Эти холодные звезды

Глава 1

«Миссия выполнена!»
Эта надпись вспыхнула на мониторе компьютера менеджера по удаленным продажам Алексея Лазарева.
На самом же деле — работа молодого человека, откинувшегося на кресле заключалась в просмотре горы электронных писем и поиске единиц, являющихся важными среди завалов спама.
С печальным вздохом закрыв окно игрушки, он переключился на работу. Обеденный перерыв подходил к концу.
В этот момент из-за спины раздался возмущенный окрик:
— Лазарев! Опять баклуши бьешь на рабочем месте?! Еще раз замечу — уволю нафиг!
Егор Клешев, метко окрещенный работниками Клещом, обладал уникальным умением незаметно подкрадываться и подлавливать сотрудников за запрещенными занятиями. И самое обидное — не возразишь! На часах была одна минута четвертого!
Чертыхнувшись вполголоса, Алексей открыл почту. Первые полтора десятка писем он сразу пометил как мусор — всевозможные скидки, сообщения о смертях бабушек-дедушек с миллионными состояниями, о замечательных путевках на Меркурий или на Марс — платите всего лишь за два места и третье в подарок. Среди следующего десятка нашлось одно важное — от торгового партнера. Остальные от недовольных покупателей. Лазарев, одним кликом отправив их в в корзину, в очередной раз позавидовал изготовителям парашютов — там уже точно некому жаловаться. Еще две-три сотни писем пролетели почти незаметно. Когда менеджер взглянул на часы, там высветилось 16:58. Усмехнувшись, он начал закрывать работающие программы и переводить ядро в спящее состояние. Одев куртку, он быстро вышел из здания — он еще обещал сестре сводить ее в кино на какой-то новый фильм. Конечно официально это все называлось голографическим развлекательным центром, но в ходу было другое название — память о прошлом.
Наскоро перекусив и забрав Нату, Алексей отправился с ней в кино. По мере их приближения к пустырю — основной опасности короткого маршрута, он все больше жалел о том, что не выбрал круговой маршрут. Впрочем сворачивать уже было поздно. Вокруг появились четверо молодых людей бандитской наружности. И явно не с целью спросить, как пройти на площадь.
— Эй, Лысый! Смотри, как нам повезло! И деньги и девка! — оскалившись, заржал самый мелкий, явно являвшийся главным у этой банды.
— Точно! Парень, гони деньги и сваливай отсюда. а с девчонкой мы позабавимся — ответил ему здоровяк с бритой башкой.
Сбежать возможности не было — они грамотно перекрыли вход и выход с пустыря.
Надеясь выиграть хотя бы полминуты, Лазарев бросился на ближайшего, сумел даже пару раз достать его, но потом, получив несколько сильных ударов, отлетел к груде строительного мусора. С трудом восстановив дыхание, он пошевелил руками. Левая болела, а правую что-то упорно кололо. Повернув голову, он увидел заостренную железную палку — такие использовали для разметки местности перед закладыванием фундамента. Бандиты, смеясь, забавлялись попытками девушки отбиться от здоровяка. Стиснув зубы, Алексей сжал палку и поднялся на ноги. Коренастому грабителю острие вошло под лопатку, щербатому он успел проткнуть бок. Оба рухнули на землю. Оставшиеся резко развернулись:
— Гаси его! Он наших завалил! — заорал коротышка.
Бритый вытащил нож и, пошатываясь, направился к Лёхе. Тот перехватил свое «копье» поудобнее и ударил. Противник попытался увернуться, но не рассчитал возможностей своего опьяненного организма и импровизированное оружие Лазарева вспороло бандиту живот, вывалив кишки наружу. Последний из банды с истошным воплем бросился бежать. Алексей разжал пальцы — палка со звоном упала — и согнулся пополам, переправляя недавно съеденный ужин на землю. Затем пришла резкая боль в левой руке, а после первого же сделанного шага подломилась нога — недавнее приземление не прошло бесследно и, видимо, только бешеный выплеск адреналина помог ему удержаться на ногах и драться. Лазарев упал на землю и вокруг сгустилась темнота. Он потерял сознание.

Глава 2

Темнота. Белый потолок. Темнота. Белый потолок.
Алексей очнулся окончательно. Первыми словами было невольно вырвавшееся: «Где я?»
Откуда-то сбоку раздался голос:
— В госпитале милицейского участка. Сержант, мы закончили восстановление.
— Отлично. Отключите систему и оставьте нас.
— Сейчас, сержант.
Лёха почувствовал, как ослабели и исчезли удерживающие его незримые оковы, и он, наконец-то, получил возможность управлять своим телом. Правда слушалось оно пока еще вполсилы.
Вокруг был стандартный больничный интерьер: белые стены, белый потолок, различное оборудование, реанимационные капсулы — он только что вылез из такой.
Захлопнулась дверь. Лазарев повернулся в сторону голоса. Сержантом был коренастый мужчина с цепким взглядом.
— В чем дело, товарищ сержант?
— А то сам не знаешь? Троих порешил? Порешил.
— Так это же была самооборона!
— Так-то оно так… — милиционер на пару секунд замолчал, затем продолжил:
— Если бы это были просто гопники — не понадобилось бы тебя к нам доставлять. Тебе бы даже спасибо сказали. Проблема в том, что четвертый — сын крупного банкира. Который уже подал заявление о беспричинном нападении. Вот что-что, а свидетелей он обеспечить сможет. Кроме того — возможно он работает на Синдикат. К сожалению, это все на уровне слухов и совпадений — все, кто ему мешают очень быстро находятся мертвыми, причем у этого гаденыша и его мордоворотов железное алиби — ни с кем не встречался, никому не звонил по этому вопросу, никуда не выезжал — уж что-что, а контакты мы проверяем с максимальной эффективностью. А судьи тоже люди — жить хотят. А обеспечить полную безопасность тебе, судье и вашим семьям — невозможно в принципе. Особенно, если он действительно связан с Синдикатом.
Так что судье придется действовать по закону — три года за убийство.
То есть всего тебе, даже с учетом смягчающих обстоятельств, накинут лет пять.
Лёха поежился — после трех лет Волкановских рудников люди выходили абсолютно седыми, с никчемными нервами. Если выходили. Да и потом — карьера им была закрыта.
— Впрочем, есть еще один выход… — сержант замолчал на некоторое время, давай, видимо, Лазареву проникнуться ситуацией.
— Ты можешь подписать контракт на службу.
Гражданский суд в таком случае не имеет права тебя судить, даже если ты полгорода перестреляешь. А военсуду на такие мелочи, как твой случай плевать — ты был в своем праве. И Синдикат к тебе не подкопается — армия всегда была особой структурой, защищающей свои «винтики» и их семьи. Особенно, если ты укажешь в специальной графе, что есть проблемы с Синдикатом.
Раздумывал Алексей недолго. Взяв протягиваемый сержантом бланк, он уселся его заполнять. Заняло это десять минут. Затем милиционер проводил его в одиночку — вертушка должна была прибыть только следующим утром. Электронная дверь щелкнула замком, оставив Лазарева наедине со своими мыслями, витавшими далеко от этой комнаты и предстоящей службы. Он с грустью подумал, что так и не сумел предупредить родных. Тут его взгляд упал на стоящий в углу стол, на котором лежали несколько листов бумаги и ручка — видно эта камера предназначалась для «подумайте немного и напишите как все было на самом деле». Взяв ручку Лёха начал писать.
«Мама, папа, Ната — пишу вам перед отправкой на службу. Да-да, я теперь солдат Империи Соляриса. Буду писать вам, когда смогу. Не переживайте за меня. Все будет в порядке.
Леха.»
Затем Лазарев уселся на койку. Странное дело — вроде кучу времени провел в реаниматоре, а спать хочется до невозможности — успел он подумать перед тем, как провалиться в сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *