распахивали предо мной двери, как будто им отдали приказ на это. Я как дурак ворвался в главный зал и обнаружил сидящую на троне свою мать, рядом с ней сидел рослый крепкий блондин…
— Альдунаил — закончил Аней. — Значит, течение нашей с тобой крови пе-ресекается.
— Да, мой лорд. Мать встала с трона и побежала ко мне. Она обняла меня, а я вопросительно посмотрел на дракона.
— Он спас меня, сын мой — сказала мне моя мать. — Он любит меня. У нас есть дочь.
Я отстранился, мой лорд.
— Дочь? А как же Алексия (так звали другую мою сестру)?» — спросил я.
— Не напоминай ей об этом! — почти крикнул Альдунаил. — У тебя теперь другая сестра – ей полгода и зовут её Веилигинья — потом он начал со мной говорить более мягко. — Я понимаю, что ты многое пережил за свою недолгую жизнь, но теперь всё позади. Оставайся в моей крепости – тебе здесь все рады. А я пока оставлю вас с Анестли вдвоём.
Он вышел.
Я не расспрашивал мать о том, что было до Альдунаила, ибо не хотел причинять ей боль. Я рассказывал о том, как провёл эти три года – она слушала. После этого она приказала слугам вынести вашу мать, мой лорд – она была вылитая Алексия, и я полюбил её также сильно. Я начал новую жизнь во дворце Альдунаила, который обращался со мной куда лучше родного отца. Он помог отточить навыки владения мечом, научил основам дипломатии, посвятил в тайны истории. Тихая и размеренная жизнь продлилась два года. Пока мою мать не нашёл мой настоящий отец.
***
Гетрунс перевёл дух — Тогда я узнал о туманных ведьмах, мой лорд — Гетрунс подошёл к распахнутому окну (комната находилась на третьем этаже) и надолго замолчал.
— Почему ты считаешь меня своим лордом – мы ведь родственники? — спросил Аней.
— Из-за ведьм: лорда Гетрунса Валькул, советника дома Вилджим, никто не знает, а Гетрунс Валькул – родственник дома Вилджим был бы известен всем.
— Кто такие, эти туманные ведьмы? — спросил Аней.
— Я расскажу, мой лорд, расскажу.
Я расскажу вам, мой лорд, всё что знаю, а знаю я лишь часть того, чего нужно было знать. Не знаю, каким образом мой отец прознал о том, что она находится у Альдунаила, возможно, как и я, побывав в Валдавии. Он пришёл ко дворцу и потребовал у дракона плату за мою мать. Альдунаил разгневался – драконы вспыльчивый народ — и выгнал наглеца. Когда он явился вновь, Альдунаил схватил его и отправил в Валдавию, чтобы его слуги публично опозорили жадного человека. Мать не знала об этом – мы с Альдунаилом скрывали это от неё. Наверное, зря. Прошёл ещё год – мы забыли о недостойном быть представителем нашего рода. Но он вернулся! Не знаю, как он нашёл туманных ведьм!! Он вернулся!!!
***
— Успокойся, Гетрунс» — в приказном тоне сказал Аней: «Если тебе это причиняет очень сильную боль, и ты к ней не готов – не рассказывай.
— Нет, мой лорд, я должен рассказать, должен. Но мне нужно немного отдохнуть — сказал Гетрунс.
— Отдохни — ответил Аней. — У нас ещё будет время вернуться к этой теме.
— Спасибо, мой лорд — сказал Гетрунс и, поклонившись, вышел.
Аней присел на кровать — Туманные ведьмы? — спросил он сам себя. — ТВ. Такая гравировка была у одного из подосланных ко мне убийц. Может совпадение? Было, что-то ещё. Когда-то я уже о вас слышал. Когда? — спрашивал он себя, чувствуя, что засыпает. Он сбросил дорожные туфли на пол, лёг на кровать. Уставился в потолок. — Далия! — сон как рукой сняло.
***
— Гетрунс! — крикнул Аней.
— Что случилось, мой лорд — спросил Гетрунс, вбежав в комнату.
— Далия знает про туманных ведьм — сказал Аней.
— Что? Откуда вы знаете?.
— Я ей как-то сказал, изображая любящего жениха, что никто не сможет причинить ей вред, так как будет пленён её красотой. Она сказала мне. «Ошибаешься, кое-кто уже пытался» Я спросил: «Кто?». Она ответила: «Ведьмы, туманные ведьмы?». Я спросил: «Что за туманные ведьмы?». Но она просто отмахнулась: «Это в прошлом».
— Знаете что мой лорд? Она не феникс – она дракон. За своего собрата – Альдунаила – она не заступилась – у них это в порядке вещей. Но зачем ей разыгрывать спектакль? Спрятаться от ведьм? — говорил сам с собой Гетрунс.
— Почему ты решил, что она дракон? — спросил Аней, напоминая о своём присутствии.
— Простите, мой лорд. Чтобы объяснить, я вынужден закончить свой рассказ о туманных ведьмах.
— Подожди – на клинке одного из убийц была гравировка «ТВ». Знаешь такую?.
— Вы думаете, это значит, что туманные ведьмы вели на вас охоту?
— Её вел Аленол, но кто-то ему сильно помогал — ответил Аней.
— Мой лорд, Далия в этой истории выглядит лишней — сказал Гетрунс.
— Почему? — спросил Аней.
— Из-за того, что она – дракон…скорее всего. Я закончу свой рассказ, чтобы вы поняли почему — сказал Гетрунс, садясь в кресло, стоящее напротив кровати, на краю которой сидел Аней.
***
Не знаю, где мой отец нашёл туманных ведьм. А может они его нашли? Не знаю…. Он вернулся – поставил Альдунаилу ультиматум – или он отдаёт ему мою мать и убивает свою дочь, или он будет убит «единственными друзьями» отца. Альдунаила эти угрозы только рассмешили – драконы самые неординарные существа – сложно сказать, как они отреагируют на неосторожное слово – рассмеются или разгневаются? Наградят тебя за то, что ты осмелился сказать им то, чего не следовало говорить или убьют тебя за это? Драконы думают не как мы.… Простите, мой лорд – я отвлёкся. Альдунаила рассмешили его угрозы, и он вновь выгнал его из своего дворца.
Уходя, он бросил.
— Туманные ведьмы доберутся до тебя, Альдунаил.
Я видел, как Альдунаила, при упоминание туманных ведьм, передёрнуло.
— Что-то случилось? — спросил я его.
— Да, друг мой. Всем нам грозит опасность — ответил он.
— Кто эти ведьмы? — задал я ему вопрос.
— Теневые маги, которые сделали уничтожение драконов смыслом своей жизни. Возможно, у них есть причины ненавидеть нас, но я их не знаю. Да и самих ведьм практически никто не видел – всю работу делают их многочисленные почитатели. Но и самих ведьм не стоит недооценивать.
***
— Подожди — сказал Аней: — Теневая магия – понятно, почему мы не заметили подход врагов к Вилджтауну. Но есть одна не состыковка – если Далия – дракон, почему они не тронули её? Да и Альдунаил не признал в ней дракона.
— Скорее всего, она погибла в своём драконьем обличье – осталось только человеческое. Что касается Альдунаила, то, возможно, она очень, очень сильный дракон. Столь сильный, что даже ведьмы, если это конечно они штурмовали Вилджтаун, не признали в ней дракона — сказал Гетрунс.
— Вопрос на вопросе — сказал Аней. — Продолжай свой рассказ.

***
Здесь я вынужден сделать отступление от темы и объяснить читателю общее устройство магии.
Магия – это есть невидимая субстанция, которую умеют использовать многие, но при этом могут и не догадываться об этом.
В другом значение магией называют все заклинания (виды использования магии в первом значении), которыми владеет определённый маг.
Магия во втором значение делится на три вида:
— простая магия, которую в благоприятный период может использовать практически каждый, если выучит нужные слова. Простая магия сходна по свойствам с магией мысли (о ней речь пойдёт ниже). Но требует для своего использования знания слов заклинаний, поэтому маг с кляпом во рту безвреден.
— магия мысли – есть развитие простой магии, и далеко не каждый может ей овладеть. Ученикам, порой, приходится учиться не один десяток, чтобы ей овладеть. Всё, что нужно для её использования – мысленно представить эффект заклинания. Но при этом помнить, что маг, решивший, например, сжечь город, скорее всего, сойдёт с ума, ибо магия мысли основана на борьбе разума и силы требуемого эффекта – чем сильней эффект, тем больше нагрузка на мозг.
— третья ступень – теневая магия. Высшая форма магии – недостижимая даже для самых опытных магов, но спокойно применяемая деревенскими дурочками – это не шутка – теневая магия требует отклонения в разуме человека от нормы, поэтому так популярны легенды «о злом сумасшедшем маге». Порой теневой магией владеют и вполне нормальные люди – но они есть — исключение из правила. Туманной магии нельзя обучиться, к ней нужно иметь врождённое восприятие. Главная особенность её заклинаний в том, что они в большинстве своём их эффект незаметен другим людям. Но есть вполне видимые заклинания – например выдача одного предмета за другой. Теневая магия, как и магия мысли, не требует произнесения каких-либо слов, но уже не является борьбой силы и разума (скорее всего потому, что те, кто её применяют уже в какой-то степени сумасшедшие).
Также мне нужно внести понятие «магический дождь». Конечно магия это не вода, но какое-то её количество всегда находится в воздухе – чем её больше – тем легче сотворить заклинание и тем оно будет сильней. Когда магии мало – говорят, что она «моросит», а когда много – значит пошёл магический «ливень».
Ещё есть недоказанная теория о том, что в магия находится в крови драконов – и тому, что их надо убить дважды – в человеческой и «драконьей» формах – они должны быть благодарны именно магии в своей крови.
***
— Да, слова моего отца заставили Альдунаила, всерьёз относится к его угрозам — продолжал Гетрунс. — Он послал слуг в Валдавию – просить охрану для своего дворца – знаете, мой лорд — это больно било по его драконьей гордости, но любовь к моей матери и моей сестре была выше гордости. Но Альдунаил не знал, на что способны туманные ведьмы. Охрана прибыла через месяц – сотня крепких солдат предстало пред Альдунаилом.
— Благодарю правителя Валдавии за оказание помощи — сказал им Альдунаил.
— И мы благодарим тебя, Альдунаил глупейший, за то, что без боя пустил нас в свою обитель — с сарказмом сказал предводитель солдат. — Войны, обнажить клинки, во славу светлых дев, которых злые языки называют ведьмами, уничтожим дракона и его выродка. Людей, по возможности, оставить в живых.
— К оружию! — приказал Альдунаил слугам. — Гетрунс, защищай Анестли.
Я обнажил клинок и начал с боем прорываться в комнату матери. Слуги не могли остановить опытных солдат и погибали один за другим. Я добрался до комнаты матери, но было уже поздно…
***
— Почему вы пустили их во дворец? — спросил Аней. — Почему не проверили кто они?.
— Судя по всему, они убили настоящих солдат Валдавии, надели их форму, взяли грамоты, подтверждающие, что они от правителя Валдавии. Альдунаил до этого не встречался с туманными ведьмами – знал об их существовании, но не знал чего от них ожидать. Но мы действительно были неосторожны. Почему мы не спросили у них: «А где слуги, которых мы отправляли к вам? А почему на ваших формах есть свежие пятна крови?» Да, мой лорд, мы на это не обратили внимания, ведь Альдунаил был самоуверен, а я ещё слишком молод.
— Это в прошлом, Гетрунс, в прошлом. Продолжай — сказал Аней.
— Да, мой лорд — ответил он.
***
— Моя мать была мертва — продолжал Гетрунс. — Мертва…. Об её платье вытирал клинок какой-то мужчина.
— Сразись со мной, тварь! — закричал я в гневе.
— Мужчина обернулся: «Она изменила нашему отцу с драконом, поэтому и была приговорена к казни: сказал мне мой брат – Лерунс.
— Готовься к схватке — прорычал я.
— Ты будешь драться со своим братом? — спросил он. — Зачем, Гетрунс? Зачем?.
— Ты убил мою мать — ответил я ему.
— Она спала со всеми подряд, позорила род Валькул, родила выродка от дракона. И ты обвиняешь меня в её смерти? Меня? Своего брата? — спрашивал он у меня.
— Ты мне не брат — ответил я ему. — Ты бросил своего сына, свою жену, мать, брата, сестру , а потом убиваешь мою мать из-за того, что она жила с тем, кого полбила, родила прекрасную девочку от благородного дракона?!! И ты смеешь называть меня братом?!!! — в гневе выкрикнул я.
— Да, я ошибся – ты мне не брат – больно слаб. Да и могли ли моя мать и мой брат связаться с драконом – созданием тьмы? Конечно, нет» — спокойно вещал он: «Разве мог мой сын работать в рудниках? Нет. Кто-то выдавал себя за него – мне его пришлось убить. А могли ли моя жена и сестра быть наложницами похотливого короля? Нет. Это были самозванки – мне пришлось их убить. А теперь пришла и твоя очередь, Гетрунс Самозваный. Примешь ли ты бой или подставишь шею для милосердного удара моего меча?.
— Я уничтожу тебя! — воскликнул я, готовясь к бою.
— Тем веселей — ответил Лерунс. — Я обещаю тебе быструю, но мучительную смерть.
***
— Мы с ним сразились. На мне была дорогая шёлковая рубаха, которую подарила мне моя мать – она была в крови павших от моего клинка солдат туманных ведьм. В ней было неудобно – она ведь не была приспособлена для сражений и несколько сковывала движения. А движения моего брат были быстры – лёгкая кольчужная рубашка не мешала вести бой.
Он первым нанёс удар – рубанул наотмашь, скорее проверяя мои навыки, чем пытаясь убить меня. Я увернулся – это было несложно. Нанёс колющий удар – мой брат отскочил. В ответ ударил сверху справа — я отразил. Ударил слева – он блокировал. Брат начал наносить удар за ударом – я их чудом отражал. Один раз реакция меня подвела – Лерунс нанёс удар, а я не успел вовремя блокировать – его клинок задел мою правую руку, но оставил лишь лёгкий порез.
— Неплохо сражаешься, Гетрунс — похвалил он. — Но ты уже сделал свой выбор, а у меня так мало времени.
Как бы в подтверждение его словам протрубил рог, призывающий к отступлению.
На моих глазах его меч начал менять форму, превращаясь в булаву – я не стал ждать – ударил – мой клинок пропорол кольчужную рубашку, пронзил плоть Лерунса, вошёл в его позвоночник – ярость переполняла меня, поэтому удар вышел таким сильным.
Он рассмеялся, ударил своей булавой – я выпустил рукоять клинка из рук, постарался увернуться, но тщетно – его оружие нанесло удар мне в грудь, сломав пару рёбер, я упал – всё плыло перед глазами. Я чувствовал, как Лерунс замахивается для удара, но его не последовало – его тело рухнуло – голова была разрублена.
— Она мертва, Альдунаил — прошептал я и потерял сознание».
***
— Очнулся я два часа спустя – Альдунаил излечил меня своей драконьей магией, но грудь ещё болела. Он сидел в кресле, стоящем напротив кровати, на которой я лежал.
-Очнулся?»
-Веилигинья? Что с ней
— Она в порядке, не волнуйся.
— Почему они отступили?
— Мой старый друг помог
— Дракон?
-Драконица – наша императрица.
— Императрица?
— Не удивляйся. Вы, люди, многого о нас не знаете.
— Она, что, сама прилетела к тебе на помощь?
— Она не может летать уже около пяти тысяч лет. Нет, она сама не прилетела, но отправила других драконов в подмогу.
— Откуда она узнала об атаке на твой дворец?
— Она многое знает и многое ведает. Возможно, ей сообщили птицы.
— Мама?
— Она мертва – ты же видел.
— Но она может вернуться.
— Из мира мёртвых? Возможно, но это будет уже не она, а лишь её оболочка. О туманных ведьмах и о том, как нам дальше жить мы поговорим завтра потому, что тебе нужно отдохнуть.
— Мы отомстим им?
«Завтра» — повторил Альдунаил: «У меня сейчас есть несколько важных дел. А тебе, повторяю, нужен отдых, спи»
***
— Императрица драконов? – спросил Аней.
— Да, мой лорд. Я о ней ничего не знаю и видел только один раз. Но драконы относятся к своей императрице с большим почтением.
— Только не говори, что они выполняют все её приказы – не поверю.
— Нет, мой лорд, но они прислушиваются к её советам — у них это показатель большого статуса.
— Ладно, постараюсь тебя больше не отвлекать своими вопросами. Продолжай.
***
Я долго не мог заснуть – нет, не от пережитого мной горя, а от ненависти к тем, кто мне его причинил.
Я вновь думал о мести. Мести… Сон пришёл только после полуночи, не спокойный сон – мне снились родные – живые и мёртвые, они разговаривали со мной. Но моей матери среди них не было. Проснулся около пяти часов утра. Боль окончательно прошла, но я всё ещё был слаб.
Проснулся? – спросил сидевший напротив моей кровати Альдунаил – сегодня в моём дворце состоится совет – туманные ведьмы представляют угрозу для всех драконов, но на совет приглашены только самые старые и мудрые из нас. Даже сама императрица почтит меня своим присутствием.
— Но она ведь не может летать?
— Её доставит Дайрон.
— Дайрон? Он тоже дракон?
— Да. Все знают, что он её любит, любит настолько, что она по особо важным случаям садится ему на спину, чтобы быстро попасть в нужное место.
— Они любовники?
— Нет. Многие так думают, но это не так. Она относится к нему как к другу, хоть и говорят, что у драконов дружба ничего не стоит. Она знает о его чувствах, но у них лишь дружеские отношения – ни больше, ни меньше. И ещё забыл сказать – тебя по её совету тоже пригласили – я с ней согласен. Совет начинается в полдень – поспи ещё пару часов.
***
Их было около сотни – самые старые драконы собрались в чертогах дворца Альдунаила.
— Почему вы не начинаете? – спросил я Альдунаила.
— Императрица ещё не прибыла.
— Прибыла, дракон Альдунаил, прибыла – сказала женщина, входившая в зал где должен был состояться совет. Она была удивительной красоты. Даже Далия Хесель, уж извините мой лорд, не сравнится с ней. Светлые волосы, спадающие до лопаток, сама она высокая стройная и статная, глаза цвета аквамарина. За ней шёл высокий брюнет, его можно было бы назвать красивым, если бы не читающаяся в глазах отчуждённость.
— Дайрон – сказал мне Альдунаил.
— Что с ним? Он болен?
— Он болен самой древней из всех болезней – любовью. Проследи за его взглядом – он прикован к Императрице – совет его не интересует.
Никто её не приветствовал – у драконов это не принято. Она подошла ко мне.
— Это он, Альдунаил? – спросила она.
— Он, моя императрица.
— Ты знаешь, мальчик, что тебе очень сильно повезло – не многие могут выжить в поединке с воином туманных ведьм – сказала она, а потом обратилась ко всем присутствующим — Драконы, братья и сёстры – нам бросили вызов! Один из нас чудом остался жив, но его сердце погибло – так будем ли мы молчать? Мы? Самая древняя раса стерпим нападки тех, кто называет себя туманными ведьмами? Жертвой их подлой магии может стать любой из нас. Так что будем делать?!!!
— Уничтожим гадин!
— Соберём войско из молодняка и покажем им, что такое драконья месть!
— Пленим их и отправим в самый грязный бордель, какой найдётся в землях мёртвых!
— Прилюдно обезглавим!
— Молчать!!! – крикнула она – мы не знаем чем вызвали такую ненависть к себе. Может лучше выяснить? Помните – если мы уничтожим туманных ведьм, то появятся новые охотники на драконов, у которых будут основания для ненависти.
— Что ты предлагаешь, Императрица – пойти и спросить их? – язвительно сказал один дракон.
Дайрон молча обнажил клинок.
— Успокойся, друг мой – мягко сказала она – Мы должны отправить небольшой отряд для сбора информации о туманных ведьмах. Я могу скрыть своей магией принадлежность к драконьей расе, но только троих.
— Я пойду – сказал Альдунаил – У меня личные счёты к туманным ведьмам.
Я тоже вызвался, мой лорд.
— Ещё двое – сказала императрица – Мальчишке не нужна помощь моей магии – Кто из вас готов рискнуть своей жизнью?
Все молчали.
— А кто, только что рьяно кричал о мести?! Не вы, ли, драконы?! Неужели все вы трусы?!
— Я пойду, моя императрица – тихо сказал Дайрон – Только доставлю вас в вашу крепость.
— Не ожидал – прошептал мне Альдунаил – Он уже пять тысяч лет не покидает её — с тех самых пор, как она погибла в драконьем обличие.
— Значит, больше добровольцев не будет – сказала она – Тогда можете оставаться наедине со своей совестью! Дайрон – летим домой.
— Совет закончен! – сказал Альдунаил.
— Быстро же вы приняли решение – сказал я ему.
— Очень быстро. Иди к Веилигинья – она, бедняжка уже почти сутки одна – ей приходится куда тяжелей тебя.
— С кем она останется?
— Я отправлю её в Альсанту — это страна далеко на востоке – её правитель – мой старый друг.
— Что с ней будет?
— Ничего плохого. В Альсанте обучаются многие представители знатных родов и домов. Иди, позже поговорим.

Глава 5

Рассвет – сказал Аней, подойдя к окну – Твой рассказ занял всю ночь, но ты его так и не закончил.
— Простите меня, мой лорд.
— Я повторяю – не зови меня так, ибо ты сводный брат моей матери, а значит, имеешь право говорить со мной на равных.
— Да, мой лорд.
— Прекрати. Обращайся ко мне на «ты». Через час мы должны быть у Грея, так что иди, буди мою «армию».
— Ты думаешь, что в землях Хеселей мы найдём ответы на вопросы?
— Какие вопросы? Кто такая Далия и Зеилина?
— Кто такой «сын рас».
— Я о нём забыл. Только он может разрушить нашу версию о туманных ведьмах. Хотя ты не закончил свой рассказ, но путь до Фенола не близкий – мы успеем вернуться к этой теме.
— Я повторю свой вчерашний вопрос – ты доверяешь Грею?
— Доверяю, я уже говорил тебе, Гетрунс, об этом и больше повторять не собираюсь.
— Извини, Аней.
— Иди, мне нужно обдумать твой рассказ.
Гетрунс, поклонившись, вышел.
— Значит вы, туманные ведьмы, охотитесь на драконов и их потомков. Зря, зря, очень зря – говорил про себя Аней – А ты, Далия – кто ты? Сын рас – очередная мессия, о которой кричат на каждом углу городов далёкого запада? Вопросы, одни вопросы.
***
— Я пошлю с вами десяток лучших рыцарей – сказал Грей.
— Десяток? – переспросил Аней – Я ожидал полсотни, не меньше.
— У нас каждый воин на счету.
— Это с самой огромной армией, какая когда-либо собиралась за всю изустную историю мира? – с насмешкой спросил Гетрунс
— Вы называете это армией? Они вцепятся друг другу в глотки, если подвернётся такая возможность! И, по-вашему, в элитном рыцарском ордене состоит человек этак пятьсот? Нет, всего двадцать один рыцарь входит в орден «Стального дракона» из них десять будут вас сопровождать.
— Они знают, кто мы? – спросил Аней.
— Да – ответил Грей – Нет повода скрывать это от них.
— Путь до Феанола можно назвать относительно безопасным – сказал Панерамус – Но есть одна проблема.
— Какая? – поинтересовался Аней.
— Правители всех королевств, лежащих между Фонауном и Феанолом, послали войска к нашим стенам и дали право прохода по их землям. Все, кроме одного.
— Мартиус Каргем, правитель Аргиса – сказал Грей – Этот мёртвый отличается от своих собратьев большой скупостью и всеми доступными способами пытается пополнить казну.
— Скупой мёртвый? – спросил Аней – Но это нонсенс.
— Ошибаетесь, лорд Вилджим. Каким-то образом он вернулся из Подземного мира, сохранив все качества, которые ему были присущи при жизни, а именно: жадность, властолюбие, жестокость и гордость. Но в отличие от других мёртвых он не обрёл новое тело, а остался в старом.
Анея и стоящего рядом с ним Гетрунса передёрнуло.
— Мне понятна ваша реакция – ему пришлось себя мумифицировать, чтобы не развалиться. Теперь он не может слезть со своего трона .
— И его не сбросили с него?
— Нет. Брата, который убил его, Мартиус приказал прилюдно колесовать, ввёл тоталитарный режим, да ещё стал очень, очень сильным магом. Никто не может пройти по землям его королевства, не заплатив огромную дань. Дань настолько велика, что никто не приходит в земли Аргиса. Земли там не плодородные и население вымирает от голода. Только мёртвые идут туда, ибо им проход открыт. Вам надо попробовать миновать эту страну как можно быстрее и незаметнее.
— А другого пути нет? – спросил Аней.
— Есть – на летучем корабле, но среди вас есть маг? А, идя окольным путём, вы прибудете в Феанол только через полгода, да и опасный этот путь.
— Значит, решено – я и мои люди пойдём через Аргис – закончил Аней – Выступаем через два часа.
***
Восточные врата Фонауна распахнулись, и путники один за другим покидали величественный город-государство, некоторые из них – навсегда.
Отъехав где-то на километр, Аней стянул кольчужную маску. Гетрунс последовал его примеру.
— Как вы их носите – спросил Вилджим рыцарей.
— Жить хотим – с усмешкой ответил один из них – У Веспуля отличные стрелки, которые очень любят поражать наших воинов в самые уязвимые места, то бишь в глаза.
Гетрунс чуть заметно усмехнулся.
— Грей сказал, что этот путь не займёт много времени, но сколько именно? – поинтересовался Аней.
— Месяц – полтора, не больше – сказал самый рослый из рыцарей – Сегодня к вечеру мы вступим в земли Драгара, ещё через неделю – в Партамию, потом – Лерассия и Аргис.
— Я не знаток восточной географии – почему обязательно идти через Аргис?
— Эта страна лежит между двумя горными хребтами, протянувшимися на сотню километров, чтобы попасть в Феанол надо или пройти по ущелью, в котором лежит королевство Мартиуса Каргема, или обходить эти хребты.
— Сколь опасен путь через Аргис?
— Практически ничем. По моему мнению, Партамия опасней – король там полоумный, всем заправляет дворянство, а земли патрулируют боевые отряды, которое не прочь обобрать путников. Да и крестьяне там буйные, а Аргис опасен лишь королём – если он о нас не узнает, то мы не встретим на своём пути преград — ответил всё тот же рыцарь – Ах да, я не представился – сэр Томас Вейд к вашим услугам.
— Лорд Аней Вилджим, но своих услуг, увы, я предложить не могу.
***
Вечером организовали привал возле небольшого озера. Рыцари сняли свои кольчужные маски и Аней смог разглядеть их лица. У всех лица были усеяны веснушками и всех рыжие волосы спадали до плеч. Разговоров не вели, приготовили ужин и устроились на ночлег. Дозора не выставляли – Фонаун был недалеко, и разбойники здесь испокон веков не водились – в голой степи было очень сложно спрятаться от карательных отрядов. Весь следующий день шёл мелкий, но надоедливый дождь, который к вечеру превратился в ливень. На ночёвку не останавливались, так как к полудню завтрашнего дня, путники собирались добраться до небольшой придорожной таверны. Но погода диктовала свои условия – около пяти утра дождь прекратился, уступая место густому туману.
— Что-то у меня нехорошее предчувствие – сказал Томас.
— Если мы сейчас продолжим путь, то потеряем, друг друга – согласился Гетрунс.
— Все держимся вместе!
— Гетрунс, иди ко мне! – крикнул Аней.
— Что случилось.
— Сам увидишь.
— Я тебя не вижу!
— Ориентируйся по голосу – и приведи с собой наших попутчиков. Вы должны это увидеть!
***
-Видите? – спросил Аней своих попутчиков.
— Не видим, лорд Вилджим, но зато слышим – ответил за всех Томас – Только у вас в жилах течёт драконья кровь, и только вы обладаете драконьей остротой зрения.
Сквозь туман Аней видел медленно приближающийся летучий корабль. Он был поистине огромным, но летел очень медленно и низко, громко издавая противный скрип.
— Нам лучше приготовиться к бою – сказал Гетрунс, наконец увидевший эту громадину – Так, на всякий случай.
— Ты прав, он, кажется, действительно летит в нашу сторону. Но может это обман зрения? Что-что, но заметить с него нас не могли.
— Извините, мой лорд – обратился к Роэн – Я знаю, что это за корабль.
— И?
— «Странник востока»: мой отец рассказывал мне о нём, дрейфующем по миру корабле. Не стоит его бояться – он покинут. Говорят, что он был создан пятой, ныне вымершей, человеческой расой, которая пыталась знать об устройстве всего в этом мире.
— И, узнали?
— Не знаю, мой лорд – они всегда путешествовали на кораблях, подобных этому, но, повторяю, они ныне покинуты. Мой прапрадед участвовал в экспедиции на такую бандуру, но там все двери закрыты неведомой нам магией, которую никак не преодолеть. А в открытых отсеках полным полно непонятных приборов.
— Ты говоришь, что он дрейфует, но у меня есть такое чувство, что он движется по чётко заданному маршруту – сказал Гетрунс.
— Если это именно тот, о котором рассказывал отец , то летит на север, обходит горы, двигаясь на севера –восток, летит вдоль берега далёкого-далёкого моря, поворачивает на юг, а потом на запад и начинает вновь свой путь .
— «Странник востока» — повторил Аней – Кажется, туман рассеивается – нам пора в путь.
***
Опасения Томаса не оправдались – Партамию они пересекли быстро и без приключений, двухнедельное путешествие через Лерассию и путики пресекли границу Аргиса. В стране мёртвого короля царило запустение – корено население эмигрировало в соседние страны и теперь в Аргисе почти не осталось живых людей.
— Здесь довольно плодородные земли, но Мартиус отдал приказ не сеять пшеницу – сказал Томас.
— В чём смысл? – спросил Гетрунс.
— Смысл? – переспросил Вейд – Ни в чём. Говорят, что сила его магии зависит от количества мёртвых и живых в его стране. Чем больше смерти и меньше жизни – тем выше мощь его магической силы.
— Четвёртый вид магии?
— Я не знаю. Говорю то, что слышал.
— За нами, кажется, следят – сказал Аней.
— С чего ты взял?
— Драконье шестое чувство – ответил на вопрос Вейда Гетрунс.
— И откуда за нами наблюдают – мы в чистом поле, горы далеко на север и юг.
— Сам не пойму, наблюдают и всё.
— Похоже на магию туманных ведьм

 

Глава 6

Аленол стоял на балконе дворца в Вилджтауне. Прошло только шесть дней, как он стал владельцем этой гордой крепости, но жизнь в ней успела разительно измениться: завышенные Анеем налоги были снижены, хоть и не на много, был уменьшен рабочий. Но при этом вводился комендантский час: жителям запрещалось покидать дома с полуночи, до шести утра, все безработные были согнаны на ремонт стен, пострадавших после осады, но за шесть часов дневной работы им прилично платили. Аленол собирался значительно повысит защищенность и так очень укреплённой крепости, а также вырубить лес в округе, ибо из-за деревьев враг мог незаметно подойти к Вилджтауну. Также в планах феникса-полукровки было окружение крепости рвом.
И вот Аленол стоял на балконе и наблюдал за тем, как внизу строители «латали» оставленную после штурма пробоину. Его отвлекли тихие шаги. Он оглянулся.
— Это ты, Далия.
Девушка приветливо улыбнулась. На ней было лёгкое бирюзового цвета платье, на ногах — светло-зелёные туфли.
— Осматриваешь свою крепость.
— Да. Ещё много надо сделать, но эти люди достаточно трудолюбивы, так, что я не сомневаюсь в выполнение моего строительного плана.
— Что ты собираешься делать дальше?
— Что делать? Я больше не собираюсь сотрудничать с людьми «сына рас», хоть они и предлагают его продолжить. А что касается нас, то я считаю нужным сыграть свадьбу.
— Свадьбу? Признайся, Аленол — ты не любишь меня, а наша свадьба лишь потешит твоё самолюбие.
— Возможно, ты права. Я действительно не люблю тебя, но и Аней тебя не любит!
— Не любит, согласна. Ему нужно было просто, породнится с очень знатным домом.
— Ты не боишься, что он отправится к настоящим Хеселям?
— Боюсь? Запомни, Вилджим – в её голосе появились нотки гнева – я ничего не боюсь. Ничего и никого!
— А твоя подруга? По твоему в её сердце тоже нет места страху?? – с усмешкой спросил Аленол, входя в прилежащую к балкону комнату.
Она последовала за ним, поправляя на ходу сползшую бретельку платья.
— Почему ты не отвечаешь на мой вопрос? – спросил Аленол, жестом отдавая приказ слуге принести вина.
— Думаешь, что вино развяжет мой язык? – улыбнулась Далия, садясь в глубокое удобное кресло.
Аленол сел напротив, принял стакан от слуги, кивнул ему, чтобы вышел.
Далия сделала глоток – Тебя интересует Зеилина?
— Меня больше интересуешь ты. Несмотря на то, что мы знакомы уже пять лет, я практически ничего о тебе не знаю – сказал он, ставя на стол пустой стакан.
— Тем лучше для тебя так, как если ты узнаешь про меня всё, мне придется убить тебя.
По лицу Аленола скользнула тень улыбки – Ты любишь угрожать. Ответь хотя бы на такой вопрос – сколько тебе лет?
— А ты бестактный, Аленол Вилджим, нельзя обращаться к женщинам с таким вопросом.
— Тебе не меньше тысячи лет.
— А тебе не больше тридцати.
— Ты не ответила
— А зачем отвечать? – спросила Далия, вставая с кресла – В твоём вопросе нет смысла. Хотя… меня утомил наш разговор – я удаляюсь в свои покои.
Аленол преградил ей путь – Сколько тебе лет.
Она приблизилась к нему, приникла губами к его губам, а потом одним быстрым движением свернула Аленолу шею. Его тело вспыхнуло и спустя пару секунд превратилось в пепел. Она зачерпнула горстку и вышла из комнаты.
***
Кандр отворил дверь и вошёл в большой зал, поёживаясь от царившего здесь могильного холода. Это был толстый невысокий мужчина с совершенно лысой головой и крючковатым носом. Одет он был в тёмно-зелёный жакет и баклажанового цвета брюки, которые, после того как он вошёл в тронный зал, покрылись корочкой изморози.
— Вы звали меня, повелитель? – спросил он, падая ниц перед сидевшим на троне существом.
У сидевшего на троне Мартиуса все тело было покрыто бальзамирующей жидкостью; рот был зашит; голову венчал остроконечный шлем. По обе стороны от его трона стояли две полуобнажённые девицы. Ещё одна лежала поодаль без сознания. У трона сидел большой чёрный кот.
— Те, кто нужен моим союзникам вступили в мои земли – произнёс сиплый голос, природу которого было тяжело установить, ибо Мартиус, по причинам зашитого рта, совсем не мог говорить.
— Я уничтожу их, повелитель! – прокричал Кандер, наблюдая за тем, как огромная серая гусеница выползает из-под трона.
— Не спеши, ибо двое мне нужны живыми.
— Да повелитель, я уничтожу всех, а двоих приведу к вам!!!! – срывая голос, прокричал Кандер, при этом морщась от витавшего в тронном зале запаха.
— Мне нужен Аней Вилджим и Гетрунс Валькул — остальных можешь убить.
— Да, мой повелитель, я выполню ваш приказ.
— Не смеши меня, червь – сам ты ничего не сделаешь. Возьми с собой небольшой отряд моих мёртвых воинов. На нужных людей тебе укажет Анедрис.
Услышав своё имя, кот изогнулся дугой и оглушительно промяукал, потом бросился за ползшей по полу мокрицей; вскоре раздался громкий хруст.
Ещё одна девушка, не выдержав, упала в обморок.
Кандер бросился к её телу, обнажил кинжал, приставил к горлу…
— Не нужно! Не спеши лишать жизни других, если сам ещё не хочешь расстаться с ней.
— Простите меня, повелитель – сказал Кандер, бросая похотливый взгляд на оставшуюся в сознание девушку.
— Выполнишь мой приказ — получишь всех троих.
— Спасибо, повелитель – произнёс толстяк, пятясь к выходу.
За вышедшим следом котом, захлопнулись двери.
***
Когда Кандер в сопровождение кота покинул тронный зал, от стен отделились длинные тени. Постепенно они начали приобретать объём и вскоре напротив Мартиуса стояли четыре женщины. Одинаково высокие и статные, с накинутыми на голову тёмными капюшонами, и одетые в чёрные плащи, они не выглядели чужаками в этом затхлом помещение.
— Я не понимаю, зачем вам потребовался второй? – произнёс голос.
— У нас с ним личные счёты – мелодичным голосом ответила одна из туманных ведьм, откидывая капюшон. У неё были четкие черты лица; длинные светлые волосы ровно ложились на широкие плечи; голу венчала маленькая серебряная диадема.
— Личные счёты – переспросил голос – А с Вилджимом у вас нет счётов?
— У нас есть счёты с каждым драконом или тем, в ком течёт их кровь.
— Тебя это не должно интересовать – ты выполняешь свою часть договора, а мы выполняем свою – сказала вторая из ведьм.
— Мы дадим тебе нормальное тело, а ты приводишь к нам Вилджима и Валькула.
Сказав эти слова, третья ведьма сбросила плащ, под которым было зелёное облегающее платье, плохо сочетающиеся с длинными каштановыми волосами.
— Но прежде мы должна поприветствовать новую сестру – сказала четвёртая – длинноволосая шатенка в кроваво-красном платье, указывая на стоявшую возле трона девушку.
— Ты права – сказала вторая, чьё лицо по-прежнему скрывал капюшон.
Первая, выхватив висевший на поясе маленький кинжал, метнула его.
Из пронзённого горла девушку взметнулся фонтанчик крови, она упала на пол.
Третья ведьма подошла к бездыханному телу, и, вонзив зубы в шею, начало жадно пить кровь.
— И это девы, которые объявили себя защитниками света – усмехнулся голос.
— Чем больше тёмные силы служат на благо светлым, тем сильней добро и слабее зло – сказала четвёртая.
Третья, напившись, подняла окровавленный кинжал, быстрым движением перерезала себе вены на руке и поднесла её к губам мёртвой девушки.
Рана на шее начала быстро затягиваться и вскоре о её существование напоминала лишь запёкшаяся кровь. Девушка медленно поднялась, удивлённо смотря на стоящую возле неё ведьму.
— Теперь ты с нами сестра – сказала шатенка.
Девушка попробовала ответить, но не смогла это сделать.
— Побочное действие нашей магии – пояснила первая туманная ведьма – Это пройдёт примерно через неделю.
Пятая ведьма указала на лежащих без сознания девушек.
— Я обещал их Кандеру – сказал голос – В том числе и ту, которую вы сделали своей «сестрой».
— Мы приведём тебе ещё троих – отдашь своему слуге, а эта теперь с нами, ведь она единственная из тех сорока, что мы приводили к тебе, кто не потерял сознание.
— Где вы их берёте?
— Молоденькие драконы очень любят красть таких же молоденьких девушек. Мы убиваем дракона и за определённую плату возвращаем «похищенных принцесс» их «папашам». Но если они не могут выкупить своих дочек, то мы отправляем их тебе. А потом продаём какому-нибудь мечтающему о подвигах принцу, предварительно стерев девушкам память очень простым заклинанием. Принц увозит «спасённую даму» домой и объявляет, что освободил её, убив злобного дракона.
— Благородно – усмехнулся голос.
— Более чем – согласились ведьмы – А теперь позволь нам покинуть тебя, ибо мы должны провести обряд посвящения для нашей пятой сестры, а также подготовится к встречи «гостей».
— Убирайтесь.
Ведьмы, не отреагировав на грубость, вышли из тронного зала, взявшись за руки.
***
Лошадь, всхрапнув, завалилась набок, придавив одного из рыцарей; из её левого глаза торчала стрела с черным оперением.
Остальные рыцари быстро Гетрунс спешились и взяли в кольцо Анея; Роэн и Арель помогли упавшему, выбраться из под мёртвого коня.
— Защищать Вилджима любой ценой!!! – отдал приказ Томас, обнажая меч.
Рыцари, последовав его примеру, извлекли из ножен сияющие на солнце клинки, но врагов не было видно.
— Кто смеет нападать на рыцарей государства Фонауна?!!! – проорал Вейд, смотря на широкий невысокий холм, со стороны которого была пущена стрела – Мы готовы заплатить за проход по земле славной страны Аргис!!!
— Нам не нужно ваше гадкое золото! – донёсся голос из-за холма, по интонации которого можно было засомневаться в правдивости сказанных слов.
— Так почему вы атакуете нас. Что вам нужно?!!!
— Н-а-м н-у-ж-е-н В-и-л-д-ж-и-м и В-а-л-ь-к-у-л — донёсся уже другой, очень странный, голос.
— Лорд Аней Вилджим и его спутники находятся под защитой ордена «Стального дракона», мы не можем выдать их!!!
— Идут в атаку — сказал Аней, готовясь к бою.
— Не вмешивайтесь – сказал Томас – Я отвечаю головой за вашу жизнь.
На холме появились люди, которые медленно двигались в сторону рыцарей – их, закованных в тяжёлую броню мёртвых, было около полусотни. Впереди всех шёл огромный чёрный кот. Сойдя с холма, отряд остановился.
— П-р-е-ж-д-е ч-е-м н-а-ч-а-т-ь к-р-о-в-о-п-р-о-л-и-т-и-е, я д-о-л-ж-е-н с-к-а-з-а-т-ь о-д-н-о-м-у и-з в-а-с т-а-к-и-е с-л-о-в-а — произнёс кот. Сделав небольшую паузу, он продолжил —
Т-а, к-о-т-о-р-у-ю п-о-л-ю-б-и-л е-ё в-р-а-г, с-д-е-р-ж-а-л-а с-в-о-ё о-б-е-щ-а-н-и-е.
— В атаку! – закричал Гетрунс, рванув в сторону мёртвых и увлекая за собой рыцарей.
— Назад! – отдал приказ Томас, но его не кто не выполнил.
Десять человек – Гетрунс и девять рыцарей – с криком «вонзились» в ряды противника.
— Назад, Гетрунс! – прокричал Аней.
— Его задели слова проклятой говорящей кошки – ответил Тома – Хотел бы я знать, что они означают – Кстати, хвалю дисциплину твоих людей.
— Благодарю.
Арель и Роэн, которые остались со своим лордом, чуть заметно поклонились.
А в это время кипел бой – рыцари под командованием Гетрунса смяли строй мёртвых, которым мешали их старые тяжёлые ржавые доспехи.
— Стреляют хорошо, но драться не умеют – хмыкнул Вейд, не спешивший вступать в бой.
Рыцари без потерь уничтожили отряд мёртвых – на поле боя остался лишь маленький толстый лысый человек, стоявший на коленях и моливший о пощаде, да кот, который вернулся на холм.
— Не убивайте, не убивайте, меня заставили, я не хотел служить, я не хотел – хныкал Кандер, обнимая ноги Гетрунса.
— Валькул, пнув его, произнёс – Живи, червяк, только больше не попадайся ко мне на глаза. А ты, странный зверь, скажи, откуда ты знаешь о моей избраннице?
— О-н-а с-а-м-а п-р-о-с-и-л-а п-е-р-е-д-а-т-ь т-е-б-е э-т-и с-л-о-в-а.
— Где она?
— У-ж-е з-д-е-с-ь
На холме появились пять женских фигур – пять туманных ведьм – одна из них так и не сняла плащ.
— Алдавия!!! – прокричал Гетрунс, бросаясь к ней.
— Ненавижу предателей – произнёс Вейд, подходя к своим рыцарям и отдавая новый приказ.
С холма донеслась песнь…
***
С холма донеслась песнь – то пели на неизвестном языке три ведьмы, пока четвёртая, та что не сбросила плащ, бежала навстречу Гетрунсу. Они встретились; она сбросила плащ, под которым чёрное платье с глубоким вырезом, чёрные как смоль волосы были собраны в тугой хвост; их губы слились в страстном поцелуе.
— В атаку – поморщившись скомандовал Аней.
— В атаку! – подтвердил приказ Вейд, бросаясь первым в атаку.
Четыре ведьмы, прекратив петь, преградили рыцарям дорогу.
— Вы же не станете атаковать женщин? – спросила первая – Да и мы не давали для этого повода.
— Вы уничтожаете любого, в ком течёт кровь драконов – разве это не повод? – спросил Аней, замахиваясь для удара.
— Будь по вашему – сказала третья, бросаясь на клинок Вилджима.
Из пронзённой груди брызнула кровь. Подобным образом поступили другие три ведьмы.
Пятая отстранилась от Гетрунса и, улыбаясь, последовала примером подруг.
Пять безжизненных женских тел упало на землю.
— П-р-е-д-с-т-а-в-л-е-н-и-е н-а-ч-и-н-а-е-т-с-я — промяукал, опять появившийся кот, запрыгивая на спину Кандеру, который к этому времени лишился чувств.
— И что это было – спросил Аней, обращаясь к Гетрунсу.
— Это? Их маленькая тайна – ответил Валькул.
— В твоих словах была ненависть, когда ты рассказывал о ведьмах. Неужели ты смог меня обмануть? – спросил Вилджим.
— Видишь ли, настоящий Гетрунс Валькул давно погиб, а Альдунаил так и не смог этого понять. Он был глупым драконом.
— Я повторяю – как ты смог мне солгать. Мне и Альдунаилу? Если настоящий Гетрунс мёртв, то кто ты вообще такой?
— Я неправильно выразился. Я Гетрунс Валькул, но того, кем я когда-то был, давно уже нет в живых. Я рассажу тебе, Аней Вилджим обо всём, когда моя любовь и её сёстры расправятся с твоими друзьями.
— Томас, отводи своих людей – прошептал Аней.
— У-ж-е п-о-з-д-н-о – проорал кот, чьи чуткие уши услышали слова Вилджима.
Спустя мгновения рыцари, Роэн и Арель обратились в прах.
— Одно из сильнейших заклинаний теневой магии – прокомментировал Гетрунс – К сожалению, не действует на драконов и их потомков и требует человеческих жертвоприношений, совершённых теми, на кого должно быть наложено заклинание. Вы убили моих подружек, а также вторично умертвили мёртвых, уж извиняюсь за каламбур – вот заклинание и подействовало. Кстати, ведьмы находятся позади тебя.
Аней быстро обернулся: Гетрунс не соврал – пять ведьм выжидающе смотрели на него.
— Я попросил их не атаковать тебя.
— Почему же?
— Ты ещё нам пригодишься.
— Неужели? Брось шуточки, Гетрунс, ибо я тебя вызываю на поединок!
Валькул усмехнулся – Будь по-твоему Аней. Я буду поддаваться.
— Х-о-т-ь к-а-к-о-е-т-о в-е-с-е-л-ь-е.
Вилджим и Валькул скрестили мечи…
***
Гетрунс нанёс колющий удар. Аней неуверенно отразил его.
— У тебя нет шансов, Аней.
-Посмотрим – сказал Аней, уходя от следующего удара.
— Тебе никогда не стать воином – сказал Гетрунс, нанося сильный удар справа.
Аней, уворачиваясь, споткнулся.
Гетрунс воспользовался этим и, выбил меч из рук Вилджима, приставил свой клинок к его горлу – Ты повержен, Аней. Но я не враг тебе – Валькул вернул клинок в ножны и протянул Анею руку, чтобы помочь ему подняться.
Вилджим, проигнорировав Гетрунса, поднялся сам – И ты говоришь, что не враг мне, после того как твои подруги уничтожили моих спутников?
— Твои спутники – предатели. Все рыцари ордена Стального дракона давно служат некому «сыну рас» — тому, кто атаковал Вилджтаун.
— Но ты же говорил, что это дело рук туманных ведьм?
— Я солгал. Что касается Роэна и Ареля, то они тоже были посланы твоими врагами.
— Кто тебя научил так врать?
— Это подарок Алдавии, но я сейчас неподходящее время для разговоров.
— Может ты и прав – сказал Аней, склоняясь над убитыми мёртвыми и осматривая тугой лук и колчан, полный стрел с чёрным оперением – Почему они выпустили только одну стрелу.
— Даже мёртвым не чуждо благородство – сказала третья ведьма, подойдя к Анею – Стрелой они предупреждают противника о своём присутствие.
— Но ведь эти воины плохо владели навыками фехтования, но при этом отлично стреляли?
А к-т-о и-х п-о-й-м-ё-т? — промяукал кот, подбегаю к ногам Вилджима и начиная тереться об них.
— А это что за кот – спросил Аней, беря его на руки.
— Лорд Анедрис Альксейктаун – сказала первая ведьма – Он когда-то был правителем Великой империи, а теперь следит за Мартиусом.
— Великой империи? Вы имеете в виду ту страну, что находилась в этих землях пятнадцать тысяч лет назад, ту, которая распалась на множество княжеств и тысячи карликовых королевств?
— Д-а. К-о-г-д-а-т-о м-н-е п-о-д-ч-и-н-я-л-и-с-ь – промяукал кот, который взобрался Анею на плечо.
— Его свергли и, чтобы он не пробовал вернуть свой трон, превратили в кота. Как бы это ни было парадоксально – но не один маг не может снять с него это заклятье – сказала Алдавия, которая подошла к Гетрунсу – Уходим отсюда.
— Есть одно незаконченное дело, сестра – сказала четвёртая, подходя к телу Кандера.
— Вы собираетесь его убить? – спросил Аней, на плече которого до сих пор сидел Анедрис.
— Зачем? Мы просто отправим его за тридевять земель – Мартиус обещал ему кое-какой подарок, но это не выгодно для нас.
— И что вы собираетесь делать дальше?
— Дальше? Рассказать тебе, кто атаковал Вилджтаун – сказал Гетрунс, поглаживая кота, который, спрыгнув с плеч Вилджима, тёрся у его ног.
— Но не здесь – сказала Алдавия, беря Гетрунса под руку.
— Да свою ладонь – скомандовала первая ведьма и, не дожидаясь ответа, проявила инициативу.
Спустя несколько секунд на поле боя не осталось живого человека…

Глава 7

Человек провёл рукой по лезвию своего клинка, наблюдая, как его кровь орошает землю, образую причудливые фигуры.
— Он захватил Шпиль мира – сказал человек стоящей за его спиной женщине.
— Я не улавливаю логики в его действиях – ответила она – Он отпускает того, кто мог бы принести ему быструю победу, развязывает две войны на западе и собирает войско на востоке, объявляет охоту на драконов, хотя и сам является оным.
— Сын рас, моя императрица, как вы знаете, не всегда был драконом, а значит и думает он как дракон.
— Ты прав, Дайрон, но нам неизвестно кто он на самом деле и как смог стать драконом – сказала императрица драконов, осматривая рисунок, который образовала кровь – пять овалов, наложенных друг на друга.
— Странно – сказал Дайрон, склоняясь к земле.
— Человек с пятью лицами, носящий их все одновременно.
— Как такое может быть? Вы можете дать этому разумное объяснение?
— Давая чему-то объяснение, ты рискуешь ещё больше запутать себя, Дайрон, но мне кажется, что ответ кроется в том, как его называют – сын рас – не значит ли это, что в его жилах течёт кровь каждой расы, населяющей мир.
— Это невозможно, моя императрица.
— И я так считаю, но мной уже было сказано, что нельзя пытаться найти всему объяснение. А сейчас настала пора покидать это место – мне нужно подготовиться к началу партии и выбрать своего экзарха.
— Вы правы, моя императрица – сказал Дайрон, превращаясь в дракона с серебряной чешуёй и двумя короткими рогами на голове – У ВАС УЖЕ ЕСТЬ КАНДИДАТ НА ЭТУ ДОЛЖНОСТЬ?
— Ещё нет – ответила она, взбираясь на спину Дайрона – А у тебя есть кто-то на примете?
— ПОТОМОК АЛЬДУНАИЛА. ЕМУ МОЖНО ПООБЕЩАТЬ ВОЗВРАЩЕНИЕ ЕГО КРЕПОСТИ – ответил он, взлетая.
— Он ещё молод и не раскрыл свой скрытый потенциал, да и где нам его искать. Нет, нужен кто-то другой. Я подумывала о другом родственнике Альдунаила – Гетрунсе Валькул — том, кого отпустил сын рас, но путешествует вместе с Анеем Вилджимом, поэтому его тоже будет трудно найти.
— ЭТО ВАШ ВЫБОР, МОЯ ИМПЕРАТРИЦА.
— Мой – согласилась она – Но он повлияет на судьбу всего мира, а это значит, что я должна сделать правильный выбор, иначе последствия будут ужасными.
Спустя несколько минут, после того, как они покинули поляну, на ней появился высокий человек, в черном плаще, лицо которого закрывала серая маска.
– Значит, ты ещё не выбрала себе экзарха, Артания – тем хуже для тебя, ибо только один может принести тебе победу, а ты уже исключила его из своих кандидатов на это почётную должность. Надеюсь, что туманные ведьмы помогут тебе стать тем, кем ты являешься, Аней Вилджим. А если нет, то это сделает Шпиль мира…
***
Пепел осыпался на землю, взметнулись ввысь языки пламени, и к Аленолу Вилджиму вернулась жизнь. Он был в той же одежде, что была на нём, когда Далия его убила.
— И зачем ты это сделала? И где мы? – спросил он, оглядывая огромный зал, в котором они находились.
— Моя крепость в Анхивильских горах – сомневаюсь, что ты знаешь, где это – сказала Далия, сидящая на троне, искусно вырезанном из горного хрусталя. На полу была рассыпана земля, которую уже выметали слуги. Что касается твоего первого вопроса, то это была необходимость.
— Необходимость? Да и крепость Хеселей называется по-другому – сказал Аленол, подойдя к трону.
— Глупые, глупые Вилджимы! — усмехнулась Далия – Вы даже не понимаете, во что ввязались.
— Я не люблю, когда со мной говорят в таком тоне – процедил Аленол – Если бы я был при оружие, то не обратил бы внимания на твою красоту и отрезал бы тебе язык.
— Но ты не при оружие, Вилджим – рассмеялась в ответ Далия – И ничего не сможешь мне сделать, да и возвращала к жизни я тебя не для того, чтобы ты мне угрожал.
— А для чего? – с сарказмом спросил Вилджим, замечая стоящих по углам стражников – Три года назад ты нашла меня, когда я служил наёмником, предложила работать на некого «сына рас», пообещала обеспечить помощь в возвращение мне Вилджтауна, ибо он по праву принадлежит мне. Три года я занимался тем, что путешествовал из города в город, из королевства в королевство, передавая сообщения подпольным организациям. Потом ты, видя, что я к тебе не равнодушен, сказала, что достанешься мне, когда воины «сына рас» помогут мне вернуть Вилджтаун, но как только я достиг своей цели, ты, Далия, убиваешь меня и отправляешься, мертвяк знает куда.
— Не равнодушен говоришь? Ты охладел ко мне, как только затащил в постель мою самую верную прислугу, ту, что выдавала себя за Зеилину Хесель – Далия кивнула одному из слугам, которые закончили уборку в тронном зале и послала воздушный поцелуй Аленол, намеренно зля его – Не удивляйся. Она приняла мой облик, да и тебе тогда думаю было все равно. Твой родственник, между прочим, куда более целомудренный – за тот год, что мы провели вместе, он ни разу не кидал в мою сторону похотливые взоры.
— Это пустая болтовня! Кто ты такая и какое право имеешь лишать меня заслуженной награды?! – слова Аленола были пропитаны гневом.
— Успокойся, нельзя быть таким вспыльчивым — сказала Далия, вставая с трона и подходя к Вилджиму – Тебя убрали бы, когда ты начал бы задавать лишние вопросы. Вилджтаун нужен «сыну рас» больше, чем все остальные крепости мира вместе взятые, я бы тебе рассказала бы – почему, но ты меня постоянно перебиваешь – с этими словами она нанесла удар в живот, и это не был удар хрупкой женщины, коей являлась Далия.
Но Аленол не согнулся, а лишь сделал шаг назад, выплюнул на чистый, выложенный из дорогого мрамора, пол сгусток крови и спокойно произнёс – Твоя воля, рассказывай – я не буду перебивать тебя.
Гордый – сказала Далия, возвращаясь к своему трону – Для «сына рас» ты, в отличие от Анея, лишь пешка.
Лицо Аленола перекосила гримаса, но он сдержался.
— Я знаю, молодой феникс, что мои слова задевают твою гордость, но это так. О «сыне рас» я знаю немало, но он до сих пор остаётся для меня загадкой, но я расскажу тебе всё что знаю, надеясь на наше дальнейшее сотрудничество. Предугадывая твой вопрос о том, какая тебе в этом выгода, отвечу – никакой, если не считать того, что Аней будет у тебя в долгу. Думаю, для тебя это дорогого стоит. Но прежде чем начать свой рассказ я спрошу тебя – ты согласен?
— Согласен? На что? На сотрудничество?
— Столько вопросов в ответ на один мой. Просто скажи – согласен или нет?
— Если я правильно понимаю, то у меня нет выбора?
— Можно сказать и так – Далия жестом отдала приказ стражам.
— Согласен – произнёс Аленол, которого с четырёх стон окружили закованные в броню и вооружённые длинными алебардами воины.
— Мудрое решение. Мудрое и безрассудное. Что ж, слушай и не перебивай, а то следующий удар будет посильней предыдущего.
***
Начну я свой рассказ с тех давних времён, когда даже Солнце не стала той, кем является сейчас, а далёкие предки самых древних драконов были ещё молоды и время от времени забавы ради похищали слащавых принцесс. В те времена мотивы войны были благородней, а воины не растеряли понятий о чести. Добро было добром, зло – злом, и никто не пытался выдавать одно за другое. Весь наш мир был поровну поделён между всеми расами: мёртвые селились на севере, жаждущие – на юге, фениксы на востоке, а запад занимали города сияющих, именно так называли звёзд. Почему великая женщина их народа, что светит нам и поныне зовется Солнцем – это отдельная история. Драконам же принадлежало огромное королевство в условном центре нашего мира носящее название Энвиндальского королевства так, как тогда драконы ещё подчинялись тем, кто старше и мудрее их. Столицей же был город Энвиндальтаун, состоящий из восьмидесяти ярусов, каждый из которых был ограничен от других многометровой высокой гранитной стеной. А о стенах, защищающих крепость в центре города, ходили легенды. Но куда более легендарней была центральная башня, известная более как Шпиль мира – не в один километр высотой, она ,казалось, пронзает небо и уходит в мир богов, которые в то время ещё вмешивались в дела людей. Никто не знает, кто её построил, да и тогда не знал, ибо строительство Энвиндальтаун началось, как раз вокруг Шпиля. Говорили, что тот, кто взойдет на вершину, станет равным богу, но, увы – у башни не было входа, и никто за тысячелетия так и не проник в неё, да и задача, взобраться на самый верх, казалась непосильной. Но только не для силы человеческого разума…
***
— Да… силу разума нельзя недооценивать – продолжала Далия, закинув нога на ногу – Силу разума и жестокое хладнокровие людей. Да-да, Вилджим, ты не ослышался – драконы это те же люди, только умеющие принимать другую форму. Самый мудрый из драконов предсказал, что попасть в башню можно, прорыв подземный ход – сотни тысяч рабов, которых прислали правители других королевств, которым за это немало заплатили, рыли целыми сутками, рыли, изнемогая от духоты, страдая от жажды и холода, сотнями умирая, но рыли. Восемь недель и ещё три дня рыли, пока не смогли подкопаться под фундамент и пробить проход в полу Шпиля мира, который был выложен не из прочного чёрного камня. На вершину вела огромная винтовая лестница, насчитывающая миллиарды ступеней. В этот раз пришлось работать и магам, которые заставили рабов подниматься на вершину, и с помощью заклинания телепортировать к ним драконьих господ. Взамен рабам обещалась свобода, но глупо было верить в правдивость этого обещанья. Но многие, очень многие поверили. И спустя ещё две недели – так высок был Шпиль мира – вся драконья знать в сопровождение охраны оказалась на последнем пролёте лестницы, ведущей на вершину…
***
Он двигался очень быстро, преодолевая пролёт за пролётом за считанные секунды, один его шаг – и сотни ступеней позади. Сын рас спешил, несмотря на то, что времени у него ещё было предостаточно. Сына рас можно было понять – к этой цели он стремился почти всю своё жизнь, никто не знал, как Сын рас узнал о Шпиле, зачем он ему понадобился, да и том, кто он на самом деле, никто не знал. Но многие знали, что речи Сына рас могли вдохновить население даже самого процветающего королевство на восстание, что два союзных государства могли объявить друг другу войну, если ему это потребуется, что его не берёт не один клинок, что множество культов поклоняются ему как богу – это знали многие. Многие — но не все.
Два война, сражающиеся друг с другом, опустили клинки и обернулись в его сторону
— Как смеешь ты, смертный, осквернять своим присутствие это святое место? – строго спросили они.
— А я не обычный смертный – произнёс Сын рас, сбрасывая маску
В глазах обоих воинов отразился ужас.
***
На высоте, недоступной ни одному дракону и ни одной птице, там, откуда можно смотреть на облака сверху вниз, сражалось двоё – вещала Далия – Один был одет в светлую спадающую до ног рясу, другой – в тёмную. Почувствовав, что они не одни, два воина развернулись в сторону драконов.
— Вам нечего здесь делать, смертные – в один голос воскликнули они, и драконы, один за другим, в мгновение ока были перенесены к подножию башни. Все, кроме одного. Того, кто сказал, что в Шпиль мира можно попасть, прорыв подземных ход.
— Мы повторяем – смертным нельзя находиться на вершине Шпиля мира, какими бы силами он не обладал.
— А я не смертный – произнёс дракон, который был облачён в тёмный плащ, и чьё лицо скрывала серая маска.
— Но тогда кто ты?
— Я наследник силы того, кто заставил вас сражаться во имя баланса добра и зла – сказал дракон, срывая маску, под которой скрывалось отвратительное лицо, словно сшитое из сотен кусочков кожи – Как вам и было обещано, через сто тысяч лет я пришёл, чтобы сказать, что мир всё ещё нуждается в ваших услугах. Так что можете продолжать бой.
— Вы обещали прислать замену – сказал «тёмный».
— Замены не будет – вы лучшие — сказал дракон, вновь одевая маску – За все эти годы никто, кто мог бы справиться с этой роль лучше вас, не появился.
— И ты пожертвовал тысячу людей лишь для того, чтобы сказать нам об этом? – спросил «светлый», которого переполнял гнев.
— То были рабы, и их смерть никто не заметил. Прощайте, ибо ещё через сто тысяч лет прибудет новый страж баланса, коим в данный момент являюсь я.
***
— Страж баланса – хмыкнул Аленол – Уж извиняюсь за то, что перебил, но тебе, Далия, не кажется, что ты несёшь чепуху – Если я правильно понимаю, то ты считаешь, что так называемый Шпиль мира находится в Вилджтауне. Но там нет никакой башни, уж я то знаю – мой отец в течение восьмидесяти лет правил и ничего мне не рассказывал.
— Не рассказывал, потому что не знал – Шпиль скрыт от посторонних взоров, и если бы ты меня дослушал, то узнал кем и зачем!
— Не кипятись, твой вспыльчивый нрав мне надоел – не такой ты была в течении четырёх прошедших лет.
— Но ты был всегда таким: высокомерным идиотом, жаждущим мести, золота и дешёвой славы – сказала Далия – Ты был, остаёшься и будешь таким вечно.
— Жаждущим мести? А ты, всезнающая – это слово было сказано с большой иронией – хотя понимаешь, за что я мщу Анею? За то, что его папаша – мой двоюродный дядюшка – сверг моего отца, оклеветал его, втоптал в грязь, так как считал себя выше его! Думал, что если с ним спит дочка дракона, то он имеет больше прав на Вилджтаун. А потом мой отец погиб на охоте, мать публично казнили, несправедливо обвинив в распутстве, со мной начали обращаться как с пажом, и ты говоришь не мстить?
— Я не отговаривала тебя от мести – как я уже сказала, скоро у тебя появится шанс, оказать Анею такую услугу, что он будет тебя молить о прощении за поступки его отца.
— Молить о прощении? Аней? Не смеши меня.
— Я и не собиралась. А теперь заткнись, если хочешь больше узнать о стражах баланса.
***
— Мир больше не нуждается в ваших услугах – произнёс Сын рас, откидывая плащ, под которым скрывались серебряные ножны. Его лицо больше не скрывала маска, но она, казалось, и не была нужна – Сын рас говорил, но мускулы его лица, бледного и чистого, оставались недвижимыми. Двигалась только челюсть
Оба воина правильно поняли намёк и приготовились к бою.
— Как смеют стражи баланса бросать нам вызов!? – крикнул «тёмный».
— Мир без нас рухнет потому, что только мы поддерживаем хрупкий баланс между добром и злом, только мы не даём злу править миром! – изрёк «светлый»
— Ха-ха – тихо, но с издёвкой усмехнулся Сын рас, извлекая из ножен короткий клинок с богато отделанной серебряной рукоятью и кривым бледно-зелёным лезвием – Баланса между добром и злом нету и никогда не было, как и не было и добра со злом. Все всё и всех оценивают по-разному. Всё, что считается добром, по сути своей является злом, как и любое зло – добром. Но у меня нет, ни времени, ни сил, ни желания рассказывать вам об устройстве мира, да и знания эти вам уже не понадобятся.
— Так покончим с этим – нападай – произнёс «светлый» — Мы готовы убить тебя или самим принять смерть.
— Глупцы, единственное оружие, с помощью которого можно победить меня, у меня в руках и я держу его железной хваткой. Но и я не могу убить вас, мне придется поступить хуже, многим хуже, мне придется дать клинку поглотить ваши души…
— Ты не сделаешь этого – произнёс «тёмный».
— Я понимаю вас, и не буду мешать – прыгайте.
— Прощай, страж – с ненавистью произнёс «светлый», и оба воина шагнули в пустоту.
— Осталось лишь привести сюда твоего будущего экзарха, и мы добьёмся своей цели – произнёс голос, но не смог вырвать Сына рас из лап неожиданно нахлынувших на него воспоминаний…

Глава 8

Аней шёл по тёмному коридору; стоящие вдоль стен статуи провожали его пустым взором; прошло уже два часа, а ведьм всё нигде не было.
— Заблудился?
Аней медленно оглянулся – за спиной стояла женщина с белоснежными волосами, в чёрном простом платье, тёмных перчатках и с босыми ногами. В её улыбке читалась такая угроза, что рука интуитивно нащупала рукоять клинка.
— Здесь тебе не поможет оружие.
— Кто ты?
— А я думала, что твой первый вопрос будет: «Где я?».
— Я повторяю: кто ты?
Ответом были её шаги – незнакомка приближалась к нему. Аней на мгновение оцепенел. В воздухе повис приторно-сладкий запах.
— Не сопротивляйся, мальчик — я оказываю тебе честь.
Страстный поцелуй, и бездыханное тело падает на пол.
— Прости, мальчик – от тебя столько суеты в мире, а так займёшь место в моей коллекции вместе с той очаровательной ведьмочкой. Её подружкам это послужит уроком…. Хотя, что это я говорю с куском камня? Ладно, Аней Вилджим, займите ваше место!
Ничего не произошло.
Улыбка сошла с лица
— Аней Вилджим, займите ваше место в ряду статуй!!! Займи своё место недомерок!!!!!
— Нет – последовал ответ.
Лезвие клинка примкнуло к бледной нежной шее…
— Повторяю, мальчик, оружие тебе не поможет.
— Твоя магия тебе тоже не поможет – сказал Аней, возвращая клинок в ножны.
— А ты меня удивил – за последние три сотни тысяч лет это никому не удавалось. Иммунитет к магии и большой потенциал к её применению – не зря за тобой столько народу гоняется.
— Гоняется? За мной? Ты ошибаешься.
— Ах, мальчик, мальчик, сколь мало ты знаешь.
— Кто ты?
— Ты уже задавал этот вопрос – напомнила женщина, облокачиваясь на одну из статуй – Но если ты настаиваешь… Я смерть. Верней та, кто исполняла обязанность смерти в течении довольно долгого периода. Как по мне – ничего интересного.
— Тогда объясни мне: где я и как сюда попал? – с нажимом спросил Аней.
— Ты в моей тюрьме. Отсюда я могу следить за происходящем в мире и немного вмешиваться в его дела – кивок в сторону статуй – Неудачники, пытавшиеся завоевать мир, но злоупотребляющие магией. Их тела пылятся в тёмных мавзолеях, а души украшают мою камеру.
— Так значит я здесь не физически?
— А ты только догадался? Вы, люди, маловато знаете об устройстве мира, хоть и считаете, что это ни так. Ведьма, с которой ты переместился, забыла о простых защитных заклинаниях и попала ко мне в галерею в качестве экспоната. Ты грозишь миру большой заварушкой, но, раз я не могу пополнить тобой свою коллекцию, то делаю тебе предложение: Ты освобождаешь меня, а я возвращаю тебе Вилджтаун.
— Опять – в душах сказал Аней – Почему все пытаются мотивировать меня возвращением моей крепости?!
— Тихо, мальчик, я пошутила, не сердись. Тебя ждёт нечто большее – моё покровительство.
— И что оно значит?
— Сам поймёшь. Чтобы помочь мне обрести свободу тебе следует только взойти на шпиль мира, отобрать у Сына рас маленький кинжальчик и …
Аней перебил её:
— Постой, Сын рас? Я не в первый раз о нём слышу, но никто не может о нём поведать.
— Да так, ничего особенного. Ещё один мальчик, играющий с огнём.
— А поконкретней? Видишь ли, я …
— Не вижу…. И не смотри на меня так – ты смешон в своём гневе. Ладно, потрачу своё драгоценное время на рассказ, но больше ни каких вопросов.
— Идёт – согласился Аней, садясь на пол, так как ноги уже порядком устали стоять – душа ни душа, но различий между ней и телом уловить было сложно.
***
— Сын рас является стражем баланса, с несколько странным мировоззрением – рассказывала белокурая, любуясь статуей, в чертах которой угадывалась туманная ведьма.
— Стражем баланса? – спросил Аней, не скрывая усмешки – Очередной культ?
— Можешь и так называть, мальчик, но с очень узким кругом почитателей. Стражи баланса, следящие за тем, чтобы добро или зло не стало сильней «соперника». Вот и бегают по свету, наводя, как они считают, порядок. А потом спустя сто тысяч лет ищут себе замену.
— Сто тысяч лет? И какой же Сын рас по счёту?
— Восемнадцатый. Да-да, мальчик, не грохайся в обморок. Меня тогда даже в проекте не было, а тебя и подавно. Страж баланса практически неуязвим и бродит по миру с мечом, поглощающим души – меч является моим единственным конкурентом в этом деле. Шестнадцатый страж был застигнут врасплох нашествием сотен «светлых паладинов» и почти провалил возложенную на его плечи миссию. Не знаю, кто его надоумил или просто некуда было девать ресурсы – он был королём одного драконьего царства, от которого осталась лишь маленькая крепость – но он решил начать строительство самой высокой в мире башни, известной так же как Шпиль мира, на вершине которой будут сражаться два лучших воина добра и зла, и таким образом поддерживать баланс. Глупость ещё так – вздохнула белокурая, и, поймав взгляд Анея, устремлённый на статую ведьмы, уничтожила её лёгким мановением руки – Не отвлекайся – её душа портила коллекцию.
— Ты её убила? – в глазах Анея не было страха, а лишь чистый интерес.
— Не отвлекайся, повторяю, мальчик, иначе разозлюсь. Ну, если ты настаиваешь, то физически она жива, но вот душа уже не достигнет ни тела, ни Подземного мира. Поэтому со мной и не хотели иметь дела.
— Может, продолжишь?
— Ах да, на чём я остановилась?
— На том, что страж построил башню и заставил двух идиотов сражаться на её вершине.
— Так вот: за сотню лет своего правления он построил башню, но осталась маленькая, но существенная проблемка – два, как ты выразился, «идиота», готовые сражаться сотни тысяч лет ради баланса добра и зла. Но ему повезло: был значиться один молодой, храбрый и справедливый король…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *