Эссе о Неизвестных страницах

Однажды мудрец сказал: «Рукописи не тлеют» Есть поговорка: «Слово в огне не горит» Был случай, когда учитель литературы высказался: «Сказанное не забудется, написанное не умрёт»
Я же говорю: «Слово вечно. Оно, проявившись на бумаге, али чрез глас человеческий, не померкнет до самых последних дней мироздания. Да, что-то забывается, но смысл остаётся. И в этом заключена вся прелесть силы под названием Слово».
Не понятно вышесказанное? Поясняю проще: «Слово вечно, как ни старайся его уничтожить»
Недавно, в школе, меня позвала библиотекарша помочь снять шторы (с моим ростом только этим и заниматься, как факт), но, забравшись на величественный пьедестал,- стремянка под три метра, да я ещё два,- мои движения замедлились, взор пал на зал – заваленные книгами полки тонули в клубах пыли, фолианты полуистлевших чертежей разбросаны по верхушкам стеллажей в хаотичном порядке, книги расставлены несуразно вразброс (Как Бунин оказался на полке под буквой «З»?!).
— Наталья Фёдоровна!- позвал я библиотекаршу,- А как давно вы инвентаризировали нашу библиотеку? Здесь такой погром!
— Ой, Ванечка, да когда же мне заниматься-то этими книгами? Директор мне не даёт времени по алфавиту их расставить, а ещё и инвентаризировать…
— А разрешите мне покопаться в этих завалах в эти дни? Всё равно учебное время закончилось, нужды в библиотеке нет.
— Разрешаю,- улыбнулась мне хранительница библиотеки.
Следующие пару дней я безвылазно сидел в библиотеке, роясь, как червь (теперь понятно, откуда появилось соответствующее выражение!), в закромах обители Знаний. Проще говоря, в самых пыльных углах. На стеллаже с буквой «Н» обнаружил книгу А.С. Пушкина «Молчание — золото», где были опубликованы все его произведения, не вышедшие в издание в годы жизни автора. Там же был найден отрывок «Мёртвых душ» рукописного экземпляра, переписанный в своё время неким благодарным учеником в подарок своему учителю литературы.
Дальше – больше. Благодарственное письмо Брежневу, книга с признаниями Сталина… Откуда только такие работы взялись в моей школе?
Школа действительно старая – ещё в царское время в ней была женская гимназия. Сюда свозились многие работы литераторов, дабы научить уму-разуму учениц образовательного учреждения.
Рядом с буквой «А» лежала амбарная книга… Давно истлевшая, но оставившая времена репрессий – отчёты итога, на украинском, вырисовывали слово «недостаток» на каждой странице.
В повести «В списках не значился» Бориса Васильева, лежавшей на верхней полке стеллажа с буквой «Н» (опять этот стеллаж… что ж он так манит?), я обнаружил письмо неизвестного солдата, адресованного какой-то Ольге… Видимо, его девушке, работавшей здесь учительницей. В письме ощущалась боль – солдат был ранен. В нём ощущалась любовь к адресату — слова были блеклые, но чувственными. Пожалуй, только бедствие способно разбудить истинные чувства человека.
Так, листая книги, просматривая листы, сердце понемногу стучало в такт перелистыванию.
Некоторые скажут, что так рождается вдохновение. Возможно, они правы. Я скажу немного иначе – эта обыденность, окружающая нас (оглянитесь! Книги есть везде! Нужно только протянуть руку!), скрывает смысл мироздания, самой сущности человеческой.
Кто-то говорит – это бред. Я говорю – это правда. Моими устами прозвучала фраза: «Неизвестность – это всё. И в тоже время ничего» И сейчас, листая Знание, я говорю продолжение: «Неизвестность живёт в Неизвестных страницах».

Автор: Радаев Иван Романович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *