Аргтэтрас. Книга первая. В поисках Велиаса

Глава 10. Фаршан. Худшая идея в жизни

— Ты опять куда-то? – едва заметив появившегося на воротах Горычева, усмехнулся Макуро.
— Да, по делам. Мне нужно добраться до Фаршана. Не подскажешь, где это? – вспоминая приблизительно текст послания, неуверенно спросил он.
— А, да. Велиас говорил, что у него какие-то дела с орками, — радостно заметив удивленное лицо Иван, начал объяснять Макуро. – На первом повороте свернешь направо. Там дальше по указателям.
— Орки? Что это? – дослушав стражника и решив не выяснять вопросы о Велиасе, спросил Горычев.
— Орки это. М. Большие, зеленые, — пытаясь руками изобразить орка, попытался объяснить Макуро. – Сильные до жути. Равно как и тупые. В бою агрессивные, беспощадные. Ты их на части разорви, так они тебя загрызут. А вот интеллектом не блещут. Камень и тот поумнее будет.
— Значит, лучше их не злить? – теряясь в попытках сойти за умного, задумчиво потянул Горычев?
— Хочешь зли, хочешь не зли. Если ты на их территории – они найдут повод. Если не нападут сразу, то жди подставы. Замешкался, отвлекся – по макушке получишь. Не совался бы я туда на твоем месте, — поделившись информацией, Макуро гордо уселся обратно в свою будку. Подождав несколько секунд, он выглянул наружу и недовольно взглянул на Ивана. – И что встал теперь? Выдвигайся уже.
— А, да, точно, — отойдя от раздумий о больших, зеленых и злобных камнях, проснулся он. – Значит, мне прямо и направо?
— Да, именно туда. Удачи тебе. Надеюсь, хоть в этот раз у тебя хватит ума не лезть на рожон, — выпустив клубок черного, густого дыма, слегка раздраженно попрощался страж.
— Постараюсь уж. Чувствую, еще одна неудачная вылазка и меня Анита сама добьет, — развернув лошадь в сторону дороги, усмехнулся Горычев. – Давай, до скорого!
Попрощавшись со стражем и с силой щелкнув поводьями, он умчался вверх по дороге, выбивая из-под копыт Зезеты клубы пыли. Кашлянув и дождавшись, пока Горычев окончательно скроется из виду, Макуро тяжело вздохнул и принялся за чтение очередного выпуска своего любимого «вестника». С первых страниц на него злобно смотрели изображения различных существ. Очередная радость для местных летописцев – рассказать, на кого модно охотиться том или ином сезоне.
С удовольствием пролистав несколько страниц, Макуро отложил журнал и задумался. Длительное нахождение «Черного плаща» могло вызвать возмущения у местной власти. Да и сказать на его дальнейшей карьере в роли стражника тоже отложило бы определенный отпечаток.

— Что ж, ты умеешь убеждать. Хорошо, я принимаю твой вызов, Велиас, — стоя у ворот деревянного частокола, усмехнулся Краг, пожимая руку старшему Горычеву. – Жаль, конечно, что Горизонт опять сует свой нос туда, куда ему не следовало бы. Но, ради тебя я готов приложить все усилия для выполнения поставленной задачи.
— Рад слышать. Значит, одним вопросом меньше. По поводу гостя предупредил. Видимо, мне пора, — отпустив руку Крага, закончил свои размышления вслух Велиас.
— Как знаешь, — повернувшись к стражнику на башне, пробормотал Краг. – Эй, Иштар! Сбегай в таверну, закажи мне пива! Скажешь, что скоро подойду, — отдав приказ орку и дождавшись одобрительного кивка, он недовольно хмыкнул. – Ладно, тогда… да чтоб тебе годами женской груди не видеть, Велиас! Вот каждый раз так… — гневно воскликнул он, едва обернувшись обратно и заметив, что Велиас уже покинул его владения.
Лениво потянувшись, Краг направился обратно в сторону ворот, но тут же застыл на месте. Вместо исполнения приказа, Иштар всматривался куда-то вдаль.
Едва успев открыть рот для потока гнева в адрес подчиненного, варвар так же успешно закрыл его. Из-за деревьев послышался стук копыт. Резко повернувшись обратно в сторону дороги, Краг по привычке схватился за рукоять топора, но практически сразу отпустил его. На лице выплыл радостный оскал. Впереди по дороге, постепенно сбрасывая скорость, приближался гость, о котором предупреждал его приятель Велиас. Сбрасывая скорость, к их частоколу приближался Иван.
— Э, человечишка, вали отсюда! – громко зарычал Иштар и с грохотом спрыгнул со своей башни. Обнажив двуручный клинок, он направился в сторону Крага.
— Отставить панику. Разве можно так обращаться к гостю? — подняв руку вверх, отчего Иштар мгновенно остановился, словно вкопанный, усмехнулся Краг. – Какими судьбами, Горычев? По какому вопросу прибыл? Клинками померяться аль браги орочьей отведать? – все еще не спуская с лица радостного оскала, спросил Краг у, остановившегося рядом, Горычева.
— Человека разыскиваю одного, — спокойно и без лишних действий, плавно выбравшись из седла, ответил Иван. Хоть он и пробыл тут недолго, факт узнавания его фамилии уже практически перестал его удивлять. В сознании Горычева уже даже начинали появляться предположения, что кто-то бегает и раздает листовки направо и налево с его изображением.
— Если ищешь Велиаса, то сожалею. Вы с ним разминулись, — слегка смутившись от хладнокровия гостя, поспешил разрушить грандиозные планы Ивана Краг. – Сказал, что направляется дальше на поиски сторонников его грандиозных планов.
— Куда именно он направился? – многозначительно хмыкнув, перебил собеседника Горычев. Опоздание на встречу не входило в его планы. Он и так слишком долго гоняется за Велиасом.
— Можно я отрублю ему голову, Краг? Один удар и одной проблемой станет меньше, — наконец, не выдержал и заступился за главу Иштар. Метя кончиком лезвия в голову Ивана он, по всей видимости, представлял кровавый фарш на ее месте и уже думал, как использовать оставшиеся части его бесполезного тела.
— Нарушаешь мои приказы, Иштар? – чувствуя, как постепенно подступает кровь в голову от наглости подчиненного, недовольно прорычал Краг. – Живо в таверну!
— Считай, что тебе повезло, человечишка, — убрав оружие, тихо заворчал орк. – Даже думать не могу о том, что вы его защищаете, — направившись в сторону ворот, обиженно закончил он.
— Твоя задача делать, а не думать. Не дорос еще, чтобы мысли появились, — уже не так агрессивно, но все еще с чувством собственного достоинства выругался Краг в спину Иштара. Недовольно сплюнув, он повернулся обратно к Ивану, который уже успел забраться обратно в седло. – Черт, вы все Горычевы такие, что ли? Может, дашь лошади отдохнуть с дороги? Пусть с Камильхэйма до нас не самый близкий.
— На это нет времени, — развернув Зезету, бросил через плечо Иван.
— Видимо, тебя не интересует информация о дальнейших планах Велиаса? – словно случайно, чуть ли не шепотом спросил Краг. – Как жаль.
— Стоп, так ты знаешь, куда он направился? – резко развернув лошадь обратно к варвару, заинтригованно спросил Иван.
— Может и знаю. Может, нет. Однозначного ответа все равно дать не могу, — разведя руками и медленно направившись в сторону ворот, усмехнулся Краг.
— Нет, стой! Пожалуй, ты прав и Зезете действительно не повредит отдых, — быстро нагнав варвара, попытался начать дружелюбную беседу Иван. – А ты пока расскажешь мне о дальнейших планах Велиаса. Хорошо?
— Ты у нас что, хитрый самый, что ли? А может, я передумал тебе рассказывать? Язык, вот, взял да в узел завязался, говорить не могу даже, — издевательски спросил Краг. – Если хочешь, то привяжи лошадь у ворот и направимся в сторону командного пункта. Перед всеми я не собираюсь выдавать планы Велиаса.
— Отлично! – быстро примотав лошадь за уздцы к опоре башни и погладив ее нос в попытках успокоить, без тени сомнений задобрил Крага Горычев.
— Шикарно. Как закончишь – догоняй, — задумчиво потянул Краг и направился вдоль улицы из деревянных домов в сторону крупного здания в центре. Молча перепроверив узел и потрепав гриву Зезеты, Иван быстро нагнал варвара.

Здания в деревне были однотипными. Бревенчатые, темные дома с достаточно большим расстоянием между ними. Очевидно, задумывалась подобная архитектура для маневров в случае необходимости.
По улицам деревни, помимо титанов с зеленой кожей, бегали низкорослые, практически по пояс Ивану коротышки. Своей походкой они больше всего напоминали крабов. Сгорбившись, они перемещались чуть ли не боком. Вместе с небольшими клинками на поясах, ничего, кроме легкой усмешки и небольшой дозы сочувствия у Горычева они не вызывали.
По рассказам Крага, эти существа были одной из разновидностей орков. В случае если ребенок рождался недоношенным – получались они. Местные называли их гоблинами за внешний вид и сомнительную угрозу, которую они могли из себя представлять.
Также, совершенно свободно по деревне перемещалась различная живность. От обычных коров и коз до странных созданий, внешне напоминающих помесь быка и кабана. Толстые, неуклюжие, злые, с рогами и клыками. Каждый раз, проходя мимо и громко фыркая, они вызывали массу восторга у Крага, который с удовольствием наблюдал за реакцией Ивана на них.
— Заходи. У меня тут беспорядок, правда, но… чувствуй себя, как дома, — отворив дверь крупного, двухэтажного здания, гостеприимно предложил Краг.
Кивнув, Иван зашел внутрь. Теплом и уютом веяло из каждого уголка дома, пока они шли на второй этаж в сторону кабинета Крага. Несмотря на свой внешний вид, и предположительную принадлежность к зеленой расе, варвар оказался весьма домовитым. А единственный беспорядок, который удалось заметить Горычеву – это брошенная на, самодельный кожаный диван, кольчуга.
— Что ж, здесь нас не должны услышать, — пригласив гостя в кабинет, Краг зашел следом и подошел к столу, заваленному бумагами. На секунду окинув его взглядом, он так же стремительно отошел к стеллажу с оружием, принявшись с удовольствием его разглядывать. По всей видимости, собирать орудия убийства было чем-то на подобии хобби для Крага. Или он просто хотел освоить все возможные способы красочно расчленять врага? В любом случае, сомнений не вызывала повышенная увлеченность этим делом у варвара. Словно не замечая гостя, он воссоединился со своей стихией.
— С нетерпением жду вашего рассказа, — подойдя к столу, попытался вернуть Крага к цели его визита Иван. Получив в ответ лишь недовольное шиканье, он невольно пожал плечами и принялся разглядывать свертки на столе. Из недр одного из них виднелось нечто на подобии самодельной карты. Взвесив все за и против, Горычев вновь взглянул в сторону Крага. Тот, по-прежнему, разглядывал оружие. Сомнений не было, нужно действовать.
Собравшись с мыслями, он набрал в грудь воздуха и громко, театрально чихнул. Ловко засунув сверток с картой во внутренний карман плаща, он провел пальцем под носом, словно чувствовал себя виноватым за столь громкий шум.
— Будь здоров, — пожелал Краг, обернувшись лицом к Ивану. Сжав за спиной руку в кулак, и практически моментально разжав, он вернул добродушную улыбку на свое, измученное баталиями лицо. – А, рад, что ты уже подошел к столу. Сейчас, найду кое-что и можно приступать, — подойдя к Горычеву и взволнованно зашуршав свертками, продолжил он. – Черт, кто взял карту? Представляешь, да? У своего же лидера воруют, средь бела дня!
— Нет у них совести. Жестче тебе нужно с подчиненными, — злорадствуя тому, что смог остаться незамеченным, поддал жару в огонь Иван. – Может тогда так, на словах объяснишь?
— Да, попробую. Спускаешься на этаж ниже, там будет дверь. Она ведет на улицу. Далее, посмотришь по сторонам. Справа от тебя будет дорога, ведущая к нашему тренировочному лагерю. Его ты сможешь легко определить по высокому забору вокруг и столбам. Вот там я буду ждать тебя через десять минут, — сплюнув на пол и толкнув гостя плечом, проходя мимо, Краг направился в сторону выхода. – И не пытайся покинуть деревню. Одно неверное движение и можешь считать себя покойником.
— Хорошо, извини, я верну на место! – вытащив сверток, попытался было оправдаться Горычев.
— Отставить! Теперь уже ничего не исправишь. Воровство – это одно, но ты продолжил нагло скрывать кражу, едва я тебя в ней уличил. Я бы простил Велиасу твой проступок. Ты мог бы просто спросить, в конце концов! Ты можешь исправить собственный ляп, но ты никогда не сможешь взвалить вину за него на кого-то другого, — громко прикрикнув, перебил его Краг. – Поединок, десять минут, один на один, — с силой хлопнув дверьми, закончил варвар свою пламенную речь, оставив Горычева одного.
— Вот блин… — тяжело вздохнув, пытаясь осознать ситуацию, в которую попал, Иван свернул карту и засунул обратно к себе в карман. – Если эта здоровая хреновина меня не прикончит, то потом придушит Анита! Просто замечательно!
Закончив разговор с самим собой, он гневно засунул руки в карманы и вышел из кабинета. Руководствуясь полученными координатами, Горычев направился в сторону тренировочного поля, о котором ему столь высокопарно рассказал Краг.

Периодически оглядываясь по сторонам и замечая на себе косые взгляды жителей, Иван вдруг начал потихоньку осознавать весь масштаб трагедии. Очевидно, любые новости, связанные с вождем племени, разлетались среди местных практически мгновенно. Едва успев добраться до ворот площадки, ему уже удалось услышать громкий рев трибун.
Остановившись перед входом, Горычев взглянул на небо. Белые, толстые и надутые от собственной важности облака монотонно мчались в известном только им направлении. На секунду замечтавшись о том, как неплохо было бы стать облаком и покинуть это злосчастное место, он сделал первые, неуверенные шаги по песчаной поверхности арены.
— Ничего себе! – невольно вырвалось из Ивана, едва он обвел взглядом арену. Трибуны были последним, что вызывало восторг в этом месте. Столбы, которые было видно еще издалека, вблизи выглядели еще более величественно, чем раньше. Словно подпирая собой небо, в высоту они достигали около метров десяти-пятнадцати, не меньше.
— Опаздываешь, вор, — вдруг перебил размышления Горычева на тему столбов знакомый голос из-за спины. – Я уж думал ты не придешь.
Не успев обернуться, Иван ощутил сильный удар ногой в спину. Завалившись на песок, он быстро прокатился и встал на ноги. Взглянув на своего обидчика, он дотронулся кончиками пальцев до рукояти одного из клинков. Встретившись взглядом с Крагом, в очередной раз сплюнувшим, Горычев отпустил клинок и выпрямился в ожидании дальнейших действий варвара.
— Можешь хоть оружие обнажишь? Дам тебе десять секунд на это, — усмехнулся Краг, прокрутив в руках топор.
— Я не стану сражаться. Делай что хочешь, — засунув руки в карманы, холодно ответил Иван.
— Ух, какие мы. Ну что ж… все видели, что я дал тебе шанс, — прикусив нижнюю губу, Краг загадочно улыбнулся, дотронувшись топорищем до песка. Выждав еще немного в надежде, что оппонент все же изменит решение, он резко замахнулся оружием и помчался в его сторону.
Едва заметив топор, метящий ему в голову, Горычев поймал момент и присел на корточки. Видимо, Краг успел предвидеть подобный ход и вместо того, чтобы завалиться по инерции на песок, лишь ловко развернулся, ударив Ивана по выставленным перед лицом ладоням ногой. Пролетев несколько метров, он с треском врезался в один из столбов арены. Мигом позже, в сантиметре от его шеи в столб влетел топор, прижимая шею Горычева древком.
— Попался? – усмехнулся Краг, направившись в сторону Ивана, отчаянно пытающегося вырваться из ловушки. Подойдя вплотную и надавив рукой на древко, он самодовольно оскалился ему прямо в лицо. – Сдаешься, Горычев?
— Глупый… кхе… варвар, — кашлянув кровью в лицо обидчику, он резко схватился руками за топор и ударил оппонента ногами в грудь.
Вырвав руками оружие, освобождая Ивана из его плена, Краг завалился на спину, быстро прокатившись по песку и встав в боевую стойку. Облизнувшись и глядя, как Горычев в очередной раз подавляет в себе желание обнажить клинки, варвар вновь сделал сильный замах, помчавшись на противника.

Глава 11. По пенным рекам прошлого

Раз за разом, топорище Крага пролетало в нескольких сантиметрах от Горычева, успевающего в последний момент увернуться от очередного выпада. Уходя от атак и не желая обнажить клинки, ему лишь оставалось любоваться своим отражением в, начищенном до блеска топорище оружия варвара.
— Так и будешь строить из себя героя? Дай волю оружию! – в очередной раз неудачно замахнувшись, съязвил Краг. Последний его удар пришелся на деревянный столб, с треском и грохотом рухнувший на песок. – О, ну неужели! – радостно воскликнул он, едва заметив клинок в руках Ивана.
— Рано радуешься, варвар, — недовольно заворчал Горычев и, замахнувшись, помчался на врага.
Хмыкнув и легко защищаясь от жалких ударов оппонента, Краг стал постепенно отходить назад. Раз за разом, высекая искры, клинки Ивана встречались с сопротивлением в виде топора варвара, которому, казалось, совсем безразличны его выпады.
Наконец, поймав момент, Краг увел удар обоими клинками сверху и с силой заехал плоской частью топорища в плечо оппонента. Выронив мечи, Иван пролетел через пол арены и влетел в очередной столб, прогнув его собственной спиной.
— Ну что? Продолжим? – дождавшись, пока Горычев попытается подняться на ноги, усмехнулся Краг и по обыкновению сплюнул.
— Ублюдок, — выплюнув скопившуюся во рту кровь и утерев подбородок, чуть слышно проговорил Иван.
— Ты это про себя, да? – недовольно покосившись на оппонента, Краг с силой вогнал топор в песок. – Что ж, пожалуй, пора с этим заканчивать. Да и надоел ты мне уже, — хрустнув шеей, варвар поднял правую руку, направив ее ладонью в сторону Горычева.
Неожиданно, Ивана обдал сильный порыв ветра, пронесшийся до него со стороны Крага. На мгновение, глаза варвара загорелись ярким, темно-синим пламенем. Едва глаза погасли, ветер утих.
Недоумевая, Горычев огляделся по сторонам. По всему периметру, в его сторону метили тысячи тонких, блестящих на солнце ледяных игл. Постепенно формируясь из воздуха, они пополняли собственные ряды все новыми и новыми иголками.
Сообразив, что смерть достаточно близко подобралась к нему, Иван нашел взглядом клинки. Вздохнув полной грудью и понимая, что другой возможности нет, он помчался в сторону Крага.
Схватив по пути клинки, и пытаясь обогнать приближающиеся со спины иглы, Горычев старался быстрее добежать до своей цели. Замахнувшись в нескольких метрах от Крага, он нанес сильный удар в поднятый вверх топор. Отпустив рукояти впившихся в древко клинков, он с силой ударил кулаком Крага в грудь.
Иглы, потерявшие контроль со стороны хозяина, замедлились, но все еще двигались в направлении Ивана. Заметив это, Горычев сделал варвару подсечку. Не теряя больше ни секунды выигранного времени, он запрыгнул на упавшего Крага, нанося кулаками бесчисленные удары по лицу.
Наконец, не выдержав порыва со стороны Ивана, варвар потерял сознание. Мгновением позже, иглы долетели до Горычева, разлетевшись в нескольких сантиметрах от тела, обдав его водой. Потеряв сознание, Краг потерял и контроль над собственными иглами, отчего те просто растаяли и более не представляли никакой угрозы.

— Ох… — попытавшись подняться, но ощутив у себя на горле что-то острое, потянул Краг.
— Очнулся, наконец? – усмехнулся Иван, держа клинок в области кадыка оппонента. – Сильно же я тебя потрепал. Все ваши уже разошлись давно.
— Ясно… — откинувшись назад, грустно улыбнулся варвар. Теперь его взгляд был прикован к плывущим по небу облакам. Без каких-либо забот, без проблем, без кровопролитных боев и осад. Словно двигаясь к неведомой цели, они неторопливо, но уверенно продвигались навстречу бесконечности. Только сейчас ему удалось понять, почему Горычев любовался ими перед боем. Теперь и ему хотелось стать облаком, лишь бы не быть здесь сейчас. – Что ж, ты одержал честную победу. Я принимаю смерть от твоей руки.
— Видимо, я тебя потрепал сильнее, чем думал, — убрав клинок в ножны, виновато хмыкнул Горычев.
— У нас такой порядок. В наших традициях мужчина должен принять смерть тогда, когда его еще можно назвать таковым. Ты одержал доблестную победу над более умелым, выдержанным и сильным бойцом. И я сочту за честь умереть от твоей стали, — нахмурив брови, Краг чуть наклонил голову. Теперь ему открылся вид на упоительные старания Ивана освободить свой клинок из плена его топора. – Мы не люди. Мы не цепляемся за жизнь, как вы. Старый орк – всего лишь старый орк, но уже не мужчина.
— Мог бы уже и догадаться, что меня не особо волнуют ваши правила, — второй клинок оказался вбит внутрь сильнее, чем первый. Даже придерживая топор ногой, и пытаясь вытянуть клинок двумя руками, успех казался недостижимым. – От оборотня избавился, от эльфов сбежал. Теперь мне что, тебя убить? Ты даже не похож на орка-то.
Лениво усмехнувшись, Краг приподнял правую руку, направив ее в сторону топора. Несколько ледяных игл, чуть не задев ногу Горычева, влетели в клинок, выбив его из плена.
— Спасибо, — спешно спрятав второй меч в ножны, кивнул Иван Крагу. Подняв тяжелый топор, он подошел обратно к варвару. – Держи. Твоим людям нужен правитель. Такой, как ты. Я не приму твою смерть.
Слегка поколебавшись, Краг все же поднялся и взял свой топор. Грустно взглянув на свое, слегка потрепанное ударами Ивана, лицо, он недовольно сплюнул и спрятал оружие за спину. На мгновение призадумавшись, он резко протянул Горычеву, изрезанную шрамами, руку.
Кивнув, бывший соперник спешно пожал ее. В тишине, они оба покинули арену.

— Слушай, а как ты это сделал? – уже бредя по сумеречным улицам крепости, и мирно обсуждая подробности прошедшего поединка, неожиданно спросил Иван.
— Что именно? Ледяные иглы? – дождавшись кивка, Краг рассмеялся и с силой хлопнул Горычева по плечу. – Будем считать, что это мой маленький секрет. Не хотелось бы рассказывать об этом человеку со стороны. Даже тебе.
— Хорошо, не вдаюсь в подробности, — потерев пострадавшее плечо, заворчал Иван. – Может, хоть объяснишь тогда, почему ты не зеленый?
— Интересный вопрос. Хотя, мог бы и сам уже догадаться, что я родом не отсюда, — невольно усмехнувшись, Краг толкнул дверь таверны, пропуская Горычева вперед.
— Неужели? – пройдя под рукой у варвара, с интересом спросил он.
— Да. Мой дом Камильхэйм. Э, Хрекшер, две кружки гоблинского крепкого, мне и моему гостю! – прорычал Краг, едва переступив через порог. Кивнув, на удивление стройный орк в темных рясах и с потрепанной книжкой на поясе у стойки, тут же умчался вглубь помещения. Скорее всего, «гоблинское крепкое» хранилось отдельно в погребе, специально для подобных случаев и подальше от любопытных глаз.
Проводив его взглядом, Краг довольно уселся на свободную скамейку с бортом для спины у окна. Подождав, пока Иван сядет напротив, он самодовольно взглянул на собеседника и вытащил из-за пазухи его, честно украденную, карту.
— Что? Как? Почему она у тебя? – пробежавшись руками по карманам, удивленно протараторил Горычев.
— В бою нужно быть более внимательным. Я успел ее вытащить вместе с записками, когда ты набросился на меня, — вытаскивая послания Велиаса и пробегая по ним глазами, не скрывал своего самодовольства Краг. – Вот, держи.
— Спасибо, наверное, — забрав у варвара свои ценные бумажки, и поспешно спрятав их от греха подальше в карман, недовольно заворчал он.
— Ты еще обидься. Сегодня тебе удалось одержать великую победу и сохранить жизнь своему оппоненту. Не думаю, что столь маленькое, и вполне справедливое после твоего поступка преступление с моей стороны способно пошатнуть твою эйфорию, — на мгновение, Краг прервался на Хрекшера, принесшего две крупные бадьи с пенным пивом. Поблагодарив хозяина таверны за быстрое исполнение, он дождался, пока тот вернется за прилавок. – Что ж. Насколько мне удалось понять, тебя всюду направляет Велиас, верно?
— Можно так сказать, наверное, — отпив немного из кружки и погрузившись в воспоминания о феерическом визите к длинноухим, усмехнулся Иван.
— Хорошо. Кто он тебе? Вы носите одну фамилию, и между вами чувствуется сильная связь. Не думаю, что это просто совпадение, — довольный своей догадкой, Краг махом проглотил большую часть пенного содержимого, с интересом посмотрев на Горычева.
— Горычев – не моя фамилия. Я Мальфор Валлен. А с Велиасом мы просто старые друзья, — решив не раскрывать лишнюю информацию, предпочел снова солгать Иван. – Мы знакомы еще с детства. А фамилия помогает мне в его поисках, не более чем.
— Вот как чувствовал, что ты не его родственник! – радостно воскликнул Краг. – Не пойми неправильно, конечно. Ты сильный боец, но тебе далеко до него. Как и мне, в принципе, — закончив мысль, варвар окликнул Хрекшера, потребовав еще пива. – Сейчас Велиас направился в Самаркеган. Если хочешь его перехватить, то лучшего момента не придумаешь. Мало кто задерживается в том городе меньше, чем на неделю. На моей карте место отмечено, можешь не переживать по этому поводу.
— Спасибо, — решив поверить на слово Крагу, Горычев не стал вытаскивать карту, а предпочел отпить еще немного из кружки. – Думаю, у меня есть еще немного времени. Может, поведаешь мне свою историю? Как так вышло, что выходец из Камильхэйма руководит племенем… ну, скажем, другой расы?
— Ха, так и знал, что ты это спросишь! – громко рассмеялся варвар, осушив добрую половину принесенного сосуда. – Хорошо. Так или иначе, я в долгу перед тобой за сохраненную жизнь. С чего начать?
— Ох, даже не знаю. С самого начала, наверное?
— Хм… ты ведь знаешь о «великой войне»? Верно? – с интересом поинтересовался варвар.
— Да, разумеется, — улыбнувшись, предпочел сократить рассказ Иван.
— Ого! Не каждый день встретишь гостя в Империи, кто знал бы ее историю, — удивился Краг, но получив благодарный кивок, поспешил продолжить. – Видишь ли, после столкновения Империи с проблемой оборотней, ПЛОК получил абсолютную власть. Они могли убивать любого, кто выглядел хоть как-то враждебно настроенным. И мой отец стал жертвой этой группировки. Ну, ПЛОК – это своеобразное подразделение по ликвидации любой опасности, грозящей Камильхэйму, — поймав недоумевающий взгляд Ивана, поспешил расшифровать необычную аббревиатуру для него Краг. – Узнав, что за его голову уже успели назначить пригоршню имперских, отец бросился в бега. Оставив нас с матерью, он отправился в Самаркеган. Обещал, что вернется, как только все уладится. Что сейчас у него просто нет другого выбора. Буквально через несколько дней, к нам наведались и сами ПЛОКовцы. Укрывшись в погребе, я лишь отрывками слышал их разговор. ПЛОК требовал информацию от моей матери. Ничего не добившись от нее, они обнажили оружие. Бой продлился недолго. Когда дело касалось ПЛОКа, все вопросы решались быстро. Даже сейчас, против многих из них я не хотел бы выступить в открытом бою. И я остался один. Дом перешел во владение Империи, а значит, оставаться в нем я более не мог. В противном случае, со мной бы поступили также. Без крова, еды, поддержки. Я оказался на улице. Один.
Краг замолчал. То ли на него так влиял алкоголь, то ли ему просто было болезненно вспоминать детство. Понять было трудно.
Попытавшись хоть как-то скрасить для себя рассказ, он наигранно оскалился и допил остатки пива. Благородно чмокнув, он вновь окликнул Хрекшера. Даже не успев получить очередной заказ, орк умчался в погреб, чем варвар явно был доволен.
— Тогда мне было всего восемь. Прошел день, два. На четвертый день уже начали появляться мысли о том, что мне следовало вылезти из укрытия. Умереть там, вместе с матерью. Вся эта ситуация не давала мне покоя, но ничего поделать я не мог. Самостоятельно направится на поиски отца в Самаркеган – сравни самоубийству. Сдаться имперцам и стать тренировочной мишенью тоже не радовало. Попробовать вступить в легион – как-то не хотелось. И я просто сел на дороге недалеко от ворот города. Бороться с системой, которую тщательно наладил Александр, уже не было никакого желания. Я стал ждать своего конца, — поблагодарив Хрекшера, поставившего очередную пару кружек на стол, Краг продолжил. – Но одной ночью все изменилось. Меня подобрал Фаршанал, орк, занимавший достойное место в ПЛОКе. Несмотря на свое высокое положение, отвести меня в город было бы слишком опасно. И мы ушли в лес. Он накормил меня, напоил, отогрел у костра. Тогда я поведал ему свою историю. Внимательно выслушав, он лишь сказал, что ничуть не удивлен. В ПЛОКе давно ходили слухи о том, что было бы неплохо устранить любого, кто не состоит у них на службе и способен при этом держать оружие. Особенно в свете новой угрозы. Не желая мириться с насаждением добра и узурпацией имперских земель справедливостью, беглые преступники основали свое собственное братство под началом лорда Куцу. На тропу войны с империей вышел Горизонт, — Краг вновь замолчал. Его взгляд был прикован к пенке на верхушке святого напитка варварского племени. Она словно напоминала ему о холоде и одиночестве, что пришлось ему пережить в детстве. Практически допив до дна и подождав, пока Горычев тоже притронется к своей кружке, варвар продолжил свой рассказ. – Для Фаршанала я стал чем-то вроде знака свыше. Что пора что-то менять. И мы ушли в леса. Там нам и удалось встретить их, зеленых собратьев Фаршанала. Они были дикарями. У них не просто не было каких-то наук, культуры, искусства и прочих признаков цивилизации. Они даже не умели толком разговаривать. Их общение происходило, в основном, за счет рычания и взаимных увечий. Как ни странно, с ними Фаршанал очень быстро нашел общий язык. Он дал им то, чего им так не хватало. Святой напиток богов, греющий душу и сердце, спасающий от одиночества и снимающий с любого ответственность за все тяготы нашего мира. Он принес им имперское пиво.
— Пиво? – усмехнулся Иван, но тут же прильнул губами к кружке в надежде, что злобный взгляд Крага – лишь случайность.
— Да. Оно стало чем-то вроде награды за каждое их достижение. Им удалось крайне быстро освоить речь, грамоту, искусство боя. У них зародилась своя культура, обычаи. Фаршанал стал для них чем-то вроде мессии. В честь его даже назвали эту твердыню Фаршаном. Это был настоящий триумф интеллекта над безмозглыми существами, — закончив очередную кружку и чувствуя, что хмель начал захватывать его разум, Краг облокотился на стол, подперев рукой голову. – Собственно, тогда он и захотел ввести иерархию. Это сильно упростило бы процесс руководства, да и дало бы оркам новый толчок в их бесконечно быстром развитии. Когда разделение власти в крепости было окончено, подошел вопрос о советнике. По мнению орков, я был слишком молод, да и сам Фаршанал не хотел обременять меня тяготами политической жизни в мои пятнадцать лет. Из всех орков был выбран сильнейший на то время боец, Даблион. Под его руководством начались вылазки на эльфийскую крепость Мивуд, до этого считавшуюся орками проклятым клочком земли. Из одного из своих походов, они привели девушку. Молодую, энеричную, упорно пытавшуюся отбиваться от странных, зеленых созданий, тащащих ее неизвестно куда. Ее звали Кэйт. В свои семнадцать, она обращалась с луком так, как имперские легионеры за всю жизнь не способны научиться. Решив сохранить ей жизнь, Фаршанал принудил ее заниматься со мной стрельбой из лука. Наверное, не стоит говорить, что вскоре у нас закрутился роман. Возможно, она просто хотела использовать меня. А может, между нами и правда что-то было. В любом случае, сейчас судить уже слишком поздно, — заметив, что Хрекшер принес очередную бадью, уже не дожидаясь приказа, Краг нехотя, но кивнул в знак благодарности. Отпив немного и проведя рукой по лицу, пытаясь прогнать сонливость, он продолжил. – Началась вторая «великая война». Много доблестных воинов отдали свою жизнь, сражаясь за мир. Сам же Фаршан понес большие потери. Не смотря на то, что руководил войском Даблион, неудачу твердыни списали именно на Фаршанала. Да и сам Даблион умудрился сбежать с небольшим отрядом в разгар сражений, и искать его для придания орочьему суду было слишком затруднительно. И тогда я сделал очередной глупый поступок, о котором до сих пор жалею. Дабы спасти его от гнева его собственных людей, я вызвал Фаршанала на бой за власть над Фаршаном.
Оглядевшись по сторонам и убедившись, что никто не подслушивает, Краг еще немного отпил из кружки. По всей видимости, его рассказ подошел к очередному трудному моменту.
— Во время боя я нанес ему множество увечий. В ответ, Фаршанал лишь раз за разом царапал меня и бил тыльной стороной кастетов. Тогда я не понимал, почему он это делает. Считал, что он лишь пытается меня унизить перед зрителями. Лишь спустя годы я понял, что он всего лишь не хотел случайно навредить мне. Убить меня, но тогда я был слишком ослеплен жаждой победы. Крик толпы будоражил кровь. Я хотел показать все, на что способен. Когда бой подходил к концу, я впервые воспользовался ледяными иглами. В тайне от орочьего сообщества и от своего наставника я изучал искусство, которое показал мне в детстве отец. Как бы то ни было, это поставило точку на сражении. Израненного и практически бездыханного, Фаршанала унесли его единомышленники. Вместе с ним, они покинули Фаршан навсегда. Тогда-то я и сел на трон этой твердыни, — взяв небольшую паузу, Краг осушил кружку и с силой поставил ее на стол, чуть не проломив его. – Кэйт стала моей супругой. Но вскоре, ее стала пугать моя жажда власти и методы руководства. Сотни наложниц, бесконечные сражения, убийства за убийствами. Ее светлой, эльфийской натуре было трудно понять меня. И она сбежала. Просто сбежала! Я долго пытался ее вернуть, пытался! Но…
Не закончив мысль, Краг неожиданно завалился на стол. Вскоре, по трактиру пронесся благородный храп вождя Фаршана. Алкоголь, наконец, взял свое. Варвар мирно уснул.
— Шесть кружек? Стареет, — съязвил Хрекшер, подойдя к столу. – Будешь ждать, пока он проснется, или ему передать что-нибудь?
— Наверное, все же поеду. Передай ему мою благодарность за рассказ, — допив остатки в своей кружке, попросил Иван и встал из-за стола. – Если повезет, то переговорю с Кэйт. Быть может, еще не все у них потеряно.
— Смотри сам. Не думаю, что Краг оценит, — забрав посуду, усмехнулся Хрекшер. – Смелый ты. В такое-то время, в пьяном виде и в лес. Эх…
Хмыкнув и помотав головой, пытаясь прогнать сонливость, Горычев сверился с картой и спешно покинул заведение. Теперь основной, трудновыполнимой задачей был поиск выхода из Фаршана. Перед глазами все плыло, а в темноте это лишь добавляло охапку трудностей.
Блуждая по городу и периодически встречаясь с тем или иным, никому не нужным, уличным украшением твердыни, ему все же удалось найти выход из города. На его удивление, другой орк, сменивший Иштара, без каких-либо лишних вопросов отвязал Зезету и помог Горычеву забраться наверх. Видимо, его предупредили о возможном побеге. Либо, после боя на арене, орку не особо хотелось перечить странному гостю.
Попытавшись, было, что-то сказать на прощание, Горычев смирился с заплетающимся языком и просто благодарно кивнул стражнику, дождавшись, когда тот отворит ворота. С силой ударив Зезету под ребра, от чего та встала на дыбы и пулей помчалась по ночным, лесным дорогам, Иван вскоре исчез из поля зрения орка.

Глава 12. Не верь никому

Путь до Камильхэйма оказался на удивление приятным, быстрым и обошелся без форс-мажорных ситуаций. Единственное, что слегка выбило Ивана из колеи – Макуро, на протяжении получаса отчитывающий его за вождение в пьяном виде.
Ворочаясь под одеялом в знакомой ему комнате в трактире, пытаясь скрыться под ним и наоборот, сбрасывая время от времени, Горычев не выдержал и открыл глаза. Как оказалось, возмутителем беспокойства был ворон, вспорхнувший с одеяла на подоконник, едва Иван заметил его. Судя по небольшим ссадинам на руках и груди, он отчаянно пытался разбудить Горычева когтями. Видимо, в надежде поскорее передать записку, привязанной к его лапке.
Недовольно вздохнув и выбравшись из своей теплой берлоги, сев на край кровати, он вдруг заметил, что его одежда опять аккуратно сложена на стуле.
Попытавшись вспомнить подробности ночных приключений, Иван почувствовал сильную боль с правой стороны лба. Аккуратно дотронувшись ладонью и ощутив некое инородное тело в виде шишки, он вспомнил, как Анита, увидев его пьяным и грязным после боя с Крагом, разбила об его лоб чашку. Дальше воспоминания обрывались. Видимо, после сильного удара их просто не было.
— Да, сейчас, сейчас, — попытался успокоить Горычев ворона, оглушительно каркнув с подоконника в попытках напомнить о своем существовании. Отвязав от его лапки записку и погладив на прощание за хорошую работу, он уселся обратно на кровать. – «Приветствую! У меня появились кое-какие дела неподалеку от Самаркегана, поэтому мне нужна твоя помощь. Сможешь меня подменить, пока я занят буду? Если все прошло так, как я думал, то Краг должен был передать тебе карту. Не сомневаюсь, что она уже у тебя. Когда все будет сделано – сразу же пересечемся, хорошо? И да, на твоем месте я бы нашел пару человек для сопровождения. Путь предстоит неблизкий, но думаю, ты должен легко с ним справиться. Боевой удачи тебе! Твой «друг», Велиас.».
Почесав затылок, Иван скомкал бумажку. Несомненно, другом себя Велиас в записке назвал исключительно из-за разговора с Крагом. Но как он узнал? Не мог же он все это время находиться в Фаршане, пока он с варваром мило беседовал о прошлом Камильхэйма. Или он посетил таверну уже позже? Но почему тогда они не пересеклись?
Отбросив вопросы и решив, что успеет все это спросить при встрече, Иван встал с кровати, лениво потянувшись. Быстро нацепив на себя одежду, без сомнения аккуратно сложенную именно Анитой, он несколько раз недовольно одернулся. Шишка на его лбу не скупилась напоминать о себе при каждом прикосновении.
С горем пополам, одевание было успешно завершено. Обдав лицо холодной водой, и быстро срезав небольшую щетину карманным ножиком, заточенным специально под подобное использование, Горычев покинул комнату, направившись вниз по лестнице.
К счастью, Аниты не было на месте. Хоть сейчас ее помощь была бы просто неоценимой, ее присутствие могло бы привести к череде болезненных воспоминаний и подколок. Вместо нее, за столиком выпивало два человека в серых, блестящих доспехах. Один со светлыми волосами, другой с темными. Лицами они были похожи на братьев, даже при сильных различиях. Пожалуй, самой сильной чертой их различия было оружие. С одной стороны на стол было облокочено два клинка, с другой – двуручный палаш. Вдохнув полной грудью, Иван нагло подошел к ним и с силой положил карту на стол.
— Мужики, заработать не хотите? – не дав возможности переполошившимся рыцарям начать ругаться, тут же спросил он. После вчерашних разговоров с Крагом, он прекрасно понимал, что лучше не показывать слабость и мягкость в этих местах. Да и долго подходить к разговору ему тоже не хотелось – слишком уж долго и нудно это было.
— Ха! Спрашиваешь? Слышал, Вериан? У нас есть возможность получить пару имперских! – радостно прикрикнул темноволосый рыцарь. Вериан же, от радостных криков собрата по оружию усмехнулся, подавившись пивом.
— Не вижу ничего смешного. Мне нужны сопровождающие до Самаркегана, — недовольно покосившись на усмехнувшегося рыцаря, отрезал Иван.
В воздухе повисла тишина. Словно обрабатывая полученную информацию, рыцари молча смотрели на Горычева. Казалось, будто они без слов пытаются отговорить озадаченного Ивана от подобной затеи. Вериан же и вовсе оторвался от пива, чуть не пролив его на пол.
— Ты уверен, что правильно произнес название города? – наконец, выдавил из себя брюнет, нарушив тишину.
— Да, уверен, — слегка недоумевая, отчего Самаркеган вызывает в рыцарях такое обильное беспокойство, гордо заявил Горычев. Переглянувшись со своим светловолосым другом, темный вновь посмотрел на Ивана.
— Хорошо, мы поможем, — отодвинув в сторону кружку, и мысленно повесив себя за соглашение на безумное предложение незнакомца, пообещал темноволосый рыцарь. – Как собираешься добираться? Через пустыню или по берегу?
— Пустыня – это эта? – показав пальцем в пустой участок между лесами Камильхэймом и Самаркеганом, спросил Горычев. Получив одобрительный кивок, он сложил карту и засунул ее обратно во внутренний карман плаща. – Тогда да, через пустыню.
— И когда планируешь отправляться? – вновь переглянувшись с напарником, спросил брюнет. – Нам бы за вещами сходить, да и с родными проститься было бы неплохо.
— Ну, через полчаса, может час, — слегка смутившись от заявления собеседника о прощании с родными, неуверенно ответил Иван.
— Чудно. Тогда… — встав из-за стола и убрав палаш в ножны, начал темный. – Около конюшни через полчаса. До встречи.
Проводив взглядом рыцарей и слегка успокоившись, Горычев уселся на освободившееся место. Оглядевшись по сторонам в поисках хоть еще какой-то помощи, и убедив себя, что ему достался самый лучший вариант в виде двух бравых рыцарей, Иван вскоре начал скучать и, наконец, засопел, облокотившись о стол.
Едва успело пройти полчаса, как его начало будить нечто, методично толкая в плечо. Как оказалось, рыцари уже давно вернулись и ждали, когда проснется их бравый работодатель.
— Вроде, мы договаривались пересечься около конюшни, — заворчал темноволосый, едва Иван открыл глаза. – Мы-то уже успели подумать, что ты нас обмануть решил.
— А? Да, извини, уснул, — встав из-за стола и лениво потянувшись, Горычев прошел между рыцарями в сторону выхода. – Чего стоим? Идем!
— Сам опоздал, так еще и командует теперь, — заворчал темный, направившись следом. Слегка помявшись, за ним пошел опомнившийся Вериан.
Как оказалось, рыцари оставили своих коней у входа в трактир. Постояв на месте, вспоминая, где именно находится стойло, Горычев предложил рыцарям пока перепроверить, все ли они взяли с собой. Получив одобрение, Иван же направился в сторону, наконец обнаруженного, стойла.
С радостью заметив еще с входа Зезету, и с ходу запрыгнув на нее, он спешно выскакал на улицу, поблагодарив конюха за работу. Добравшись до напарников и поругавшись, что они еще не расселись по коням, Горычев щелкнул поводьями, умчавшись в правильном, если верить карте, направлении. Не теряя времени, рыцари быстро закрыли сюртуки с вещами и поспешили следом.
Пожелав Макуро доброго утра, Иван огляделся по сторонам. Дорога вела одна, вверх в лес. К сожалению, орки не догадались нанести дороги на свою карту, и теперь придется руководствоваться указателями. Сверившись на всякий случай с картой, и дождавшись, пока рыцари догонят его, Горычев сложил ее и убрал обратно во внутренний карман плаща. Попрощавшись со стражником, три бравых путешественника ускакали в лес.

С момента, как они покинули город, прошло уже несколько часов, когда на горизонте начали вырисовываться очертания песчаных барханов. По пути, дабы хоть как-то занять себя и потянуть время, Иван предложил своим спутникам рассказать о себе.
Темноволосого рыцаря звали Луксор. Вместе со светлым Верианом они познакомились несколько лет назад, в имперском легионе. Через полгода службы, они покинули легион, перейдя в стан так называемых «вольных рабочих». Грубо говоря, стали работать на того, кто больше платит. На протяжении долгого времени Александр не одобрял подобную систему, но наличие наемников на территории Камильхэйма оказалось крайне удобным. Не нужно кидать в бой своих людей, когда можно просто купить человека, способного сложить свою жизнь за обещанную горстку имперских.
Наконец, Иван, вырвавшись вперед, выскакал на небольшую поляну. Отсюда уже было видно, как трава и густой лес плавно редеет и переходит в песчаную, безжизненную пустыню. А сильный ветер, несущий песчинки и странное тепло в их направлении, лишь убавлял желание продвигаться дальше.
— Заночуем здесь, — убедившись, что Луксор с Верианом успешно остановились позади, развернул лошадь Горычев. – Продолжим утром. Не думаю, что это хорошая идея отправиться путешествовать по пустыне на ночь глядя.
— Так точно! – быстро согласился Луксор, неожиданно смутившись и отскакав в сторону, к деревьям. – Эй, все сюда! – неожиданно крикнул он.
Как оказалось, не случайно. Прямо под деревом лежал небольшой, деревянный щит и окровавленное кайло, инкрустированное драгоценными камнями и дорогим металлом.
Спрыгнув с коня, Луксор подошел ближе. Убрав щит, он нашел то, по всей видимости, что искал. Прямо под щитом оказалась небольшая горстка серы. Проехавшись по ней пальцем и растерев, он вытащил из сюртука небольшую колбочку. Набрав в нее как можно больше вещества, он плотно закупорил ее деревянной пробкой.
— Гномы. Здесь убили одного. Но, возможно, он не единственный, — поймав на себе озадаченный взгляд Ивана, объяснил Луксор. – Умирая, они оставляют от себя небольшую горстку серы. Во многом, чтобы врагу и диким животным не достались их останки, гномы, умирая, сжигают себя. Страшные существа, хоть и жутко полезные. Я собираю их останки, как трофеи. Да и не только гномов, если уж на то пошло. Целая коллекция уже в сумке! Из разных племен, разных возрастов, разных рас! Как-нибудь покажу, если время будет, — гордо заявил Луксор, оттягивая край сумки и открывая вид на несколько десятков колбочек с разноцветным прахом.
— Надоел уже со своими гномами, — недовольно заворчал Вериан, успев привязать своего коня, пока его напарник гордо хвастался колбочками. – Вы как хотите, а я за хворостом.
— Я тогда, пожалуй, поищу что-нибудь поесть. Дорога предстоит долгая, а в пустыне особо не поохотишься, — проводив взглядом Вериана, лениво потянул Луксор. – Если не трудно, поставишь палатку? Она у меня среди вещей где-то должна быть, — усмехнулся он, вытащив из недр очередного тюка, привязанного к боку бедной лошади, охотничий лук и стрелы.
— Попробую, — взяв за уздцы коня Луксора, нехотя пообещал Горычев. Привязав коней и успокоив Зезету, он принялся за поиски загадочного тюка с палаткой.
Оказалось, что найти его было достаточно легко. Он был самым большим и находился на удобном, видном месте. Оглядевшись по сторонам и заметив для себя, что напарники еще не вернулись, он тяжело вздохнул и оттащил содержимое сюртука к деревьям неподалеку от лошадей.
Изловчившись и умудрившись поставить все, как нужно, Горычев с радостью заметил, что Луксор с Верианом уже приближаются к лагерю. Быстро разведя костер, и мирно поужинав, команда завалилась спать. После долгого дня в дороге, сон напал быстро. К тому же отъезжать предстояло рано утром, дабы как можно дальше продвинуться за день по пустыне, и здоровый сон стал бы прекрасным подспорьем в предстоящем пути.

Первым на утро проснулся Вериан. Кинув взгляд на спящих товарищей, он зевнул и вышел на улицу. Погода стояла на удивление хорошая. Трава вокруг палатки покрылась утренней росой, а из-за горизонта уже лениво выкатывалось солнце.
Потянувшись, он все же решил пока не будить команду и направился в сторону лошадей. Убедившись, что все на месте, он направился в лес, дабы провести время с пользой и найти что-нибудь на завтрак.
Проснувшись, и увидев, что Вериана нет на месте, Иван выскочил наружу. С облегчением заметив, что его лошадь на месте, а от вчерашнего костра остались лишь тлеющие угольки, Горычев решил пока изучить местность. Сверяясь с картой и высматривая оптимальный путь для продвижения, он заодно собирал хворост, что попадался на пути.
Наконец, ближе к одиннадцати, из царства Морфея вернулся и Луксор. Медленно и нехотя встав, он оделся и вышел из палатки. У костра уже сидели, мирно беседуя, Иван и Вериан, а на огне перед ними жарилась куропатка.
— С добрым утром, — виновато поприветствовал своих товарищей Луксор и зевнул.
Одобрительно махнув в его сторону рукой, Иван пригласил его сесть. Дважды повторять не пришлось.
Поев, Горычев с Верианом решили потренироваться на мечах, пока Луксор самоотверженно собирал вещи. Встав последним и не получив нагоняя от напарника и работодателя, сейчас это было лучшим, чем он мог бы заняться на благо команды.
— Значит, вот тут… — показав пальцем на карте на разрыв посреди горной цепи, попытался объяснить тактику дальнейшего продвижения Иван. – Можно сократить. Думаю, что лучше всего будет проехать именно там.
Одобрительно кивнув, Вериан и Луксор поскакали вслед за Горычевым. Тропа, которую он выбрал, проходила через «Ущелье дракона». Благодаря Вериану, удалось выяснить, что свое название оно получило из-за необычного камня на входе. Судя по его рассказам, каменный проход в ущелье сильно напоминал широко открытую пасть дракона. На просторах Империи даже была красивая легенда о том, как драконы хотели оградить горную цепь Кайлара от нежелательных гостей, но один выступил против всех. Когда горы были установлены, он пожертвовал собой, пробив дорогу для людей и став частью горной цепи. Доподлинно не было известно, правда ли это, или просто красивое совпадение, но кто, когда и зачем сделал подобный проход – было в любом случае непонятно.

Продвижение по песку давалось трудно. Увязая в песке, под палящим солнцем, да и с тюками наперевес, кони очень нехотя двигались вперед. Видимо, это было одной из основных причин, почему продвижение из Камильхэйма в Самаркеган не особо приветствовалось местными жителями.
Хотя кони были далеко не основной проблемой, волновавшей Ивана. Уже на протяжении нескольких минут Вериан напевал себе под нос какую-то песенку, а издалека доносился странный шум, разлетающийся по пустыне. Словно сотни летучих мышей кружили где-то поблизости.
Вскоре, необходимость угадывать ушла сама по себе. Из-за песчаных барханов, постепенно приближаясь, неслось черное облако. Остановившись, Иван озадаченно пытался разглядеть, что именно движется в их сторону. Уже мигом позже, ответ вызвал еще большую кучу вопросов. В направлении команды продвигалась стая существ с телом льва, жалом скорпиона и большими, кожаными крыльями.
— Мантикоры! – неожиданно воскликнул Луксор, резко развернув лошадь. Пытаясь хоть как-то заставить уставшего коня двигаться быстрее, он раз за разом щелкал поводьями. Вериан и Иван решили не спорить и последовали его примеру, поскакав следом.
— Выбора нет, придется дать бой! – нагнав Луксора, крикнул Вериан, пытаясь перебить голосом шум крыльев приближающегося со спины врага.
— Ты с ума сошел? Один удар и ты покойник! – попытался перекричать напарника Луксор.
— Вериан прав, — нагнав рыцарей, спокойно вставил Иван. – Если другого выбора нет, то лучше погибнуть, сражаясь, а не убегая.
Тяжело вздохнув, Горычев остановил и развернул Зезету. Заметив, что Иван настроен серьезно, Вериан выскочил из седла, выхватив клинки, и встал рядом. Нехотя, Луксор все же проскакал еще немного, большой дугой, и остановился около напарников. Вытащив лук и сделав несколько неудачных выстрелов, он грустно взглянул на Вериана. Ни секунды не сомневаясь, и даже не подавая виду о своем волнении, он держался гордо, ожидая, когда враг будет достаточно близко для начала атаки.
Убрав лук, Луксор неожиданно выпрыгнул из седла и, обнажив палаш, помчался прямо на приближающуюся стаю, надеясь выиграть время для напарников.
— Ты что творишь? – громко крикнул Вериан бросившемуся вперед Луксору.
— Я возьму их на себя! Придумай, как их одолеть можно! – замахнувшись палашом, проорал он в ответ. Однако вся его гениальная стратегия рухнула, когда, словно не замечая его присутствия, основная часть мантикор ринулась в сторону Ивана и Вериана. Обернувшись и помчавшись следом, Луксор завалился на песок. Со спины на него налетело одно из этих странных существ, впившись клыками в шею.
Отодрав кусок мяса, существо с удовольствием набросилось на павшую добычу, раздирая рыцаря на куски клыками и когтями.
— Черт! – заметив, как на тело Луксора налетело еще несколько мантикор, громко выругался Вериан. Отбиваясь клинками от острых когтей, он перевел взгляд на Ивана. Тот сражался с несколькими мантикорами, кружащими вокруг и периодически пикирующими на него, метя в лицо жалом.
Наконец, Иван оступился и покатился вниз по песчаному бархану. Воспользовавшись моментом, ближайшее из враждебных существ попыталось попасть жалом в лицо Горычеву. Из-за небольшой выемки, однако, под удар попал только глаз, получивший полную дозу яда, которую планировала выпустить в него мантикора.
Докатившись до подножья бархана, Иван, все еще пытаясь махать клинками, еле-еле держа их в руках, резко выронил один и схватился за пострадавший глаз. Все тело обожгло невыносимой болью. Корчась и пытаясь как-то защищаться, он вскоре сдался и завалился на песок.
— Мертв? – крикнул с горы Вериан, положив клинок обратно в ножны.
— Да, милорд, — принюхавшись, ответило ему одно из существ человеческим голосом. Поймав на себе недоумевающий взгляд собратьев, которые планировали уже спокойно пообедать мертвым Горычевым, он пожал плечами и что-то им прорычал. Смутившись, несколько ближайших прорычало что-то в ответ, но от прямого приказа отказаться они не могли. Взмыв крыльями, стая вскоре покинула поле боя, открывая учиненный ими хаос. Повсюду виднелись окровавленные следы, несколько растерзанных тел, мертвые лошади и недоеденный Луксор.
Лениво осмотревшись и найдя взглядом мертвую лошадь Луксора, Вериан спешно отцепил сумку с важным, стратегическим запасом праха. Окинув на прощание поле боя взглядом, он исчез в появившемся из-под песка столпе пламени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *