Аргтэтрас. Книга первая. В поисках Велиаса

Глава 22. Плач ракши

— Добрый день, Анора, — войдя в таверну, тут же поздоровался Ремарион с хозяйкой заведения.
— Добрый, — одарив Ивана и архимага широкой улыбкой, слегка поклонилась Анора. В отличие от местных магов, на ней был одет кожаный корсет и светлые поножи, а на поясе болтались ножны с саблей. Сама же Анора внешне напоминала эльфийку своими оттопыренными ушами, хоть и имела странный, рыжеватый оттенок кожи. – Вам как обычно?
Кивнув, Ремарион жестом пригласил Горычева следовать за ним. В «Плаче ракши» было не так людно, как в других тавернах, в которых Иван уже успел побывать за время своего путешествия в землях Империи. Занято было всего несколько столиков, да и было тут даже не так шумно, как у тех же орков в Фаршане.
— В тяжелое время вы прибыли в Зайзэрит, Мальфор, — сев за стол, слегка нахмурился Ремарион. – Все больше магов отступает от своего пути. А совет запретил предложенное мной решение по ограничению доступа новобранцев к знаниям.
— Никак не могу понять, — дослушав его, неуверенно начал Иван. – Маги тьмы. Они ведь идут против «своего пути» из-за полученных ими знаний, так ведь? Как это понимать?
— Знания искушают, — пожал плечами Ремарион. – Чем больше ты знаешь, тем больше сомневаешься в устоявшихся системах, власти, экономике и политике. Грубо говоря, знания ведут к созданию собственной точки зрения на все вопросы мироздания. А когда подобное случается не с рядовым ополченцем Камильхэйма, а с такими, как мы… скажем так, одним движением пальца маг способен сделать то, что не сможет легион орков за сорок лет сражений. Мы в ответе за свою силу. Сакхим это понимает, но не хочет менять традиции разрыва. Полагает, что это повлечет реакцию других городов, находящихся вне миров. И могут возникнуть дополнительные сложности.
— Ты хочешь, чтобы я поговорил с ним? – отвлекшись на Анору, принесшую две кружки с красным, бурлящим напитком, с интересом спросил Иван.
— Нет, ни в коем случае, — поднеся кружку ко рту, усмехнулся Ремарион. Держа напиток на расстоянии, он сделал движение, будто пьет. Сама же жидкость практически вырвалась струей из кружки прямо ему в рот. – «Пепельный виски». Наверное, единственный алкоголь, который я могу пить и не морщиться при этом.
— Да уж, — попытавшись сделать также, как Ремарион и разочарованно глядя теперь на собеседника, холодно усмехнулся Иван.
— Тысяча извинений, — слегка недоумевая, почему Горычев так странно смотрит на него, резко всполошился Ремарион. Подтянув себе кружку Ивана, он провел рукой над горлышком. Напиток перестал бурлить, а из воздуха, обдав стол легкими брызгами, в кружку упало два кубика льда. – Огромная редкость, когда к нам заходит кто-то, чья жизнь не связана с магией. Новички быстро учатся, как правильно пить этот чудесный напиток, но… впрочем, неважно.
— Благодарю, — отпив немного и глупо улыбнувшись от приятного вкуса, тут же нарочито кашлянул Иван. – Если не радикальные меры по ограничению магов, то… какова причина нашей беседы?
— Видите ли, — отодвинув кружку в сторону, потянул Ремарион, водя пальцем над поверхностью стола. Словно невидимым ножиком, он вырезал схематические изображения городов и проводил между ними связи. – Все дело в тени. Пару дней назад он прибыл к Сакхиму. Совет волнуется, но сам Сакхим говорит, будто бы нам беспокоится не о чем. А когда сегодня прибыли вы, Мальфор, я позволил себе окунуться в ваши воспоминания. К сожалению, мне не удалось получить общую картину ваших приключений, но общие моменты я уловил. Насколько понимаю, из одного конца Империи в другой вас раз за разом направляет именно тень?
— Да, — решив не изворачиваться, спокойно ответил Иван, отпив еще немного из кружки. Едва Ремарион успел открыть рот, чтобы задать уже привычный для Горычева вопрос, последний усмехнулся и продолжил. – Мы с ним старые друзья. Много лет не виделись. И около месяца назад, тень прислал мне весточку о своем нахождении в Империи. К сожалению, пока что мне не удалось встретиться с ним лично. Он всегда был слишком занят. Некоторые вещи все же не меняются.
— Странно, — дослушав Ивана, нахмурился Ремарион. – Видимо, Сакхим не солгал, назвав вас другом тени. Наши источники указывали на другую информацию. Возможно, нужно будет сообщить Максиму о неточности его библиотеки.
— Возможно, — безразлично пожал плечами Горычев, вновь прильнув к кружке и наблюдая за дальнейшим ковырянием Ремарионом стола. Закончив на одной стороне, архимаг передвинул свой виски и портил имущество теперь с другой стороны. – Как понимаю, тень я здесь не найду?
— Нет, к сожалению, нет, — быстро ответил Ремарион. – Он появляется и исчезает одинаково стремительно. Но, его путь можно проследить.
— В смысле? – отодвинув от себя кружку, теперь уже с большим интересом покосился Иван на рисунки архимага.
— Со времен «первого Заказа», пятнадцать столетий назад, он не меняет тактику сбора союзников, — пояснил Ремарион. Поводив немного пальцем над рисунком, он нанес еще восемь городов. Линии, которыми он, видимо, хотел обозначить перемещение Велиаса, теперь немного отклонялись, но в целом остались прежними. – Во времена «второго Заката», семь столетий назад, ему пришлось больше путешествовать из-за появления Мивуда, Эльринура и еще шести небольших городов светлых эльфов. Со смертью Энис, все больше светлых покидает земли Фракции и отправляются в Империю. Мы помогаем им добраться, поскольку пересекать Вольные Земли или Альянс в одиночку – просто самоубийство.
— А это Самаркеган? – спросил Иван, когда Ремарион прочеркнул линию до города, который ранее был нацарапан отдельно от других.
— Восемнадцать столетий назад, гномы основали город посреди пустыни, — пояснил архимаг. – Примерно шестьсот лет назад началось «Вторжение ночных фурий». Раса, пришедшая с востока и ранее не виданная жителям Империи. Конечно, отдельных представителей уже видели среди рядов светлых эльфов, но целая армия, вооруженная до зубов, верхом на ящерах и драконах… поражение гномов было неизбежным. Благо, драконов уже не видели несколько столетий. Встречаются, конечно, одиночные экземпляры, но это все же лучше, чем по два дракона на одного грифона.
— Тень проиграл, как понимаю? – задумавшись о том, что гномов он в Самаркегане не видел, спросил Иван.
— Все сложнее, — тяжело вздохнул Ремарион. – Он не собирался идти войной на Самаркеган, дабы вернуть гномам их законный город. Он прибыл туда на помощь темным эльфам.
— То есть? – слегка смутился Горычев.
— Когда пришли темные эльфы, гномы запросили помощь у родного им Альянса, — пояснил Ремарион. – Был собран общий совет высших архимагов и было получено разрешение на пробуждение «Света Леливанского». Проснувшись от долгой спячки в забвении, свет узнал о планах тени и согласился помочь.
— Леливан? – нахмурился Горычев. – Я слышал это название…
— Не сомневаюсь, — вновь всосав в себя немного виски, усмехнулся Ремарион. – Они готовят прекрасную медовуху. Лучшую из тех, что я пробовал. Но, с пепельным виски ей все же не сравниться.
— И свет выступил в бой против тени? – лениво зевнув, попытался отвлечь архимага от темы алкоголя Иван.
— Собственно, да, — пожал плечами Ремарион. – Тень и объединенные силы Империи с одной стороны, свет с армией Альянса с другой. Вторжение перешло в самую настоящую войну между Империей и Альянсом, если…
— Если «что»? – добавил Иван, не услышав продолжения.
— Если, конечно, это правда, — усмехнулся архимаг. – Проблема в том, что мы выстраиваем историю Империи исключительно по библиотеке Максима. Некроманты были одними из первых, кто догадался не просто запоминать, но еще и записывать историю своего народа. А Максим… скажем так: ему нравится придумывать. Для него важна не точность, а история и сюжет. Никто из магов никогда не видел настоящих рукописей. Лишь версия, написанная Максимом, является общественным достоянием.
— И откуда подобное мнение о нем?
— Он сам виноват, — рассмеялся Ремарион. – Когда Империя ждала начало второй «Великой войны», вышла в свет его книга «Тысяча и один способ убить некроманта Максима». Вот как его всерьез можно после подобного?
— Может, ему просто надоело жить? – неуверенно предположил Иван.
— Начнем с того, что для правдивости подобной книги нужно испробовать все эти способы, — задумчиво потянул Ремарион. – А он жив, чертяга. Хотя, не уверен, что в его случае «жив» — подходящее слово. Ходит, разговаривает, раз в год выпускает очередной сборник «Имперского альманаха». Некроманты всегда казались мне слегка странными, но Максим – это и вовсе отдельный случай.
— Да, пожалуй, слегка странно, — улыбнулся Горычев. – Мэйлин в Самаркегане тоже говорила о том, что все эти легенды о тени могут быть всего лишь легендами.
— Тут трудно судить, — неожиданно нахмурился Ремарион. – Тень не некромант, но его имя слишком часто встречается на страницах истории Империи. Можно, конечно, предположить, что Максим просто тешит самолюбие тени. Как-никак, а он – всегда любимый гость при дворе некроманта. И каждая их встреча выливается в новую книгу о «великом и ужасном».
— А второй рисунок… — решив все же вернуть Ремариона к изначальной теме разговора, неуверенно потянул Иван.
— Да, точно, прошу прощения, — улыбнулся архимаг и быстро провел рукой над столом. Левый вновь изменился, на нем появилось еще с несколько десятков городов. Правый же, остался нетронутым. – То, что мы знаем точно – участие тени в первой и второй великих войнах. И в обоих случаях, его перемещение по Империи вторило само себе с завидной точностью. Сейчас он вновь начал движение, вновь связался с Сакхимом. Во многом, из-за этого и переживает совет. Если наши догадки верны, то тень знает что-то, чего не знаем мы. Возможно, готовится что-то большее, чем просто очередная великая война. И тут влезли вы…
— В каком смысле «влез»? – нахмурился Иван.
— Ваше перемещение в точности вторит тени, — пояснил Ремарион. – И тут я вынужден признать, что ваша осведомленность о его движении со столь небольшой разницей в личном появлении доводит до мурашек. Но, ближе к делу. Исходя из ситуации, осмелюсь предположить, что после визита к Сакхиму вы отправитесь дальше по его следу, верно?
— Пока не знаю, — честно ответил Горычев.
— Как бы то ни было, заклинаю, — чуть тише потянул архимаг. – Что не предложил бы Сакхим. Каким бы безумным не был ваш разговор. Согласитесь со всем, что он вам предложит.
— То есть? – чуть смутился Иван.
— Вы завоевали себе неплохое имя, Мальфор, — вновь учтиво принялся объяснять Ремарион. – Не сомневаюсь, что Сакхиму вполне может пригодиться помощь человека со стороны. К сожалению, не знаю, с какой целью тень прибыл в Зайзэрит и о чем они разговаривали. Возможно, он вновь пустит вас по своему следу.
— Не удивлюсь, если это будет именно так, — слегка поморщившись, безразлично потянул Иван.
— Поэтому, не думаю, что моя просьба что-либо изменила бы в ваших планах, — улыбнулся Ремарион. – Но теперь мне хотя бы будет спокойнее. Невозможно полагаться на волю случая, сами же понимаете.
— Возможно, — пожал плечами Горычев. Слегка нахмурившись, он холодно взглянул на архимага. – А какая вам выгода от моего сотрудничества с Сакхимом?
— Времена нынче неспокойные, — тяжело вздохнул Ремарион. – Будет проще, если Сакхим не будет беспокоить магов и воспользуется вашими талантами. В чем здесь выгода? В Зайзэрите не будет лишнего повода для бунта. Не могу отрицать вероятность того, что ваше вмешательство в дела нашего города поможет спасти с пару десятков магов от принятия пути тьмы. Знание этого – уже лучшая награда для меня и совета.
— Видимо, выбора у меня нет, — допив виски, грустновато усмехнулся Иван. – Можешь считать, что тебе удалось достучаться до моего золотого сердца.
— Благодарю, — подняв кружку в знак признательности, Ремарион осушил остатки и встал из-за стола. – Тогда, не смею больше вас задерживать.
— А заплатить за виски? – встав и нагнав архимага, неуверенно спросил Горычев.
— В Зайзэрите нет денег, — махнув рукой Аноре и толкнув дверь, спокойно ответил Ремарион. – Само существование города ориентировано на жителей, а не город. Таков наш путь. Остальные же, видимо, пока слишком примитивны для принятия формы экономики, где в основе стоит не круглая монета, а сама суть живого. Жить ради других, не требуя ничего взамен – разве это не прекрасно?
— Сомнительно, — засунув руки в карманы, усмехнулся Иван.
Пожав плечами, Ремарион уверенно двинулся вперед. Судя по тому, что вскоре он свернул в сторону лестницы, ведущей на площадь, путь предстоял неблизкий. Тяжело вздохнув, Горычев решил потратить время на изучение местной архитектуры и жителей, пока архимаг ведет его. Не зная, когда у него вновь появится возможность навестить это место, ему хотелось оставить хоть что-то в памяти. Да и потом можно будет расспросить Нагами по поводу увиденного в Зайзэрите. Для Горычева и его любознательности все складывалось наилучшим образом, чем он сам мог бы попросить. По крайней мере, пока.

Глава 23. Палаты высшего архимага

— Я провожу тебя до двери. Дальше сам, — спустя минут двадцать пути, неожиданно сбил с мыслей Ивана Ремарион.
— М? – залюбовавшись, как дети перекидывают друг другу мячик, плавно плывущий по воздуху, лениво потянул Горычев. Чуть призадумавшись, он нахмурился, неуверенно взглянув на архимага. – Как сам?
— Мне нужно узнать о ситуации в совете, — виновато ответил Ремарион. – Маги тьмы убили нескольких архимагов. Это может принудить их к изменению своего решения о принятии решительных мер об ограничении магов. Будет проще, если я сразу появлюсь там, чем заставлю коллег ожидать моего прихода.
— Как тебе будет удобнее, — безразлично пожав плечами, потянул Ван.
Благодарно кивнув, Ремарион уверенно направился в дальний конец улицы. Длинная дорога вела их к зданию, которое Горычев приметил еще издалека, хоть и решил не расспрашивать архимага о нем. Основная двухэтажная конструкция с двумя статуями ракши по сторонам держала на себе три башни. Толстую посередине и две изогнутые, расходящиеся в стороны. Как и все остальные дома в Зайзэрите, в отделке преобладала позолота и вычурно синий мрамор.
Прямо между двух статуй нашла себе место двойная деревянная дверь. Кверху она закруглялась и сужалась, создавая неприятное ощущение повышенной официальности здания в скопе с остальным внешним видом конструкции.
— Когда закончишь, Сакхим отправит оповещатель Драмару, — отворив дверь, пропуская Ивана внутрь, сообщил Ремарион. – Он быстро перемещается по городу. Не думаю, что возникнут проблемы с возвращением Ланаэль.
— Хорошо, — кивнул Горычев архимагу, стараясь поскорее избавиться от него. За все время, проведенное с Ремарионом, Иван хорошо уяснил для себя, что не стоит у него о чем-то спрашивать. В противном случае, очередной многочасовой лекции будет не избежать. – Благодарю за пепельный виски.
— Это честь для меня, — загадочно улыбнувшись, поклонился Ремарион и закрыл за ним дверь. Практически сразу же послышались шаги. Судя по всему, архимаг действительно торопился, раз не стал рассказывать очередную историю, откуда, по мнению некроманта Максима, могли прислать рецепт его любимого напитка.
Выдавив из себя нервный смешок, Иван окинул взглядом зал, попутно двигаясь вперед. Посреди зала, перед лестницей на второй этаж, находилось нечто вроде приемной. Округлый стол, кипы бумаг и миловидная волшебница, лениво вглядывающаяся в потолок.
— Да, слушаю, — безразлично зевнув, едва Горычев подошел к столу, потянула девушка. – Слишком мягкие подушки? Ваш сосед ест больше вас? Или же вам отказали в переводе в состав архимагов?
— Подушки? – грустно переспросил Иван. За последнее время он и вовсе забыл о существовании подушек, как таковых и сейчас, вполне привычный вопрос для девушки, словно ножом по сердцу ранил Горычева. – Был бы счастлив, если бы у меня хоть одна была.
— А… — чуть нахмурившись, девушка резко выпрямилась, нервно сглотнув. – Прошу прощения за мою грубость! Добро пожаловать в резиденцию лорда Сакхима! У вас назначена встреча или же…
— Тс-с-с, — опершись на стол, тихо прошипел Горычев. – За все время, что я нахожусь в Зайзэрите, мне первый раз нагрубили. Дай насладиться моментом.
— Да, разумеется. Прошу…
— Не проси, не прощу, — перебил ее Иван, радостно усмехнувшись. Избавив стол от своего давления, он по обыкновению засунул руки в карманы, заострив взгляд на стопке бумаг. Верхняя была исписана гневными надписями о том, что Сакхим обязан принести публичные извинения перед всеми жителями, дома которых пострадали во время бунта магов тьмы. – Мне нужно к Сакхиму.
— Да-да, конечно, — все так же взволнованно затараторила она, принявшись рыться в ящиках стола. – У нас тут совсем бардак! Совсем! Вы даже не представляете себе! А может, и представляете? Но, в любом случае, это просто ужас! С каждым днем все хуже! Маги совсем обленились. Большая часть из них считает Сакхима и совет виноватыми в их глупых проблемах. И это в обществе, где мудрость ценится превыше золота! Представляете? Да что вам там, где вы, а где мудрость? Ха! Ой, то есть, я не…
— Я могу пройти к Сакхиму? – покачав головой и поправив челку, грустно спросил Горычев. – Или для этого я недостаточно мудр?
— Я… — слегка покраснев, девушка схватилась за подол робы, резко поклонившись, полностью спрятавшись за столом. – Прошу прощения, не должна была, это вышло случайно…
— Пока у тебя плохо выходит извиняться, — цокнув языком, сообщил печальную новость Иван. Слегка выпрямившись и поняв, что все ее извинение было посвящено столу, а не гостю, она вновь раскраснелась. – Можно я пойду? У меня нет времени, чтобы тут торчать. Просто скажи, куда идти, дальше я сам разберусь.
— Но, я не могу, мне нужно, чтобы… — резко щелкнув пальцами, вновь прильнула к ящикам девушка. – Так, это не то, это на случай третьего Заката, это… эй!
— У меня нет времени, — бросил через плечо Горычев, успевший уже пройти полпути до лестницы в противоположном конце зала. – Я буду у Сакхима, если что.
— Но, вы не можете! – громко крикнула она, недовольно топнув ногой. – Стойте же вы!
Остановившись, Иван хитровато улыбнулся, резко повернувшись вполоборота к собеседнице и наставив на нее клинок. Прокрутив его в руке, Горычев повернулся полностью, ловко направив лезвие от себя в сторону пола.
— Заставь, — чуть опустив голову, холодно предложил он и без того взволнованной девушке.
— У-уберите оружие! – присев на край стола, неуверенно, хоть и громко крикнула она. Чуть призадумавшись, она испуганно сглотнула. – Пожалуйста…
— Обещаю, что проблем Сакхиму не доставлю, — загнав клинок обратно в ножны, бросил Иван. – Если это необходимо, то сделаю все нужное на обратном пути. Надеюсь, устроит такой вариант?
Неуверенно кивнув, несколько раз для надежности, девушка попыталась прижаться ближе к столу. Чувствуя на себе холодный взгляд гостя, она попыталась что-то сказать, но лишь выдавила из себя нечто невразумительное и писклявое.
— Вот и славно, — вновь засунув руки в карманы, отвернулся Горычев, продолжив свой путь до лестницы. – Удачи на службе. Еще увидимся.
— Да, конечно, — чуть слышно выдавила из себя девушка, после чего прикусила костяшку среднего пальца. Здешние маги не отличались расторопностью и к подобным ситуациям она готова не была.
Тяжело дыша и восторженно глядя Ивану вслед, она попыталась сосредоточиться на бумагах на столе. Со лба падали капельки пота, а ноги слегка косились от странного, незнакомого ей до этого чувства. Руки же дрожали и не слушались.
Решив успокоится, она села обратно на стул, упершись локтями в стол. В голове все помутнело, а перед глазами до сих пор был образ, наставившего на нее клинок, Ивана.
Протерев лоб и бросив взгляд на, уже пустующую, лестницу, она методично отдышалась. Рано или поздно, гость должен будет вернуться и стоит позаботиться о том, чтобы все формальности, хотя бы на обратном пути, были соблюдены.

— Мальфор Валлен, я полагаю? – едва Иван поднялся на второй этаж, прозвучал голос из недр зала. Следом за этим, встав из-за своего стола, к Горычеву направился орк в робе.
Со второго этажа вело три лестницы вверх. Две уходило в стороны, в боковые башни, а в самом центре расположилась широкая, винтовая лестница. Весь остальной зал был заполнен столами, огороженными друг от друга небольшими перегородками. За большей частью из них над бумагами склонились маги и волшебницы, недовольно ругаясь и перекидывая время от времени друг другу особо гневные листы.
— Сакхим ожидает вас в своих покоях, — подойдя практически вплотную к Горычеву, тут же сообщил орк. Сальные волосы, уставший вид и странная роба, укороченная и местами расходящаяся, волшебным образом выделяла его на фоне остальных магов в зале. – Надеюсь, с Брендой проблем не возникло?
— С кем? – слегка недоумевающе спросил Горычев.
— Девушка в приемной, — учтиво пояснил орк. Чуть призадумавшись, он расплылся в самодовольной улыбке, жестом пригласив Ивана следовать за ним. – Судя по тому, что вы даже не знаете ее имени – проблем она не доставила.
— Она говорила, что ей нужно что-то оформить прежде, чем пропустить меня наверх, — пожал плечами Горычев, идя рядом с орком в сторону центральной лестницы.
— А да, разумеется, — усмехнулся орк. – Визит в верхние палаты всегда официален. Любое посещение должно фиксироваться. К сожалению, у нас еще и очередь сейчас. Ждать полтора месяца, думаю, у вас желания нет?
— Попробуешь угадать? – недовольно взглянул на, вновь расплывшегося в самодовольном оскале, собеседника, спросил Иван.
Одобрительно кивнув, орк остановился у нижней ступеньки винтовой лестницы. Взявшись рукой за перила, он еще какое-то время мрачно смотрел вверх. Нахмурившись, орк вновь перевел взгляд на слегка озадаченного Горычева.
— Что-то не так? – нахмурившись, спросил он.
— Просто проверил, есть кто-то наверху или нет, — пояснил орк. – С магами трудно. Большая часть совета способна свободно перемещаться по территории Зайзэрита из одной точки в другую. И мне не хотелось бы отправлять гостя наверх, если у Сакхима уже есть кто-то важный в кабинете.
— Хорошо, — начав подниматься наверх, кивнул Иван, но практически сразу остановился, нахмурившись. – Можно вопрос?
— Да, конечно, — слегка смутился орк, скрестив руки на груди.
— Я был в Фаршане некоторое время назад, — неуверенно начал он. – Но не встречал там магов, как таковых.
— У орков и гномов нет магии в крови, — тяжело вздохнув, пояснил орк. – Иногда такое случается, и наш народ дает нам выбор. Стать рабами на поводке, принять смерть или посвятить свою жизнь разрыву. Я не маг, я шаман. По крайней мере, так у нас называют подобные мне… вырождения.
— Насколько это большая редкость?
— Не сказал бы, что это так уж редко, — пожал плечами орк. – Насколько знаю, даже в Фаршане есть свой шаман. Хрекшер, кажется.
— Ты не из Фаршана? – слегка смутился Иван, перебив собеседника.
— О, нет-нет, — быстро оживился орк. – Я родился в Катрадэше, в Вольных Землях. Уже несколько столетий, Катрадэш изгонял слабых и отстающих в развитии орков за пределы защитных стен. Когда орки возвращались, они уже были закалены в боях. Если же не возвращались, то их считали погибшими. Тогда это решение казалось правильным, но сравнительно недавно мы узнали, что часть изгнанных переместилась в леса Империи. Слава Фаршаналу, что в свое время он покинул Катрадэш и прибыл в Камильхэйм.
— Катрадэш – город орков? – вспоминая свой визит в Фаршан и смутно представляя орков, способных возвести настоящий город, неуверенно уточнил Горычев.
— Один из крупнейших в Вольных Землях, — учтиво пояснил орк. – В былые времена даже Империя и Альянс не могли бы противостоять Вольным Землям, если бы орки объединились с демонами, некромантами и эльфами. К сожалению, со временем мы утратили былое величие, но по-прежнему являемся грозным соперником любому, кто бросит нам вызов.
— Краг говорил, что Фаршанал обучал местных орков, — поправив челку, нахмурился Иван. – Мол, они были дикарями, жили в небольших группах.
— Не сомневаюсь, что это так, — пожал плечами орк. – Как я и говорил, изгонялись далеко не самые умные и сильные из нас. Возможно, со временем они просто утратили свою культуру, а под натиском Имперского ополчения, эльфов, гномов и прочих существ в этой многорасовой помойке – вполне могли вернуться к первобытнообщинному строю. Не могу сказать точно, но подозреваю, что так оно и было.
— Ремарион рассказывал мне о миграции эльфов из земель Фракции, — дослушав орка, вновь задумчиво потянул Иван. – Он говорил, что пересекать территории вокруг Катрадэша – самоубийство. Что такого опасного в Вольных Землях?
— Изгнанные орки, низшие вампиры, спятившие демоны, дикие эльфы, — принялся перечислять орк, после чего усмехнулся и отвернулся от Горычева, направившись обратно к своему столу. – Перечислять все опасности долго и нудно. Больше не смею задерживать. Некоторые вещи проще увидеть самому, чем услышать о них.
— Хорошая мысль, блин, — недовольно заворчал себе под нос Горычев, глядя в спину уходящему орку.
Постояв еще немного, он тяжело вздохнул и взглянул вверх. Сравнительно недавно он краем уха слышал весьма эмоциональный разговор. Сейчас же там воцарилась тишина. Видимо, орк не солгал, сказав, что маги могут свободно перемещаться по Зайзэриту, оставаясь незамеченными.
Решив, что больше не будет терять и без того в пустую потраченное время, Иван направился вверх по лестнице. После легких встреч с Крагом, Верианом и Шракнелием – свыкнуться со всей повышенной официальностью происходящего для него было проблематично.
Вскоре, он вышел на небольшую площадку. Вокруг перил лестницы пространство было уставлено фикусами, а прямо напротив пролета – расположилась крупная дверь из темного дерева. Над самой дверью позолотой было высечено две надписи. Верхняя строчка выглядела старой, и казалось, будто ее не меняли целую вечность. Сама же надпись гласила «Высший архимаг». Строчка ниже внешне была куда новее, и на ней было также позолотой высечено имя действующего высшего архимага – «Сакхим Кайзэмор ибн Леливан».

Глава 24. Сакхим

— А, Горычев? – едва Иван вошел в кабинет, оторвался от бумаг пожилой мужчина за столом. Как и у большинства магов, на нем была роба, только бордово-красная с черными прослойками и высоким, широким воротом. Лоб и глаза мужчины были украшены черными татуировками, а руки увешены перстнями. – Проходи, проходи.
— Сакхим? – не придумав ничего лучшего, неуверенно спросил он, закрыв за собой дверь. На мгновение, его взгляд упал на угол помещения. Он был полностью черным и огорожен лентами. Помотав головой, Горычев выдавил из себя улыбку и подошел к столу.
— Секунду, — поспешно спрятав часть бумаг в ящики стола, виновато ответил архимаг. Чуть слышно выругавшись, когда ящик не захотел закрываться, он жестом пригласил Ивана сесть на кресло напротив. Наконец, справившись с ящиком, он злорадно улыбнулся, повернувшись к Горычеву и протягивая ему руку. – Сакхим Кайзэмор, высший архимаг Зайзэрита.
— Эм, Мальфор Валлен, — слегка смутившись и взявшись за руку архимага, ответил Иван. Едва руки сошлись в рукопожатии, Горычев нахмурился и посмотрел на Сакхима. – Может, отпустите?
— Когда ты вошел в кабинет, я назвал тебя по фамилии, — холодно ответил Сакхим. – В чем причина теперь было представляться по своему псевдониму?
— Я… — призадумавшись, потянул Иван, но Сакхим тут же отпустил его руку. – Что-то не так?
— Начинать знакомство со лжи некрасиво, Иван Горычев, — откинувшись в кресле и соединив кончики пальцев, недовольно потянул архимаг. – Но, я прекрасно понимаю вашу позицию. Будучи сыном Велиаса, весьма трудно сохранять статус инкогнито и не привлекать к себе лишнего внимания. Так что, в каком-то смысле, даже одобряю ваше решение лгать каждому встречному. Да и ваш псевдоним теперь широко известен на просторах Империи. Какое-то уважение у местных к черным плащам еще осталось, так что увидеть представителя в этих землях… весьма странно, хоть и интригующе.
— Извини, — тихо выдавил из себя Иван, дослушав лекцию о вреде лжи.
— Говорю же, ничего страшного, — усмехнулся архимаг. Резко махнув рукой в сторону стола, отчего на нем появился поднос с чашками, Сакхим наполнил свою зеленым чаем, после чего покосился на Ивана. – Чай, кофе, что-нибудь покрепче?
— От пива не отказался бы, — съязвил Горычев, но в следующий миг не знал, на кого смотреть – на архимага или чайник. Из носика прямо в чашку вылилась знакомая Ивану темно-желтая, хмельная жидкость с пенкой. – Что за…
— Я слишком стар для изучения боевой магии, — протянув гостю кружку с пивом, пожал плечами Сакхим. – Каждый маг знает, когда пора отказаться от посоха и посвятить остаток жизни «хозяйственной» магии. Быстро убрать комнату, почистить или починить вещи, сделать себе завтрак. Весь мой боевой потенциал сейчас ушел туда, как бы грустно это не было. Но, пожалуй, мы немного отвлеклись…
Отпив немного, Сакхим покосился на дверь. Холодно сверля ее глазами, он убрал кружку ото рта и принялся загибать пальцы. Едва он загнул третий, посреди кабинета появился низкорослый, широкоплечий и длиннобородый мужчина. На нем была такая же роба, как у Ремариона, белая и с бордовой окантовкой.
— Прошу прощения, лорд Сакхим, — выпрямившись и стукнув посохом, чуть ли не вдвое выше его, рапортовал маг. – Мы получили информацию о перемещении еще двух оборотней. Совет считает…
Маг затих. Слегка смутившись, Иван перевел взгляд с него на Сакхима. Оказалось, тот держал поднятым кверху указательный палец и спокойно пил чай. Едва архимаг оторвал чашку от губ и опустил палец, мужчина продолжил.
— Совет считает, что необходимо оповестить тень о происходящем, — спокойно закончил он. Судя по всему, такое поведение со стороны Сакхима было вполне привычным.
— Орглар, — поставив кружку на поднос, начал, было архимаг, но тут же замолк, вновь глядя на дверь. Тяжело вздохнув, он вновь начал загибать пальцы. Едва третий был загнут, рядом с мужчиной появилась девушка, светлая эльфийка. На ней также была белая роба с бордовым кантом. – Добрый вечер, Малевра.
— Лорд Сакхим, — вытянувшись и стукнув посохом, она, словно, даже не заметила присутствие Орглара. – По просьбе совета, я должна доложить…
— Да, я знаю об оборотнях, — перебил ее архимаг, вновь прильнув к кружке и подняв указательный палец. Допив и отложив кружку, он лениво потянулся, недоверчиво взглянув на Орглара. – Добродушный гремлин уже доложил мне о произошедшем, Малевра.
— Я не из-за оборотней, — холодно вставила девушка, но тут же замолчала, едва взгляд Сакхима переметнулся на нее. – Прошу прощения…
— Не стоит, — встав из-за стола и спрятав руки за спиной, прервал ее Сакхим. – Однако, совет еще утром должен был получить сообщение о возможном прибытии гостя в Зайзэрит. Насколько мне известно, Ремарион отвечал за его сопровождение. И, если его здесь нет, а гость уже прибыл – напрашивается вопрос. Где Ремарион?
— Он прибыл в здание совета несколько минут назад, лорд Сакхим, — быстро ответил Орглар. – Мы с ним разминулись, когда я отправился сообщить об оборотнях. Ремарион сильно торопился и я не стал его отвлекать своими расспросами.
— Неужели? – встав рядом с низкорослым мужчиной и присев на колени так, чтобы смотреть ему прямо в глаза, слегка колко спросил Сакхим. Какое-то время он вглядывался Орглару в глаза, после чего кивнул и выпрямился. – Благодарю за информацию, Орглар. Совет сможет сообщить тени самостоятельно о сложившейся ситуации?
— С вашего позволения, — кивнул Орглар.
— Прекрасно. Тогда, не смею задерживать, — подойдя к Ивану и сев на край стола, скрестив руки на груди, продолжил Сакхим.
— Благодарю, лорд Сакхим, — дважды стукнув посохом, попрощался Орглар и исчез так же быстро, как появился.
— Так, теперь Малевра, — проводив взглядом исчезающий образ, перевел взгляд на девушку Сакхим. – Я видел Ремариона только утром, когда он прибыл с отчетом. Что же такого он сообщил, что совету понадобилось побеспокоить меня?
— Мы потеряли троих архимагов из-за восстания магов тьмы под руководством Хакко Каджи, Сакхим, — чуть увереннее, чем ее коллега, объяснила Малевра. – Ремарион сообщил о внедрении в отряд молодой магессы, но я считаю, что он просто прикрывает ее.
— Личные догадки оставь для совета, — недовольно заворчал Сакхим. – Если твое мнение расходится с мнением совета, то просто оставь его при себе. А молодая магесса…
— Нагами, милорд, — ответила Малевра прежде, чем архимаг успел озвучить вопрос. – Если вы предоставите мне полномочия, то я хотела бы…
— Провести самостоятельное расследование? – вглядываясь ей в глаза, перебил Малевру Сакхим. – С целью? Она оказала сопротивление при задержании? Является угрозой для Зайзэрита? У совета есть подозрения в ее непокорности?
— Нет, но…
— Тогда зачем, во имя Шакраны, проводить дополнительные расследования? – резко оторвался от стола Сакхим, чуть не задев Ивана. – По-моему, Малевра, вы забываете о своем положении в совете.
— Прошу прощения…
— Оставь извинения для Ремариона, — хмыкнул Сакхим. – Мне важна не позиция каждого архимага отдельно, а всего совета. Если совет не справляется с нахождением общего решения, то в моей юрисдикции есть такое замечательное право – распустить вас. Вы этого добиваетесь, Малевра?
— Нет, милорд…
— Хорошо, — слегка успокоившись и сев обратно в свое кресло напротив Ивана, не дал ей закончить Сакхим. – Так что там с Нагами?
— Ремарион говорит, что она решила самостоятельно покинуть Зайзэрит, — чуть менее уверенно, чем раньше, потянула Малевра. – Но, если она маг тьмы…
— То это мудрый поступок с ее стороны, — закончил за нее Сакхим. – Мы не убиваем тех, кто хочет покинуть Зайзэрит, Малевра. Я прекрасно понимаю твою позицию, но убийство мага, решившего покинуть нас…
— Она была с магами тьмы, как же вы не понимаете! – сорвалась Малевра, но тут же замерла на месте, услышав недовольное цоканье языком со стороны Сакхима. – Простите, милорд…
— Еще немного, и я бы решил, что у нас маг тьмы в совете завелся, — усмехнулся архимаг. – Когда Нагами покинет город?
— Ремарион лично сопроводит ее до Самаркегана, — спешно ответила магесса. – Там ее передадут Магнусу Кляйну для безопасной отправки в Камильхэйм. Насколько понимаю, это связано с гостем, который прибыл сегодня.
— Мальфор, вам что-нибудь об этом известно? – дослушав ее, обратился Сакхим к Горычеву.
— Так получилось, — почесав затылок, пожал плечами Иван. – Как сказал Ремарион, это наказание за то, что я ослушался его приказа. Зануда.
— Вот значит как? – рассмеялся Сакхим. – Что ж, рад слышать, что вы заботитесь о наших жителях. Малевра, это все, что вы хотели мне сообщить?
— Нет, милорд, — ответила она. – Ремарион сообщил, что Нагами присоединилась к отряду Хакко по его приказу. Сопровождавший его архимаг Орлекс снял информацию с тела Хакко и сообщил нам, что к отряду Нагами присоединилась из-за угроз со стороны магов тьмы против своей воли. В совете Ремарион объединил эти два действия в одно, но все равно остается слишком много белых пятен…
— Ты сомневаешься в компетентности Ремариона или же в правдивости его показаний перед советом? – нахмурился Сакхим.
— Не знаю…
— Тогда зачем ты все это мне сообщаешь? – вновь усмехнулся архимаг. – Послушай, Малевра. Ремарион добрый маг. Добрейший из всех, кого я знаю. Если он решил солгать ради блага одной из нас, то примите его ложь за правду. К тому же, Нагами так и так покинет Зайзэрит, продолжив путешествие с Валленом, если я все правильно понял из твоего доклада. В любой момент, мы можем связаться с тенью и запросить с его стороны устранение Нагами, если таковая необходимость появится. Так в чем проблема? Ты видишь проблему, Мальфор? Видишь, Малевра, головой мотает. Значит, проблем нет. Свободна.
— Но, лорд Сакхим…
— Помогите, маг тьмы в кабинете высшего архимага! – пытаясь хоть как-то изобразить панику, безразлично потянул Сакхим. – Малевра, ты умная девочка. Не пытайся получить пять, перемножая двойки. Сомневаюсь, что Ремарион преследует какие-то… «темные» цели своим поступком.
— Да, простите…
— Чаю? – перебив ее и взявшись за чайник, улыбнулся архимаг. – Гракхар недавно ходил повидать родных в Катрадэше и принес с собой кисет с замечательным, орочьим чаем.
— Гракхар это шаман на втором этаже? – с интересом спросил Иван.
— О, так вы знакомы? – просиял Сакхим, заполнив почти до краев свою кружку. – Как бы то ни было, Малевра, если чай не будешь – то брысь отсюда, пока я тебя не занес в список магов тьмы. Из-за Ремариона не переживай. Если что-то случится, то посохом по голове получит он, а не ты.
— Благодарю, лорд Сакхим, — виновато поклонилась Малевра. – Разрешите идти?
— Нет, — усмехнулся архимаг. – Приказываю.
— Слушаю и повинуюсь, — нахмурившись, кивнула девушка, дважды стукнув посохом. Мигом позже, как и Орглар, она растворилась в воздухе.
Тяжело вздохнув и подлив еще пива в кружку Горычева, Сакхим прильнул к чаю. В его глазах читалась легкая печаль. Видимо, подобные заявления со стороны отдельных членов совета он выслушивал довольно часто.
— Я прекрасно понимаю, что вы прибыли сюда не из собственного любопытства, Иван, — нарушив наступившую тишину, продолжил Сакхим, убедившись, что больше никто не норовит прервать их беседу. – Что же привело вас к нам?
— Магнус Кляйн сказал, что Велиас появлялся в Зайзэрите, — решив, что лгать и выслушивать лекцию о том, насколько это плохо, ему не особо хочется – честно признался Горычев. – И что у тебя, возможно, есть для меня какое-то задание.
— А, да-да, точно, — щелкнув пальцами и встав из-за стола, быстро оживился Сакхим.
Пройдя через весь кабинет к шкафу, он беспорядочно начал в нем копаться. Раскидывая в стороны старые бумаги так, словно это был ненужный никому мусор, он вдруг резко схватил рукой конверт. Отойдя чуть назад, он быстро пробежался взглядом по надписи сверху и направился к столу. Не глядя, он направил руку на шкаф. Словно повинуясь невидимой силе, бумаги аккуратно залетели обратно на свои места, а дверь громко захлопнулась.
— Никак не могу к этому привыкнуть, — улыбнулся Сакхим, садясь обратно в кресло. – Бренда научила. С ее работой, подобные фокусы просто необходимы. Недавно жаловалась, что люто хочет стать ракши с шестью руками. Но, впрочем, это не столь важно…
Протянув конверт Горычеву, Сакхим еще какое-то время думал, отдавать его или нет. Посмотрев в угол с огороженной тьмой, он, зачем-то, кивнул и отпустил конверт.
— Это что? – пробежавшись по надписи «моему другу из Камильхэйма», неуверенно спросил Иван.
— Велиас просил передать тому, кто будет спрашивать о нем, — усмехнулся Сакхим. – Думаю, вас он и имел в виду.
— Почему-то уже даже не удивлен, — лениво отозвался Иван, разворачивая конверт. Внутри находилось привычное для него письмо с привычным отцовским подчерком. – «Дорогой Мальфор! Не могу не сказать, что горжусь твоими успехами, но пока, к сожалению, не могу позволить себе отвлекаться на семью. Однако вместо этого хочу сделать тебе небольшой подарок. Там, где черный плащ потерпел поражение, хранится клинок, несущий правду. Возьми его в руку, и он расскажет тебе, кто ты. Пока прощаюсь. Не забудь перевернуть страницу».
— Черный плащ потерпел поражение? – задумчиво спросил Сакхим, дослушав, читающего вслух, Горычева. – Интересно…
— «Сакхим оборотень. Развлекайся», — перевернув письмо, продолжил читать вслух Иван, чуть заметно усмехнувшись. – Оборотень?
— Не по праву крови, — заметив, что Иван уже потянулся к клинку, нахмурился Сакхим. – Большая часть магов способна изменять свой внешний вид. Превращение в животных – это то, что мы практикуем.
— Значит оборотень, — чуть сощурился Горычев.
— Как и Ремарион, — пожал плечами Сакхим, отчего Иван смутился еще больше. – Что-то не так?
— Ремарион свободно трогал мой клинок, — поправив челку, тихо произнес Горычев. – Странно.
— А что такого в твоих клинках? – заинтересовался Сакхим.
— Сожалею, оборотень, но это секреты ордена, — успокоившись, улыбнулся в ответ Иван.
— Секретные секреты такие секретные, — недовольно заворчал Сакхим. – Велиас тоже не хочет говорить о том, чем именно занимается орден, но при этом мы регулярно отсылаем Дариону данные о перемещении оборотней и вампиров через разрыв. Ну, то, что вы их убиваете – догадаться не сложно, а в остальном… все, что нам удалось узнать, так это то, что орденом руководит некто Дарион и, собственно, о масштабной вырубке вами же этих… подвидов.
— И о месте, где «плащи потерпели поражение», верно? – добавил Иван.
— Есть старая легенда, — чуть нахмурившись, принялся объяснять Сакхим. – Будто бы когда-то черные плащи работали прямо здесь, в Империи. Однажды, плащи решили разом уничтожить всех оборотней и вампиров. Те узнали и погнались прочь через пустыню, желая добраться до моря. Но, к сожалению, на их пути встала горная цепь, и им пришлось дать бой. Вампиры питались кровью погибших, оборотни их плотью. По ночам, они отлавливали их по одному и тогда последние из выживших плащей были вынуждены отступить.
— Очередная вырезка из мемуаров Максима? – недовольно потянул Горычев.
— Нет, из манифеста самих черных плащей, — усмехнулся в ответ архимаг. – А вот клинок…
Призадумавшись, Сакхим резко встал с кресла, вновь отойдя к шкафу. Копаясь в бумагах, он взял в руки открытое письмо и, загнав весь мусор обратно, вернулся к столу.
— Две недели назад, Фаршанал прислал письмо, — взволнованно и слегка озадаченно сказал Сакхим. – Будто бы кто-то сообщил ему о правдивости существовании Отнатара.
— Отнатар?
— «Клинок скрытой правды», — пояснил Сакхим. – В моем родном городе, Леливане, его сковал гремлин, Гариоран. Говорят, будто с его помощью он хотел заставить мир избавиться ото лжи. Но, клинок вышел куда более страшным, чем он сам себе представлял. Магия раскрыла в клинке совсем не те способности, которые Гариоран хотел в него заключить. Тот, кто брал клинок в руки, был способен выпустить на свободу всю магию, которая в нем была. Отнатар позволял хозяину увидеть весь его потенциал в действии. В целом, посмотреть на то, что может получиться, если владелец продолжит работать над собой и вступит в бой без клинка в руках. Однако я считал, что это просто городская легенда…
— Видимо, нет, — пожал плечами Иван, вернув письмо. – И что такого страшного в том, что Фаршанал прислал тебе весточку о возможном существовании клинка?
— Ты не понимаешь? – чуть призадумавшись, Сакхим усмехнулся. – Ты прямо, как твой отец. Я получил это письмо две недели назад. В нем написано, что кто-то сообщил Фаршаналу о существовании мифического клинка. Спустя полторы недели в моем кабинете появляется Велиас и оставляет для тебя, приходящего через два дня, письмо, в котором написано, где этот клинок находится. Не находишь ничего странного?
— Да нет, — почесав затылок, безразлично ответил Иван. – А должен?
— Слишком много совпадений, — задумчиво проведя пальцами по подбородку, потянул Сакхим. – Фаршанал сказал, будто бы не знает, кто именно послал ему письмо. Более того, он нашел его у себя на столе, хоть стража не видела никого входящего в его палаты. Подобную вещь может провернуть только Велиас, оставшись незамеченным для всех. Либо хранители, но не думаю, что им было бы интересно поделиться подобной новостью с кем-то. Не сомневаюсь, что Велиас к этому причастен, но тогда, получается, он хочет, чтобы ты передал Отнатар Фаршаналу. Не понимаю…
— Возможно, он считает, что клинок твоего волшебного гнома мне не нужен? – пожал плечами Иван. – Но не думаю, что отец стал бы подобное проворачивать. Наверное, он просто действует интуитивно.
— Велиас напыщен и эмоционален, но вовсе не дурак, — недовольно усмехнулся Сакхим. – Я бы точно не стал играть с ним в шахматы. Пока ты будешь думать, какой пешкой начать игру, он уже раз десять поставит тебе шах и мат.
— Хочешь сказать, что он уже две недели просчитывает мои шаги? – поморщился Иван, поведя бровью. – По-моему, глупо даже предполагать подобное.
— Да, ты прав, — виновато потянул Сакхим. – У тебя есть карта?
Кивнув, Горычев вытащил из кармана скомканный свиток, полученный от Магнуса. Протянув его Сакхиму и с интересом глядя, как тот пальцем вырисовывает что-то на самом восточном краю Империи, Иван лениво зевнул. От всей этой суматохи, постоянных боев и прочей ерунды он уже давно забыл о сне и еде. А такие простые вещи, как спокойно полежать в кровати, разглядывая потолок – и вовсе казались чем-то недосягаемым.
— Вот, держи, — закончив и свернув карту, протянув ее Ивану, сбил его с мыслей о теплой постели Сакхим. – Можно попросить тебя о… кое-чем?
— Ну, попросить можно, — спрятав карту обратно в карман плаща, пожал плечами Горычев.
— Если ты найдешь Отнатар, то отнеси его Фаршаналу, хорошо? – улыбнулся архимаг. – Для него это важно. Он интересовался этой реликвией с шести лет. Покинул Катрадэш, потерял все. Думаю, даже просто взглянуть на него – уже будет лучшим подарком.
— Если не забуду, — кивнул Иван.
— Что ж, тогда больше не смею задерживать, — благодарно склонил голову Сакхим. – Попроси Гракхара вернуть тебе лошадь… или на чем ты там прибыл. Если Ремарион уже покинул Зайзэрит, то не думаю, что тебе захочется ждать его возвращения.
— Хорошо, спасибо за пиво, — встав с кресла и поправив плащ, улыбчиво сказал Иван. – Если что-то найду, то попрошу Нагами как-нибудь связаться с вашим волшебным городом. Самому сюда не хочется возвращаться. Слишком уж много проблем с той… ерундой внизу.
— Ты про горгулью? – просиял Сакхим. – Зато у нас не так много гостей в городе, как могло бы быть. Считай, огромный плюс.
— Да уж, плюс, — пожал плечами Иван, направившись к двери. – Счастливо. Может, увидимся еще.
— Хорошего дня, Горычев, — учтиво кивнув и прильнув к кружке, попрощался Сакхим.
Отпив немного, он нахмурился, глядя на дверь. Едва Горычев взялся за ручку, дверь сама открылась, а в кабинет вошел маг в белой робе и накинутом сверху капюшоне. Чуть слышно выругавшись, Горычев быстро прошел мимо него и направился вниз по лестнице, а маг еще какое-то время недоумевающе глядел ему вслед.
— Внезапно, — поставив кружку на поднос, усмехнулся Сакхим, привлекая внимание гостя на себя.
— Да уж, и не говори, — улыбнулся маг, сняв с головы капюшон. – А он вырос.
— Ну, ты тоже с годами не молодеешь, Икамузу, — приподняв перед собой кружку, жестом приглашая гостя присесть, добродушно сказал Сакхим. Отпив немного и поглядывая на присаживающегося Икамузу, архимаг чуть заметно кашлянул, вновь вернув к себе внимание гостя. – Что-то не так?
— Его глаза, — нахмурившись, коротко ответил Икамузу.
— Знакомая ситуация, не правда ли? – усмехнулся в ответ Сакхим, встав из-за стола и подойдя к окну. – Послушай, Икамузу. Я знаю, о чем ты думаешь, и нет, ты не прав. Он не Велиас. Не думаю, что он будет копаться настолько глубоко в своем… даре.
— Дар? – повел бровью Икамузу. – Ты называешь «это» даром?
— Смотря, как им воспользоваться, — повернувшись к Икамузу и присев на подоконник, пожал плечами Сакхим. – Пустит он его на благо или нет – вопрос уже совсем другой. Насколько знаю, тень…
— Явно не лучший пример, — хмыкнул Икамузу, отчего Сакхим лишь добродушно улыбнулся и кивнул. – Думаешь, он справится?
— Он твой ученик, как-никак, — безразлично потянул архимаг. – Ты ведь когда-то взял его под свое крыло. Не думаю, что ты бы это сделал, если бы не верил в него.
— По крайней мере, он был больше похож на человека, чем Велиас, — скрестив руки на груди, холодно ответил Икамузу. – Но видеть его в Зайзэрите… это угнетает.
— Сейчас он хочет найти отца, — спрятав руки за спиной и отойдя от окна, пояснил Сакхим. – Его не интересует собственная сила. Но, любовь перечить всем подряд и жажда крови у Горычевых, видимо, наследственное. Не думаю, что есть повод для беспокойства. Он слишком охотно помогает всем, кого встречает на пути. Все с ним будет хорошо. А глаза – лишь приятное дополнение к собственным способностям.
— Ты сам видел, к чему приводит попытка против дара! – встав с кресла, воскликнул Икамузу. – И ты знаешь, что никто не способен противостоять ему! Как ты сможешь остановить того, кто видит каждое твое движение раньше, чем ты даже подумаешь о его воплощении в жизнь?
— Тише, Икамузу, — обойдя стол и встав напротив гостя, холодно потянул Сакхим. На мгновение, его взгляд упал на сжатый кулак гостя. Вокруг его пальцев появилось легкое сияние, отчего архимаг лишь слегка улыбнулся. – Не стоит делать того, о чем ты можешь потом пожалеть.
— Пожалеть? – иронично переспросил Икамузу, ткнув указательным пальцем в грудь Сакхима. От толчка, вокруг пальца сияние усилилось, а глаза самого Отурана слегка засветились ярким, голубым светом. – Ты не хуже меня знаешь, что сделал Велиас! Верить тому, кто в чьих глазах нагнираш – неосмотрительно и глупо!
— Я не верю ему. Я верю в него, — спокойно ответил Сакхим, скрывая недовольство. – Да и к тому же, не одни Горычевы славятся нагнирашем.
— Каэнрод доказал, что он способен справиться с нагнирашем, — слегка успокоившись, потянул Икамузу. – А Горычев…
— Как и Каэнрод, он бывший черный плащ, — безразлично пожал плечами архимаг. – Думаю, шансы есть.
— Слишком уж много ты оставляешь на волю случая, — сев обратно в кресло, холодно заметил гость. – Считаешь бездействие мудрым поступком?
— Иногда лучше ничего не сделать, чем сделать что-то и все испортить, — присев на стол рядом с Икамузу, виновато сказал Сакхим. – Время покажет, был ли я прав в своем бездействии или же мне стоит уйти в отставку. Быть может, я слишком стар и пытаюсь еще верить в людей? Как думаешь, Икамузу?
— Сожалею, Сакхим, но в этом вопросе я тебе уж точно не помощник, — улыбнулся Икамузу.
— И то верно, — усмехнулся архимаг. – Я рад, что ты здесь. Это успокаивает. Хоть тебе и стоит перестать жить в прошлом.
— Перестать жить в прошлом? – вновь завелся Икамузу, но уже не стал вскакивать с кресла.
— Ты безнадежен, — недовольно покачав головой, усмехнулся Сакхим. – Велиас не виноват в том, что случилось. Он тоже стал жертвой, как и ты. Хоть это ты должен понимать.
— Все равно, если бы не он…
— То жертв могло бы быть намного больше, — тяжело вздохнув, перебил его архимаг. – Но, меня интересует немного другой вопрос. Что с Ланаэль? Она готова к транспортировке?
— Нет, — коротко отрезал Икамузу. – Мэйлин Фланс сообщила мне, что она уже приняла кровь Горычева.
— Вот как? – заинтригованно потянул Сакхим. – Интересно.
— В принципе, это было весьма ожидаемо, — пожал плечами Икамузу. – Мальчишка все время втягивает себя в неприятности. Не удивлюсь, если при следующей попытке выйти на Велиаса через тень наткнусь уже на Ивана.
— Да уж, не говори, — вновь усмехнулся Сакхим. – А что с «золотым клыком»?
— Пока новостей нет, но думаю, все пройдет хорошо, — ответил Икамузу. – Если орден развалится, то никому в Империи от этого явно хуже не будет. Хоть это и весьма негуманно с твоей стороны.
— Зато весело, — безразлично потянул Сакхим. – Что ж, если это все…
— Да-да, можешь не говорить, — улыбнулся Икамузу. – Но, я еще немного подожду. В отличие от членов совета, я не могу свободно перемещаться по Зайзэриту, сам же знаешь.
— Можешь, — недовольно перебил его Сакхим, вновь прильнув к кружке.
— Ну, да, — почесав нос, усмехнулся Икамузу. – Но это уже будет некрасиво с моей стороны. Право обозначено для членов совета и только. Я ведь здесь не более чем гость.
— Приятно слышать, что ты так трепетно относишься к нашим традициям, — расплылся в счастливой улыбке Сакхим, обойдя стол и сев обратно в свое облюбованное кресло. – Что ж, раз уж ты здесь… чаю? Прекрасный, орочий чай, прямо из Катрадэша.
Покачав головой, Икамузу недовольно посмотрел на Сакхима. При всем своем гостеприимстве, Отуран прекрасно знал все о нынешнем высшем архимаге Зайзэрита. Как-никак, много лет назад он же и учил молодого мага Сакхима всему, что знал сам, в Леливане.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *