Что бывает, когда влюбился?

Вечером джунгли уже не те, что днем. Спокойствие и безмятежность медленно уходят прочь, и наступает пора безудержного веселья! Все кутилы джунглей собираются на центральной поляне и начинают ночь танца. Вот так и сегодня. Играла тихая музыка, и туканы напевали быструю, танцующую мелодию.
Бар наполнялся завсегдатаями. Гремучая змея — Стен, смешивал какой-то напиток и тут же разливал по рюмкам. Попугаи пили и икали, о чем-то оживленно разговаривая. На танцполе кружились в очень откровенных танцах молодые девочки-ящерки.
Все шло как обычно.
И тут на поляну вышел молодой хамелеон. Знали его тут все. Хамя каждый вечер приходил в бар и пытался познакомиться с девушкой, но кадрить их особо не получалось. Поэтому все заканчивалось одинаково. Хаме Олеон напивался до потери цвета и сидел тихо в углу, дожидаясь закрытия бара.
Но сегодня все изменилось.

****

— Привет, Стен, — Хамя был как всегда в хорошем настроении.
— Здорово. Чем тебя угостить сегодня? — приветливо улыбнулась змея.
— Давай фирменный «Поцелуй красотки». Чувствую, ночь сегодня будет жаркой! — специально громче, чем обычно сказал Хаме Олеон.
Залпом, прикончив стакан в меру алкогольного напитка, хамелеон, пританцовывая, направился в сторону группки молодых и красивых ящериц:
— Ёёёё, девчонки! Кто хочет провести ночь с хамелеоном, который сейчас зеленый, а к утру разноцветный?
— Хэй, Хамя, — поприветствовала Олеона мелкая низкая ящерица. — Девочки. Простите! Мы на секунду.
В отличие от неудачного героя-любовника, его друг Регги обладал большей популярностью. Липли к нему все девчонки джунглей.
— Сколько раз я тебе говорил, ну не клейся к моим на тусовке. Мне конечно не жалко, просто ты сам должен…
Но Хамя его уже не слышал. Все его внимание было приковано к молодой хамелионочке, танцующей в центре толпы. Она имела успех у парней. Вокруг неё просто скакали какие-то ящерицы и даже один попугай.
— О нет, брат, — проследил за взглядом хамелеона друг. — Эта цыпа даже мне не по зубам. Остынь.
— Нет, я все же попробую, — упрямо твердил Хамя.
— Тогда на, — Регги сунул в рот Хаме жвачку с мятой. — А то после твоего дыхания надо закусывать. Зачем лишний раз пугать бедную девушку?
Хамелеон поправил хвост, роговые пластинки на голове и бодрым шагом направился к своему танцующему идеалу. Блаженная улыбка озаряла его лицо, и ангелы крутились перед глазами распевая песни о любви.
— Привет, — как-то уж робко для своих замашек поприветствовал Хамя девушку. — Как тебя зовут?
— Альма.
— А меня, Хамя.
— Я знаю, — засмеялась она.
— Откуда? — удивился хамелеон.
— А ты всегда лежишь пьяным вон в том углу, — девушка захихикала.
— Эм… Мы не могли бы пойти в бар?
— Чтобы ты напился? Оооо! Да ты уже принимал сегодня. Жвачкой такое скрыть непросто.
Хамелеон стоял и был готов упасть от разочарования. Она увидела в нем простого алкоголика, решившего разнообразить вечер? Хамя, склонил голову и побрел на выход из поляны, волоча за собой хвост. Музыка заиграла еще громче, и он не мог услышать, как Альма крикнула ему, что пошутила. Она даже захотела его остановить, но танцующая толпа помешала ей догнать хамелеона…

****

— Ах, какая же она… Красивая. А глаза… О да, — хамелеон прижал к себе бутылку алкоголя покрепче.
Хамя сидел на краю сопки в нескольких шагах от обрыва:
— Молодец, — Хаме Олеон поцеловал бутылку и погладил её. – Только ты понимаешь меня. А я? А кто я? Ничтожество. Не стою и гроша.
Хамя, посмотрел вниз с обрыва, минуту постоял что-то взвешивая в своей головушке и сделал шаг вперед. Воздух подхватил хамелеона и стал очень быстро опускать вниз. Хаме казалось, что он летит вечность. Возможно, алкоголь так сильно воздействовал на него что хамелеон даже не почувствовал как его схапали чьи-то лапы.

****

— Братуха, Ди! Ты глянь, что я поймал! Прикольная штуковина. Если её потрясти, то она цвет поменяет, — довольный собой Бил тряхнул крылом. — Хочешь я её стукну, и она станет малиновая в крапинку?
— Хей! Ты по осторожнее со штуковиной, — подал голос хамелеон и открыл глаза. – Я в раю?
— Заблудшая душа, — горестно сказал Ди.
— Парень, ты как? Норм? Экстремал что ли? – спросил Бил.
Голубь Ди был худоват. Весь в каких-то украшениях, бусинках, и на шее висел большой кулон «Пацифик», точно объясняющий «разноцветность голубя». Хиппи такая большая редкость среди животных.
Второй, Бил, был крупнее и мускулистее. Широк в плечах и с оттопыренной гордой грудью. Носил он большую черную шляпу и сапоги.
— Нет. Я просто хотел прыгнуть и умереть, — грустно сказал Хамя и заплакал. Алкоголь уже почти выветрился от испуга и такого затяжного полета, и теперь хамелеон чувствовал себя более чем паршиво.
— Эй. Чува-а-ак. Ты чего? – склонился над хамелеоном голубь-хиппи.
— Парни! Она такая! Такая, — хамелеон всхлипнул и глянул на двух ничего непонимающих голубей. — Это на всю жизнь.
— Ах любовь, любовь, — залепетал хиппи, мечтательно глядя на небо. — Его душа чиста и готова принять свет….
— А ну стоп, — Бил прикрыл крылом клюв своему братцу. — Вот только не начинай.

****

— Так значит ты любишь её, а она отказала?
— Да, именно так.
— Значит надо искать в тебе изъян, — хмуро буркнул Бил.
— Ну да, я не идеален конечно, но… — поник Хамя.
— Ага. Особенно не идеально было то состояние, когда я тебя поймал. А ну, не будь тряпкой! — ударил крылом голубь хамелеона.
— Брат. Будь терпимее, — Ди поднялся с земли, подошел к Хаме и стукнул по другой щеке.
— Эй! Вы чего оба? — непонимающе уставился на братцев, ящерица, потирая ушибленные места.
— Ты выглядишь как лох. От тебя разит дешевым алкоголем. Ты не умеешь вести себя с дамой и хочешь еще закадрить девочку? — в один голос с большим недоумением сказали голуби.
— И что вы, интересно, предлагаете? – непонимающе моргнул хамелеон.
Голуби лишь многозначительно переглянулись и кивнули друг дружке.

****

— Принеси ножницы! – крикнул Бил. – Меня ничего не волнует. Найди! Ой. А как они оказались у меня в крыльях?!
Уже полчаса братья лазили и копошились в своем багаже в поисках всего, что может им помочь.
— Так! На тебе сигару.
— Какая сигара, чува-а-а-ак! Вот тебе, — вырвав из зубов хамелеона сомнительную сигарету брата, Ди нахлобучил большой парик. — Длинные волосы… Девушки от них без ума.
— Но я ничего не вижу, — Хамя подул на челку, которая закрывала пол его лица.
— Потерпишь, — хмыкнул Бил. — Запомни. Мужик должен быть жесткий! Как мужик…
— И носить бусинки, — перебил Ди, надевая на хамелеона здоровые бусы.
— Такс. Ну, голым мы его не отпустим. Давай что-нибудь стильное подберем. Точно! – Бил нырнул в свой рюкзак и вытащил белую футболку.
— Нет, это не стильно, — Ди макнул свою лапку в грязь и наступил на белоснежную футболку. Потом быстро провел кружок, сделав почти точную копию «Пацифика».
Как только хамелеон надел на себя уже не совсем белую и не совсем чистую рубашку, Бил сразу всунул ему брюки:
— На! Носи с гордостью! Брюки клеш. Писк моды, а главное очень стильные и по мужски жесткие.
Повиновавшись Хамя с протяжным вздохом одел брюки которые в полтора раза длиннее его самого. Как их носил Бил, или носил ли он их вообще, хамелеон не понимал.
Застегнув пуговицу, и отпустив пояс, штаны независимо слетели с Хами.
— Великоваты, — Ди придерживая подбородок и оценивающе соизмеряя тонкую талию хамелеона и широкие брюки клеш.
— Ничего! Поправим! – Бил вытащил свой любимый ремень и одел на хамелеона. Но так как он тоже оказался великоват, ему пришлось обмотать на два раза. Закончив голубь выдохнул на блестящую бляху и протер её крылом.
— А вот тебе мои любимые кеды, — великодушно протянул Ди. – Джинсовые. Писк моды!
Через пол часа возни уставшие голуби оценили результат и удовлетворенно охнули.
— А теперь финальный шик. Одеколон французский. Девушка, обалдеет.
Ди от души пшикнул на бедного хамелеона и тот начал ужасно чихать:
— Что это за отрава?
— И правда на «черемуху» похожа, — Бил прикрыл клюв крылом, присоединяясь к кашлю.
— Ну не знаю. Очень хорошо пихнет. И называется «Свежесть джунглей». – попытался извертеться хиппи.
Просидев, споря еще пол часа, голуби поняли, что этот запах не выветриться никогда и решили отправить Хаме Олеона на дискотеку так.

****

На поляне джунглей играла приятная музыка. Все танцевали. Туканы наигрывали мелодию.
Хамя шел медленно, стараясь не натыкаться на деревья, попутная выучивая песенку, которую сочинили на пару голуби. Так же хамелеон волочил за собой гитару.
Танцующая поляна сразу почувствовала запах вбивающий слезу, и прекратила двигаться, уставившись на вход.
Медленно на танцпол вышел Хамя.
— Хай, пиплы! Как сами? Как бодрость духа?
Толпа кивнула. Хамелеон хотел было испугаться и слиться со стеной из листьев, так как все кивнули одновременно. Но взял себя в руки, тряхнул париком и пританцовывая двинулся к центру зала. Все расступались и давали дорогу. Некоторых уже выносили, а некоторые еще выдерживали едкий запах. Дойдя до Альмы, хамелеон поклонился и поцеловал лапку девушки:
— Мы можем выйти?
Немного шокированная девушка кивнула и направилась к выходу. Хамя танцующей и летящей походкой, двинулся за ней, но забыл про осторожность и ударился головой о бамбуковый столб.

****

Хамелеон снял с плеча гитару и ударил по струнам. Альма слегка онемела и уставилась, на какого-то уж слишком перевозбужденного хамелеона:

Эй, красотка, присядь мне на крыло!
Запел хамелеон, чем окончательно добил девушку. Она поначалу думала, что этот спектакль будет не долгим, а теперь она стала бояться за рассудок любимого. Теперь она даже и не знает, какие слова сказать ему.

Я вплету тебе в ресницы цветы своей любви!
Теперь Альма откровенно вздрогнула. Звучало это очень романтично, но совсем не из уст Хами. Как будто он говорил чужие слова.

Тебе со мною бэйби повезло!!! оу, ооо!!!
И ты своим ядом меня трави! Трави! Трави!!!!
Хамелеониха села на землю в шоке:
— Тебе не нравиться, мой любимый лучик солнышка?
— Скажи честно, это сейчас ты или не ты?
И тут накипевшее у хамелеона в душе нашло выход. Он сорвал парик и бросил его на землю:
— Надоело! Надоело! Маскарад ей богу! Давай на чистоту Альма. Я люблю тебя.
— А я ведь тоже, — смущенно ответила девушка.
— Как? Правда? Но почему же?
— Я не успела тебя догнать и сказать тебе. Я давно тебя заметила и полюбила, только вот ты даже не обращал на меня внимание, — хамелеониха подошла и сняла с Хами бусы.
— Ты думаешь….
— Я знаю! – Альма, положила лапки на щеки хамелеона и притянула к себе, целуя.

****

— А что я говорил, братишка? – вызывающе спросил Бил. Голуби наблюдали всю эту сцену признаний в любви с ветки какого-то высокого дерева.
— Эх. Зря он парик снял. Он ему шел, да и девушке наверняка понравился, — вдохнул хиппи, мечтательно наблюдая за целующейся парочкой.

Автор: Лещук Алексей Константинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *