Аргтэтрас. Книга первая. В поисках Велиаса

Глава 7. Стирдиппид

— О, проснулся? – откуда-то через сон прозвучал заботливый, женский голос, едва Иван начал шевелиться. Вслед за голосом прозвучал шорох от перелистывания страниц.
— Что произошло? – присев и проведя рукой по лицу, Горычев только сейчас обратил внимание на свое плечо. Оно было замотано в белую тряпку, пропитанную какой-то странной, жутко пахнущей, желтой жидкостью.
— Да, тебя помяли немного, — начала было девушка, тут же отложив в сторону книгу. – Эй, ты чего делаешь? Рехнулся совсем?
— Воняет, — пытаясь помогать себе зубами, Горычев принялся за разматывание повязки. – Не хочу, чтобы это было на мне. Лучше скажи, где я нахожусь.
— Ты то? – зевнув и решив, что отговаривать пострадавшего лишь себе дороже, девушка направилась в сторону шкафа. Рядом с ним, на стуле лежала аккуратно сложенная, пропитавшаяся кровью одежда. – Ох. В скучном и унылом месте, Камильхэйме.
— Так, не понял… я что, голый? – заметив одежду, удивленно воскликнул Горычев, перебив девушку и окончательно забыв о повязке. Быстро глянув под одеяло и убедившись в верности своего предположения, он косо посмотрел на свою спасительницу.
— Стесняешься? – попытавшись сдержать смешок, она все же кинула Ивану его брюки и рубашку. – Ну-ну. Крепко спишь…
— Ты на что намекаешь? – начав, было, надевать рубашку, вновь застопорился Горычев. – Может, хоть подглядывать не будешь?
— Что я там не видела то? – все же отвернувшись, съязвила девушка. – Кто тебя раздевал, как думаешь?
В ожидании ответа, она лишь услышала, как Иван поднялся с постели. Зазвенели бляшки на ремне. Решив, что теперь можно, девушка подошла к окну и, скрестив руки на груди, облокотилась на подоконник.
— Собираешься уже куда-то? – глядя, как Горычев надевает плащ, все же спросила девушка.
— Да. У меня есть кое-какие дела. И судя по описанию, мне нужно именно в этот город, — проверив, на месте ли клинки, постарался объяснить Иван.
— Ну-ну… и что же это за дела такие у ордена могут быть в этом городе? Неужели разыскиваешь кого-то?
После вопроса девушки, в воздухе повисла короткая пауза. Какое-то время, единственным источником звука был белоснежный тигренок, занявший освободившуюся подушку и теперь мирно сопящий на ней.
— Главное повязку не снимай. Она должна у тебя побыть на плече несколько дней. Иначе рана может не зажить нормально, — наконец, попыталась восстановить беседу девушка.
В ответ же ей прозвучало недовольное хмыканье, которое вскоре сменилось звуком хлопнувшей двери. Чуть позже, послышались громкие шаги по деревянной лестнице, а вскоре и вовсе наступила тишина.
— Молодчина ты, Анит. Еще одного спугнула, — зевнув, и лениво перевернувшись на спину, неожиданно заговорил тигренок.
— Молчал бы, — запустив в тигренка подстилкой со стула, обиженно огрызнулась девушка, завалившись на кровать. – Что может Горычев делать в Камильхэйме?
— Все просто Райдер, — пытаясь выбраться из-под подстилки, быстро продолжил тигренок. – Не думаю, что он по заданию. Скорее всего, ему нужен старший Горычев.
— Думаешь, Велиас уже вернулся? И как ты себе это представляешь? – сняв со своего питомца настил, насмешливо спросила Анита. – Его изгнали за форс-мажорную ситуацию с Церизом, разве нет? Не думаю, что он мог бы так просто вернуться. Да и откуда младший знает, как пробраться по эту сторону Империи? Подобной информацией располагал во всем ордене только Дарион, а он дал клятву о неразглашении.
— Ага. Равно как и Велиас дал клятву о своем окончательном и бесповоротном покидании имперских земель? – съязвив, тигренок улегся на животе у хозяйки и положил лапы ей на грудь. Получив щелчок в ухо, он недовольно прорычал, но спорить не стал, убрав лапы подальше от лакомых холмов.
— Не сравнивай работу ордена и действия предателя, Вил, — почесав пострадавшее ухо, продолжила Анита. – В конце концов, ордену уже не первый век пошел, а нарушений с их стороны до сих пор замечено не было.
— Все бывает в первый раз, — перевернувшись на спину и дождавшись холодных коготков хозяйки, впившихся в пушистое брюшко, тигренок заурчал, а потом и вовсе мяукнул.
— Тигры не мяукают. Можешь легко раскрыть маскировку, если будешь настолько неосторожным, — посильнее надавив на живот в наказание Вилу, усмехнулась Анита. – У меня для тебя будет поручение. Не возражаешь?
— Пока мое брюшко в вашей власти – все что угодно, моя госпожа, — подернув лапой и закрыв глаза от удовольствия, поспешно дал добро Вил.
— Замечательно. Тогда проследи за мальчишкой. Если он и правда здесь из-за Велиаса, то он может вывести нас на него. Верно?
— Как просто и гениально! – не обращая внимания на то, что ему говорит хозяйка, восторженно прорычал Вил.
— Славно. Пока без ласок, значит, обойдешься, — убрав руку с тигренка, взволнованно посмотревшего на хозяйку, продолжила Анита. – Да, это значит, что не буду чесать тебя, пока ты не выполнишь порученное тебе задание. Очень уж вовремя он очутился на просторах империи. Появление Горычевых всегда было не к добру, но теперь в игру еще и младший вступил. Боюсь, может несладко прийтись.
— Видимо, выбора теперь у меня нет, — не дождавшись желанного возвращения ногтей, Вил прыгнул с кровати на подоконник. – Ладно-ладно, прослежу. Но смотри, я ж тебе жизни не дам, когда все закончится.
— И никаких человеческих обличий, — закинув ногу на ногу, недоверчиво посмотрела на тигренка Анита. – Тебе нельзя сейчас привлекать внимание. Я не хочу, чтобы ты неожиданно провалил задание от Александра, пытаясь успешно выполнить мое.
— Я их уже давно нашел и сообщил. Но за небольшой отпуск спасибо. Если что будет известно от Александра – дай знать, хорошо? – выбравшись на крышу и дождавшись, пока хозяйка оторвется от кровати и подойдет к окну, Вил слегка напрягся. Горычев с кем-то разговаривал возле стойла. Видимо, хотел забрать лошадь, и встретился с какими-то небольшими, но явно мешающими ему проблемами. – А я тогда пошлю весточку, когда можно будет действовать тебе.
Получив кивок и подставив голову под ладонь Аниты, Вил резко повернулся в сторону Горычева. Вдохнув полную грудь морозного, утреннего воздуха, он быстро помчался вниз, перепрыгнув на соседнюю крышу, преследуя скачущего в сторону ворот Ивана.
Проводив его взглядом, Анита закрыла окно и, погрузившись в кресло, продолжила листание своей загадочной, черной книжки.

— И куда это ты направился? С такими ранами, как у тебя, по лесу особо кататься не желательно, знаешь ли, — недовольно заворчал Макуро, едва заметив, как к нему приближается ночной гость.
— Хочу немного подышать воздухом, — остановившись около Макуро, быстро ответил Горычев. У него сейчас была задача куда более сложная, чем отвечать на чьи-то глупые вопросы. Зезета энергично брыкалась в преддверии предстоящей дороги. – Чувствую, если не прокачусь с ветерком, то головная боль станет моей девушкой на ближайшие несколько дней.
— Ты вчера не надышался? – скрестив руки на груди и выпустив клубок черного дыма из-под шлема, заворчал стражник. – А если опять нападут? Снова припрешься весь израненный и потянешься к первому же трактиру?
— Не, мне вчера хватило. Обещаю, что без приключений обойдусь, — стукнув себя дважды в грудь и слегка поморщившись от появившейся боли в плече, тут же пообещал Горычев.
— Смотри у меня. Приедешь раненым – даже за ворота не пущу, а уж о том, что вести тебя опять по городу можешь просто забыть. На свой страх и риск едешь, — разведя руками, потянул Макуро, усевшись обратно на стул в своей будке. На столике рядом стояла кружка с, видимо, уже холодным чаем. Судя по всему, стражник ни разу к нему не притронулся. Почему? Кто знает.
— Хорошо, поползу умирать тогда в другое место в случае необходимости, — оторвав взгляд от чая и гордо подняв голову, стеганул лошадь Иван, быстро умчавшись по дороге, которая вчера привела его в Камильхэйм.
— Бешеный он какой-то, — проводив Горычева взглядом, чуть слышно произнес Макуро, но его покой тут же был перебит тихими шагами. Мгновением позже, прямо с будки перед ним приземлился белоснежный тигренок Аниты, испуганно покосившись на него.
— Ты ничего не видел, хорошо? – сглотнув, неожиданно для себя выдавил Вил.
— Я доложу об этом Александру, — признав своего знакомого, тут же холодно ответил Макуро.
— Не стоит, я сам это сделаю вместе с докладом о прибытии младшего Горычева.
— Значит, это все-таки он? – встав со стула, страж подошел к тигренку и присел на колено. – Хорошо, я притворюсь, что ничего не видел. Но ты тогда будешь держать меня в курсе его продвижения. Договорились? – протянув Вилу руку, размеренно спросил страж.
— Так точно! – хлопнув по протянутой ладони лапой, тут же обрадовался тигренок. – Только это. Если что, ты меня не видел. Я сейчас должен быть на другом задании, а сам отлыниваю с Анитой в трактире. В крайнем случае, скажешь, что это был не я.
— Да-да, договорились. А теперь брысь отсюда, пока я не передумал.
— Будет исполнено! – прислонив лапу к голове, словно отдавая честь, Вил быстро помчался следом за ускакавшим Горычевым.
Дождавшись, пока тигренок окончательно скроется за горизонтом, Макуро недовольно цокнул и вновь развалился на стуле в будке. Подождав немного и убедившись, что больше никто не собирается приближаться в ближайшее время, он нащупал под столом свежий выпуск «Имперского вестника». На первой же странице светилась крупная статья о вновь пропавшем на несколько дней лорде Пергале. Его много раз замечали в обществе незнакомых личностей, но каждый раз ему удавалось выходить сухим из воды. Возможно, он вел бизнес с ребятами из, так называемых, «Вольных земель», но это были лишь предположения местных зевак.
Перелистывая страницы и пытаясь найти что-нибудь действительно интересное, Макуро вновь глянул на дорогу. Вил не очень любил делиться с кем-то свежими новостями. Но, если все пойдет хорошо, то стражнику будет хоть, чем себя развлечь, находясь в своей родной будке.

Лес вблизи города казался похожим на лабиринт. Развилки быстро сменяли друг друга, и лишь указатели хоть как-то помогали в нахождении пути. Большая часть из них была сделана на непонятных, незнакомых Горычев языках. Благо ему удалось быстро догадаться, как пишется Камильхэйм, и теперь было легче найти обратный путь в случае необходимости. Доминирующее число указателей было жутко старым. Некоторые из них уже успели даже разрисовать. По всей видимости, устанавливали их местные торговцы, чтобы не заблудиться. Но, это было лишь предположением и для Ивана судить о чем-то, едва оказавшись в незнакомой местности, показалось глупым.
Периодически сверяясь с указателями и пытаясь найти что-нибудь интересное поблизости, Горычев все больше задумывался об обратном пути. Долго ему не особо хотелось находиться вне города. Да и записка в кармане не забывала напоминать о себе. Искать нужный адрес, как бы то ни было, нужно в любом случае.
Наконец, ему удалось найти странную надпись под очередными иероглифами. На табличке, явно чем-то острым, было нацарапано «Мивуд». Проникнувшись милостью этой надписи и решив, что быстро сбегает туда и тут же направится обратно, он вновь с силой стеганул Зезету.
Постепенно лес вокруг менялся. Все реже попадались старые, дряхлые деревья, сменяясь молодыми, излучающими жизнь дубами. По мере продвижения в сторону загадочного места, менялось все. Местами даже были видны животные. Да и трава выглядела здесь моложе и зеленее.
Неожиданно, чуть не сбросив с себя всадника, Зезета встала на дыбы, громко заржав. В нескольких сантиметрах перед ней в землю вошло три стрелы.
— Мило, — чуть слышно заворчал Горычев, спрыгнув с лошади и подойдя к стрелам. Нахмурив брови, он нагнулся и вырвал одну из земли.
— На твоем месте я бы этого не делал, — раздвигая в стороны кусты, попутно пряча за спину охотничий лук, из-за деревьев вышел человек с весьма знакомой Ивану внешностью. Оттопыренные в стороны уши, расплывшиеся глаза. По всей видимости, представители одной с Амальтииртарэ расы не случайно были названы ей «недоверчивыми». Так называемые «лесные братья» вызывали у Горычева самые странные ассоциации еще после знакомства с таковой в ордене. На его жизнь только что покусился эльф.
— Твои стрелы, полагаю? – покосившись на лук, который больше был похож на два топора, соединенных вместе, Иван вновь перевел взгляд на странную, фиолетовую жидкость на наконечнике стрелы у него в руке. Воткнув стрелу обратно в землю и потянувшись, лишь сейчас он заметил странное приспособление на глазу у приближающегося эльфа. Периодически покрываясь зеленой жидкостью, его зрачок резко исчезал и медленно расширялся обратно до нормальных для эльфа размеров.
— Стирдиппид, — поклонившись, представился эльф. – Имя? Цель визита?
— Мальфор Валлен, — чувствуя, что собеседник пытается поддерживать беседу хоть в какой-то, дружелюбной форме, попытался поддержать эту замечательную идею Горычев. – Прямой цели не имею. В ваших лесах очутился исключительно из любопытства.
— Валлен? Забавно, — хмыкнул эльф, поведя бровью. – Эта фамилия мне знакома. По-моему кто-то из плащей уже представлялся мне так…
— Сам в восторге, — почесав затылок, Горычев на мгновение задумался, после чего наивно уставился на эльфа. – То есть, «уже представлялся»?
— Пойдем. Шракнелий объяснит все более доходчиво, чем это смогу сделать я, — сняв со спины лук, предложил Стирдиппид.
— Хорошо, наверное, — слегка призадумавшись, согласился Иван. – А зачем лук снял? – вспомнив, что Амальтииртарэ снимала свое оружие разве что во время тренировок и предстоящих боев, добавил он.
— Нести неудобно, — добродушно улыбнувшись, эльф прокрутил лук в руках. На мгновение засветившись, он распался на два топора, а тетива – просто растворилась в воздухе. Быстро провернув топоры, он прикрепил новое оружие к крепежам на поножах. Чуть пожав плечами, не ответив на немой вопрос Ивана, эльф повернулся к нему спиной и направился вглубь леса по дороге.
Отбросив в сторону раздумья, Горычев оседлал Зезету и нагнал Стирдиппида. Все еще косясь на топоры, он несколько раз, было, открыл рот, но тут же закрывал, не зная, как задать свой глупый вопрос.
— Как? – собравшись с мыслями, кое-как, наконец, выдавил из себя Иван.
— Это? – показав на топор, миловидно спросил Стирдиппид и, дождавшись кивка, продолжил. – А, да так. Сделал кое-что в прошлом и теперь умею, — подмигнув глазом-объективом, эльф расплылся в самодовольной улыбке. Убедившись, что собеседник пребывает теперь в еще большем неведении, чем раньше, и, заметив, что лошадь гостя с удовольствием бы ускорилась, он пошел быстрее.
Рассказы Амальтииртарэ, личные гипотезы, байки зевак ордена. Все это померкло в считанные секунды, едва вдалеке появились очертания кроны высоченного дерева. Мивуд, цитадель эльфийского братства, виднелась за несколько сотен метров. И именно туда вел Горычева Стирдиппид.

Глава 8. Мивуд

— Вот же… – присвистнул Горычев, едва эльф отворил ворота цитадели. Оказалось, что крона гигантского дерева была не просто центром оплота. Она была частью его.
По всему периметру центрального дерева расположилось с сотню небольших, деревянных домов, соединенных между собой сетью подвесных мостов. В отдельных местах, эти мосты расходились в стороны, к высоким зданиям на земле. По большому счету, вне кроны оказались только стены, тренировочные полигоны и несколько многоэтажек, выполнявших, по всей видимости, какую-то административную функцию.
— Нравится? – усмехнулся Стирдиппид, с удовольствием взглянув на восторженное лицо гостя. Скомандовав стражам на воротах о закрытии и дождавшись, пока проем заполниться корнями, а двери захлопнуться, эльф стукнул Ивана в колено и пошел вперед.
— Не то слово, — опомнившись, почесал затылок Горычев. Спрыгнув с лошади и разрешив подошедшему эльфу увести ее в общее стойло, он направился следом за Стирдиппидом.

— Опять он какую-то живность притащил? – недовольно наблюдая за приближающимися к дереву Стирдиппидом и Иваном из окна своего кабинета, демонстративно заворчал эльф крупного телосложения. Обернувшись, и чуть не задев спинку деревянного кресла, он направился в сторону двери, где на пороге, опершись на кулак и колено, его ждала эльфийка. Золотистые, светлые волосы практически полностью скрывали ее лицо, но даже сейчас было видно, как ее губы дрожат от явно сильного недовольства.
— Он кретин. Отдайте приказ, и я покончу с этим, — не поднимая головы, властно предложила девушка. У нее за спиной был закреплен крупный арбалет, которым, видимо, она и хотела «со всем покончить». К легким, желтого цвета доспехам были прикреплены длинные ножны, из которых виднелся набалдашник клинка в виде головы ревущей лошади с одним рогом на лбу. Сами же доспехи больше напоминали свободную одежду, чем какую-либо броню. Легкая, желтая куртка и короткая, не менее желтая юбка. Единственным, что хоть как-то подходило под слово «доспех», был кожаный корсет, заставляющий выглядеть достаточно крупную грудь девушки еще более притягательной.
— Нет. Направь их ко мне. Прежде, чем предпринять какие-либо решительные действия, нужно выяснить, что на уме у нашего гостя, — потрепав волосы девушки, отдал приказ эльф.
— Слушаю и повинуюсь, — закрыв глаза, ответила эльфийка. Обдувая просторный балахон эльфа, в окно влетел целый вихрь маленьких, ярко-зеленых листьев. Закружившись вокруг девушки, они плавно растворились в воздухе, не оставляя и следа ни от себя, ни от самой эльфийки. Она исчезла так же внезапно, как появились листья, оставив крупного эльфа наедине со своим кабинетом.

— Что-то случилось, Кэйт? – глядя на встревоженную девушку, появившуюся из урагана листьев перед ним прямо посреди улицы, быстро спросил Стирдиппид. Он привел человека в Мивуд, и теперь он нес за него ответственность. И если он привел врага, то ему не избежать продолжительного, мучительного отчета за свои необдуманные действия.
— Шракнелий желает видеть тебя и твоего спутника у себя в кабинете, — посмотрев на Горычева, поспешила ответить Стирдиппиду Кэйт.
— Но…
— Немедленно! – не дав возможности как-либо оправдаться ее ушастому собрату, громко крикнула девушка и практически тут же исчезла в новом урагане листьев.
Проводив ее взглядом, Стирдиппид взволнованно посмотрел на Ивана. Простой интерес или же гостю грозило нечто большее, чем чаепитие с главой цитадели?
— Шракнелий? – слегка призадумавшись, спросил Горычев у Стирдиппида.
— Да. Именно к нему мы и направлялись. По всей видимости, твое появление здесь вызвало его интерес раньше, чем мы успели добраться до его покоев, — недовольно поджав губу, ответил эльф. – Что ж… будем надеяться, что он в хорошем настроении.
В ответ Горычев лишь промолчал. Сейчас было трудно судить, кто из них кого подвел. Решив заранее очистить душу от тяжкого греха, Иван на всякий случай начал чувствовать себя виноватым.

Небольшая опушка прямо посреди лесных массивов. Именно такое прекрасное место находилось здесь, в нескольких километрах от Мивуда. Скрытое от любопытных глаз, это место было последним оплотом эльфийского счастья на просторах Империи. Не считая самого Мивуда, нигде больше эльфы не любили появляться так сильно, как тут.
Поскольку место было весьма и весьма притягательным, частенько кого-нибудь да отправляли в дозор. Лишь в очень редких случаях застать опушку без какой-то видимой охраны представлялось возможным. Сейчас же, в дозоре оказался молодой эльф с двумя клинками, болтающимися на поясе. Успев уже начать скучать, он вдруг услышал громкий, женский смех со стороны опушки. Вытащив один из клинков, он тут же направился туда.
Посреди опушки стояло три девушки в фиолетовых робах с черной окантовкой. Стоя спиной к эльфу, они мирно о чем-то беседовали, периодически подшучивая и громко, протяжно смеясь. Из-под роб, шевелясь и периодически резко размахиваясь из стороны в сторону, торчали черные, длинные, слегка пушистые хвосты с острыми наконечниками.
— Эй, дамы, не скучно? – недолго думая и обнажив второй клинок, гордо вышел из-за деревьев эльф.
Расслышав голос, девушки резко притихли и повернулись в сторону вышедшего эльфа. Их глаза внешне напоминали горящие головешки, а кожа была темного, бурого цвета. От глаз и вглубь длинных, черных волос, уходили красные жилки, внешне напоминающие лавовые расщелины. Украшали их головы коричневые, загнутые, относительно короткие рога, идущие от уровня чуть выше ушей и практически до кончиков рта.
— А он милый, — улыбнулась на мгновение одна из девушек, но вторая уже начала действовать. Резко замахнувшись рукой, она направила ладонь в сторону эльфа. На мгновение, ее руку объяло пламенем, а уже в следующий миг в гостя вылетел сгусток пламени, быстро рассекающий воздух.
— Чертовы суккубы, — легко увернувшись от огненного шара, метившего ему в голову, усмехнулся эльф и помчался в сторону демонесс. Защищаясь клинками и ловко перемещаясь из стороны в сторону, он вскоре добрался до обидчиц. В метре от них, он резко воткнул один из клинков в землю и, оттолкнувшись от него, взмыл в воздух. Уйдя, таким образом, от волны огненных шаров, обрушившихся на его оружие, он приземлился прямо в центре сборища, нанося быстрые удары. Наконец, ему удалось попасть в одну из девушек. От ранения, она взвыла и вскоре разлетелась в пепел. Даже не обращая на это внимания, он переключился на двух оставшихся. По всей видимости, для эльфа убийства были уже обыденным делом.
Уходя от ударов хвостом и когтями, при этом успевая увернуться от очередного пламенного заряда, он словно погрузился в танец. Наконец, ему удалось поймать и вторую суккубу, разрубив ее. Как и первая, она громко взвыла, а вскоре от нее осталась лишь горстка пепла.
— Один на один, значит? – словно злорадствуя скорой смерти своих сородичей, девушка, которая в самом начале боя назвала эльфа «милым» обнажила широкую саблю. – Что ж, тебе следовало сначала в меня целиться, а не в них.
Замахнувшись на эльфа оружием, она вдруг исчезла в резкой вспышке молнии.
— Значит один на один, — присев на колено и подняв клинок над головой, ответил эльф. Позади него появилась вспышка молнии, как мигом ранее, а в следующую секунду, с громким звоном, в его клинок вошло лезвие сабли оппонентки.
Развернувшись и сделав ловкую подножку, эльфу удалось сбить девушку с ног. Выпрямившись и подойдя ближе к врагу, он замахнулся клинком, чтобы добить ее.
С громким лаем, вылетев откуда-то из-за деревьев, на поле боя появился относительно небольшой, лысый, краснокожий пес. Впившись клыками в руку эльфа, пес с силой толкнул его задними лапами в ребра, отчего тот выронил клинок. Не теряя времени, поверженная оппонентка ударила ногами эльфа в живот. Отлетев назад и потеряв в полете вцепившегося пса, эльф прокатился по земле и скрылся за деревьями, уходя от летящих ему вслед огненных шаров.

— Стирдиппид, Стирдиппид… вот сколько раз тебе говорить? Нельзя водить сюда всех, кто кажется тебе хоть как-то дружелюбно настроенным. Может, еще орков к нам приведешь? Или темных? О, эта жалкая пародия на истинного эльфа была бы просто счастлива узнать о нашем местоположении, — расхаживая по своему кабинету, периодически поглядывая на крупную, темную дубину в углу, отчитывал своего подчиненного Шракнелий.
— Но разве темные эльфы не находятся с нами в союзе? – наивно переспросил Стирдиппид.
— А тебя только это из всего, что я сказал, волнует? Ты привел к нам чужеземца! Мы не знаем, кто он, к какой расе принадлежит, и вообще к какой из фракций относится!
— Э, милорд, мне кажется, что он человек, — почесав затылок, виновато оправдался Стирдиппид.
— Человек? А вдруг Александр решил пойти войной на Мивуд и отправил к нам разведчика? Или это вампир? Или оборотень? Маг, некромант? Ты эти варианты не рассматривал?
— Нет, милорд. Что вы собираетесь предпринять? – пытаясь увести Шракнелия от вопроса о принадлежности Горычева к кому-то из врагов Мивуда, спешно спросил Стирдиппид.
— Эх, не хочу этого делать, конечно, но… — безразлично взглянув на Ивана, начал глава Мивуда. – Экзекуция, друг мой. Только она родимая.
— Секунду… — слегка напрягшись, вдруг осознав весь масштаб трагедии, вскочил со своего стула Горычев. – Меня тут что? Казнить хотят?
— Ну, не совсем казнить. Мы же не варвары, гостей не убиваем. Все куда более прозаично. Мы привяжем тебя к корням нашей прародительницы Энис, и ты станешь ее живой частью. Как и все, кто ранее уже подвергался подобному наказанию до тебя, — без тени иронии ответил ему Шракнелий. – О, это такая красивая церемония! Мы устраиваем большой пир, тебя пронесут через всю деревню, потом…
— Так не пойдет! – перебил его Горычев. – Я не хочу, чтобы меня сожрало какое-то там дерево только из-за того, что вам от этого удобнее!
— Не дерево, а Энис…
— Да кому всралась разница? – схватив Шракнелий за ворот, гневно закричал ему в лицо Иван. – Я не хочу быть поглощенным заживо!
— Хорошо. Тогда сначала мы тебя убьем, а потом уже устроим церемонию. Такой вариант больше нравится? – хладнокровно улыбнувшись, предложил Шракнелий.
— Рехнулся? Чем этот вариант должен быть лучше для меня? – борясь с набросившейся на него истерикой, уже навзрыд выдавил из себя Горычев.
Истеричные крики Ивана прервал вбежавший в кабинет окровавленный эльф. Держась за укушенную руку, наспех обмотанную в оторванный рукав костюма, он на мгновение завис. Дождавшись, пока Горычев отпустит Шракнелия и, получив разрешение держать слово, эльф присел на колено и быстро доложил о ситуации в лесу. Дослушав доклад, глава Мивуда провел ладонью по воздуху перед раненным докладчиком. Под ним, из-под пола вырвалось с десяток корней, подхватывая раненного и обретая форму небольшой лодки.
Наконец, когда формирование закончилось, Шракнелий махнул рукой, направив койку вместе с раненным бойцом вниз по лестнице. Держась на корнях, словно на волнах, лодка быстро промчалась вниз, чуть не сбив по пути Кэйт.
— Так, рог единорога с экзекуцией. Сражаться умеешь? – тяжело вздохнув, понимая, что особо развлечь себя криками мученика ему сегодня не удастся, недовольно спросил Шракнелий.
— Да, вполне, — косясь на главу эльфийского народа с недоумевающим выражением лица, коротко ответил Горычев.
— Отлично! Тогда предлагаю отложить твою казнь на потом. Сейчас тебя ждут более важные дела! – гордо и вдохновленно воскликнул Шракнелий, подойдя к окну.
— Что? – прикрикнул Иван, услышав о переносе казни. До последнего, ему казалось, что ее отменят в честь того, что он предоставит свой клинок в предстоящем бою в качестве наемника. Но при таком раскладе.
— Забудь, шутка и так излишне затянулась, — повернувшись лицом к гостю и самодовольно оскалившись, попытался все же успокоить бойца Шракнелий. Вновь бросив озадаченный взгляд в сторону окна, и наблюдая, как на полигонах эльфы и эльфийки уже тренируются перед предстоящим боем, он тяжело вздохнул. По всей видимости, раненному докладчику удалось встретиться по пути с кем-то из совета и рассказать о случившемся. Все, в принципе, складывалось неплохо. – Не, если ты хочешь, конечно, то я буду только рад лишний раз покормить Энис…
— Нет! – не дав даже Шракнелию возможности закончить свое предположение, Горычев стремительно покинул кабинет. Если планировалась крупная битва, то ему нужно было как можно быстрее добраться хотя бы до стойла. Под шум, ему бы удалось покинуть поле боя, избавив себя от любой возможности быть съеденным прожорливым деревом ушастых.
Погрузившись в раздумья, он вдруг наткнулся на что-то мягкое. Проведя по этому «мягкому» рукой, он резко помотал головой и слегка покраснел. Перед ним стояла та самая девушка, которая ранее сообщила Стирдиппиду о необходимости посетить покои Шракнелия. Ладонь Горычева обхватила грудь Кэйт, которая смотрела теперь на него то ли с легким недоумением, то ли оценивающе.
— Ничего страшного, — добродушно улыбнувшись, едва Горычев оторвал руку от ее груди и упал на ступеньку, попыталась успокоить его Кэйт.
— Прости… — поднявшись и отряхнувшись, чуть слышно попытался извиниться он.
— Говорю же, все в порядке. Милый шов на плаще, — пытаясь перевести разговор в другое русло, усмехнулась она, глядя на нелепо зашитую дырку на плече Ивана.
— Это не я виноват. Так получилось. Эй, что ты делаешь? – практически прикрикнул Горычев, едва грудь девушки вновь дотронулась до его тела. Прижавшись вплотную, Кэйт положила руку ему на плечо.
— Ничего не говори. Просто жди, — медленно прошептала девушка, практически касаясь губами края уха Горычева. На мгновение, из ее ладони вырвалось легкое, зеленоватое сияние, а чуть позже плащ слегка заметно захрустел.
— Хорошо, — не обращая внимания на махинации с плащом, сглотнул Горычев. Теплая грудь эльфийки и сильно застрявший в горле комок волновали его сейчас куда больше.
— Вот и все. Как новый, — выпустив плечо несчастной жертвы, улыбнулась она. – Эм… я Кэйт.
— Мальфор Валлен, приятно, — слегка нахмурившись, пытаясь найти хотя бы какой-нибудь след от недавно украшавшего его плащ шва, представился Горычев. – Поразительно. Как это у тебя получилось?
— О, ничего сложного. Я просто разложила и вновь воссоединила волокна твоего плаща. Проще простого, — быстро затараторила Кэйт и, заметив на себе пустой взгляд Ивана, слегка покраснела. – Лучше не вдаваться в подробности. Главное, что плащ цел, верно?
— Да. Спасибо тебе.
— Не за что. Заходи в гости, буду рада, — добродушно улыбнулась Кэйт.
— Да, хорошо, наверное, постараюсь, — нервно зачесав затылок, попытался хоть как-то ответить Горычев.
— Вот и чудно. Я на стрельбище заправляю. Ночью там место найти куда проще для тренировок, чем днем. Так что, лучше всего в это время и заскочить, — недовольно цокнув языком, Кэйт вдруг резко с силой навалилась на Ивана. Сбив его с ног и встав на четвереньки над поверженной целью, она сильно укусила его за край уха. – Так ты зайдешь?
— О-обязательно! – чувствуя, как кончик языка эльфийки последовал примеру зубов, дотронувшись до уха, торопливо пообещал Горычев.
— Славно, — встав с запыхавшегося Горычева, Кэйт игриво поправила волосы и направилась наверх, в сторону кабинета Шракнелия. – Удачи тебе. Увидимся как-нибудь. И запомни, ты обещал.
— Забудешь тут… — присев и держась за пострадавшее ухо, проводил взглядом эльфийку Горычев. Едва она скрылась за очередным поворотом винтовой лестницы, он тяжело вздохнул и продолжил свое путешествие вниз.

Успешно добравшись до входа в кабинет и, поздоровавшись с вышедшим, явно взволнованным, Стирдиппидом, Кэйт зашла внутрь, постучав кулачком по стене.
— А, это ты, — оторвавшись от окна, слегка удивленно потянул Шракнелий. – Странно видеть тебя не в потоках листьев, а на своих двоих.
— Нужно было уладить кое-какие дела, — слегка зардевшись, Кэйт потерла локоть, но тут же опомнилась и вернулась в свое обыденное, холодное состояние. – В чем собственно дело? – ощущая, что ей предстоит какая-то очередная, нудная работенка, потянула эльфийка.
— Видишь ли. Ты ведь уже получила информацию о том, что Кори видел в лесу, верно?
— Да, уже отправила ребят на усиленную тренировку. Не думаю, что демоны просто так, случайно оказались в наших владениях. Подозреваю, что в этом как-то замешаны пещерные. Сухопутные демоны не подошли бы к крепости ближе, чем на расстояние полета стрелы. Скорее всего, разведка велась с воздуха. Да и после смены руководства в их чертогах, не удивлюсь, если они захотят выступить на нас войной, — закончив тираду озвученных мыслей, Кэйт сверлящим взглядом посмотрела на Шракнелия. «Пещерными», о которых говорила эльфийка, были крупные существа, которые некогда ушли со службы владыки демонов. Это была крайне сильная потеря для них тогда, ведь только они могли свободно и практически незаметно перемещаться по воздуху. И если сейчас они вернулись на свою службу, перевес в сторону демонических созданий стал бы лишь вопросом времени.
— Хорошо, — обдумав полученную информацию, коротко продолжил Шракнелий. – Тогда у меня будет к тебе еще одна просьба. Проследи за нашим «гостем». Мне все же кажется, что он что-то утаивает от нас. Появление черных плащей в землях Империи явление совсем не новое. Но так открыто оставаться в этом амплуа пока что позволяли себе лишь немногие. Да и среди местных лучше не вызывать очередных поводов для рассуждений.
— Ясно. Сделаю, что смогу.
В этот момент с улицы послышался взрыв, потом треск, сменившийся криками жителей Мивуда. Шракнелий с Кэйт тут же подбежали к окну. Оказалось, что в соседний с ними дом влетел огромный огненный шар. А на горизонте к северной стене уже приближался крупный отряд демонов, чей путь сопровождался постоянным обстрелом Мивуда.

Глава 9. Краг. Первые зацепки

— Вот интересно, чем еще меня сегодняшний день порадует? – слегка озлобленно спросил Горычев, едва его нагнал Стирдиппид.
— Не знаю. А ты куда собрался-то, собственно? – стараясь не отставать от Ивана, поинтересовался эльф.
— Куда-куда. Обратно в Камильхэйм или как его там. По крайней мере, там мне не предлагают стать закуской для дерева, — раздраженно потянул Горычев, повернувшись лицом к Стирдиппиду. На мгновение его взгляд заострился на глазе эльфа, где кристальные пластины вновь пришли в движение. – Слушай, а что у тебя с глазом?
— А, это… — слегка призадумавшись, о чем именно спросил собеседник, начал Стирдиппид. – Я могу попробовать объяснить, но не знаю, поймешь ли…
— Ну, ты попробуй.
— Хорошо. В нашем роду у всех такая штука. Полезная вещь, как в бою, так и в любой другой ситуации. Нам достаточно лишь однажды что-то увидеть, чтобы навсегда запечатлеть картинку в памяти, — почесав затылок, эльф продолжил. – А еще он позволяет приближать и отдалять объект наблюдения.
— Так, не вдаюсь в подробности. Где такой можно себе достать? – слегка замедлив шаг, поинтересовался Иван.
— Умри. Потом родись в нашей семье. Тогда у тебя будет шанс со временем открыть в себе такую же штуку, — подмигнул эльф, тут же встревоженно взглянув в сторону кроны. Очередной взрыв напомнил Стирдиппиду о происходящих боевых действиях.
— Оптимистично, — поведя бровью, усмехнулся Горычев. – А более легкого пути нет?
— Эх ты. Ну как, по-твоему, можно взять и что-то вставить себе в глаз? Наивный человечишка.
Эта фраза словно клином стояла в голове у Ивана после разговора со Шракнелием. По всей видимости, каждый эльф в цитадели считал людей наивными и бесполезными. Разве что на корм Энис своей любимой пустить.
— Вы чего тут отлыниваете? Ладно, гость, а ты, Штырь? А ну марш на стену! – отвесив на бегу, свободной от арбалета рукой, подзатыльник Стирдиппиду, громко прокричала Кэйт. Следом за ней мчался относительно крупный отряд. Кто с луками, кто с арбалетами, кто с клинками. С громкими криками о том, что сделает с ними, если те не поторопятся, она умчалась вперед, в сторону выхода из Мивуда.
— Штырь? – ехидно улыбнувшись, переспросил Горычев, едва Кэйт отбежала достаточно далеко.
— Забудь! Ты ничего не слышал. Так. Ты лучше скажи, поможешь или нет? – попытавшись быстро уйти от раскрытой тайны и соединив топоры обратно в лук, спросил Стирдиппид.
— Ну, быть заклейменным предателем и однажды проснуться в чреве вашего дерева у меня особо нет желания, — недовольно заворчал в ответ Горычев, похрустев шеей. Его взгляд привлек глаз эльфа, который теперь усиленно сжимался и расширялся. Решив, что его новый друг с большими ушами просто наводит резкость, Иван тяжело вздохнул и гордо стукнул себя в грудь. – Веди меня могучий Штырь.
Недовольно заворчав, но, все же кивнув, Стирдиппид закинул лук за спину и помчался в направлении, куда ранее феерично убежала Кэйт. Слегка помявшись, Горычев побежал следом. Как оказалось, эльф двигался в направлении сторожевой башни, откуда уже вел обстрел отряд девушки эльфийки. Ловко забравшись наверх и подождав, пока Иван поднимется следом, он подошел к ней и оценивающе посмотрел в сторону приближающейся армии.
— Хм… — слегка потянул он, на что получил недоверчивое хмыканье со стороны Кэйт. – Чуть больше сотни. Плюс фантомы. В сумме – около сотен трех, не больше. Скучно будет. Демонам и так-то не удавалось раньше нас удивлять, но сейчас это просто выглядит, как чья-то неудачная шутка! – прицелившись, закончил подсчет Стирдиппид.
— Мало? – кивнув Кэйт, удивленно спросил Иван. Ухватившись рукой за крышу, он встал на край стены и, впервые за несколько дней, обнажил клинок.
— Ну, собственно – да, маловато будет. Эй, ты что творишь? – только сейчас заметив странную выходку со стороны Горычева, удивленно воскликнул Стирдиппид.
— Прикрывай! – резко отпустив крышу и выхватив второй клинок, он спикировал вниз. Перевернувшись в воздухе и воткнув клинки в стену, Горычев быстро приземлился на землю, помчавшись в сторону врага.
— Нет, стой! Мальфор, там… — громко воскликнула Кэйт, но в следующий миг лишь с глубокой печалью в глазах провела ладонью по лицу. – Идиот.
— Просто он человек, а не эльф, — усмехнулся Стирдиппид, глядя, как Иван беспомощно повис в самодельных, охотничьих силках. Их ставили специально, как для охоты, так и для врага, случайно подобравшегося слишком близко к стенам цитадели.
Решив опустить вопрос о том, в порядке ли Горычев, ударившийся в полете о сук дерева головой, Кэйт и Стирдиппид продолжили обстрел приближающегося к стенам врага. Надвигающиеся демоны падали один за другим, а подкрепления не было видно и в помине. Единственное, что слегка будоражило сознание Стирдиппида – расцветка демонов. Вместо обычного, пепельно-серого их кожа была темного, бордового цвета.

— Краг, что собираешься предпринять? Сейчас идеальный момент для выдвижения! – отойдя от обрыва, прорычал крупный, зеленоватый человек в шерстяных доспехах. Его вопрос был адресован, предположительно, лидеру отряда. Мужчине, лет сорока на вид, крупного телосложения. Стоя в тигровых доспехах и опершись на свой, двуручный топор он оценивающе следил за осадой Мивуда.
— Молчи, орк. Это вне моих правил. Победа перестает быть победой, если она достигнута путем бесчестия. Добивать и без того слабых, беспомощных эльфов вне моих интересов, — закинув топор за спину, он повернулся к отряду и, махнув им рукой, направился в сторону леса.
Остановившись и довольно наблюдая, что его отряд не пошел против него, Краг на мгновение вновь повернулся к Мивуду. Глядя за тем, как эльфы сравнительно легко расправляются с нависшей над ними угрозой, он громко сплюнул и пошел следом за своим отрядом.

— Да кто там опять? – недовольно заворчал Иван, постепенно приходя в себя. Уже несколько минут, его не отпускало чувство, будто кто-то неумолимо атаковал его бок.
Открыв глаза и недовольно взглянув на эльфийку, с интересом тыкающую ему палочкой между ребер, Горычев повел бровью. Чувствуя, что ее гениальную маскировку раскрыли, девушка поспешно отбросила оружие в сторону и, миловидно улыбнувшись, направилась в сторону выхода.
Проводив ее взглядом, Иван принялся изучать место, в котором оказался. Он лежал на деревянной, буквально парящей на корнях, кровати. Кроме него, в помещении было еще с десяток похожих на лодку коек, в которых лежали раненые эльфы.
Мигом позже, послышались шаги на лестнице. Дверь открылась, и на пороге показался знакомый, черный сапожок. В помещение вошла Анита и Стирдиппид, который все время пытался что-то сказать ей и как-то задержать. Судя по его взволнованному лицу, появление ее здесь не предвещало Горычеву ничего хорошего. Следом за ними, в комнату, с жутко довольной физиономией, прошмыгнул тигренок, запрыгнув к нему на кровать, словно ожидая чего-то интересного.
— Прости, я не смог ее удержать, — поймав на себе озадаченный взгляд Ивана, начал тут же оправдываться Стирдппид.
Переведя взгляд с эльфа на Аниту, Горычев еще какое-то время пытался придумать, как бы ему оправдаться. Не выдумав ничего правдоподобного, он глубоко вздохнул и поздоровался.
— Можешь начинать объясняться, Горычев, — подойдя к койке, косо взглянула на пострадавшего Анита. – Как это ты умудрился? Поехал с больным плечом на прогулку, нарвался на эльфийскую цитадель. Очутился в центре межрасовой войны, а теперь лежишь у них в лазарете с сильной травмой головы?
Пробурчав в ответ что-то невразумительное, он попытался втянуться в стену. Покачав головой и стягивая с руки черную перчатку, Анита проигнорировала озадаченное «Горычев?» со стороны Стирдиппида и наклонилась над койкой Ивана. Пальцы на оголенной руке вдруг покрылись ярким, голубым пламенем. Едва пламя успокоилось, она аккуратно дотронулась ими до шеи Горычева, практически мгновенно отправив его обратно в глубокий сон.
— По-моему он потолстел, — нацепив обратно перчатку и закинув Ивана на плечо, заворчала Анита. Косо посмотрев на Вила, гордо развалившегося в освободившейся койке, она недовольно цокнула языком и направилась в сторону выхода.
— Эх, я никогда не устану восхищаться тобой, — спешно отойдя от выхода и давая Аните свободно пройти мимо, невольно проговорил Стирдиппид.
Улыбнувшись, она на мгновение остановилась в проеме. Повернувшись к эльфу, который на момент испуганно увел взгляд в пол, она чуть слышно усмехнулась и поправила груз на плече.
— Я приму это, как комплимент, — под довольное хмыканье Стирдиппида, и с чувством гордости за себя, Анита продолжила свой путь.

— Ты тут не самый желанный гость, знаешь ли, — виновато усмехнулся Макуро, когда к нему подошел человек в рваном, черном плаще, из-под которого виднелся набалдашник длинной, широкой рапиры. У него были длинные, черные волосы с красным пробором, которые свисали чуть ниже уровня плеч. В глазах же отчетливо виднелся красный, яркий цвет, заполонивший собой большую часть глазного яблока. Вокруг зрачков, периодически перемещаясь по глазу, виднелось еще три. Время от времени, они исчезали и вновь появлялись.
— И тебе добрый вечер, Макуро, — недовольно хмыкнул человек, подойдя вплотную. Лишь сейчас на его лице можно было разглядеть шрамы, идущие от краев глаз вглубь волосяной копны.
— Велиас, если у тебя дело какое-то – спрашивай. Я еще не совсем тронулся рассудком, чтобы пытаться тебя хоть как-то остановить, — по привычке почесав затылок шлема, неуверенно предложил страж.
— Замечательно. Мне нужно узнать насчет одного человека. Он уже должен был прибыть в Камильхэйм, но в городе его следов мне не удалось обнаружить. Знаешь что-нибудь по этому поводу?
— Так и думал, что без тебя не обошлось, — тяжело вздохнул Макуро. – Один из твоих прибыл недавно. Горычев, Иван. Назвался Мальфором Валленом и сегодня утром покинул цитадель, — отойдя немного в сторону, страж неуверенно покосился в сторону дороги. По ней к городу приближалось две лошади. На одной из них сидела девушка с тигренком, а к спине второй было привязано знакомое Макуро тело. – Подозреваю, что интересующая тебя информация подоспела.
Слегка смутившись, Велиас посмотрел туда, куда с таким интересом вглядывался страж. Почесав себя пальцем за ухом, он неожиданно исчез в черной дымке. Промелькнув тенью по дороге, он неожиданно появился прямо перед заржавшей и вставшей на дыбы лошадью Аниты.
— Тише, тише. Велиас, я тебя убью когда-нибудь. Хоть раз можешь просто подойти? – слегка раздраженно спросила Анита, успокаивая коня и спрыгнув на землю.
— С твоей помощью уснул или сам? – слегка проигнорировав лучи гнева со стороны собеседницы, покосился Велиас на Ивана.
— Оу? Да, моя работа. Угораздило его влезть к эльфам. Да еще и в их конфликты втянуться, — тяжело вздохнув, Анита подошла к младшему Горычеву и приготовилась снимать перчатку. – Мне его разбудить? У него рана на голове достаточно глубокая. Думаю, было бы лучше дать ему отоспаться.
— У меня все равно сейчас времени нет. Пусть спит, — вынув израненной рукой из кармана конверт, Велиас протянул его Аните. – Вот. Передашь ему, когда проснется.
— Думаешь, одних эльфов ему мало было? – вынув из конверта записку и шустро пробежавшись по ней глазами, недоверчиво покосилась на Велиаса Анита.
— В твои задачи входит передача информации, а не обдумывание ее, — дружелюбно пояснил ситуацию Велиас.
— Хорошо, передам. Не совсем тебя понимаю, конечно, но… — повернувшись к Ивану и пытаясь ему засунуть в плащ конверт, недовольно потянула Анита. – А кто он такой тебе, что ты так ищешь с ним встречи? – добившись успеха, спросила она, но Велиаса уже не было. – Вот сволочь!
Тяжело вздохнув и убедившись, что конверт надежно держится на своем месте, она забралась обратно на лошадь. Окинув взглядом лес в надежде, что Велиас где-то там и просто прячется от нее, дабы в очередной раз испугать ее лошадь, она вновь цокнула языком. О чем-то задумавшись, она погладила Вила и продолжила путь в сторону Камильхэйма.

Пытаясь хоть как-то спрятаться от солнечных лучей, прорывающихся сквозь старые занавески, Иван добрую половину утра провел в перекатах с одного края кровати на другой. Наконец, признав свое поражение, он лениво открыл глаза и огляделся. На тумбочке около кровати лежала вся его одежда, аккуратно сложенная в столбик. Сверху на ней расположился распечатанный конверт.
Догадываясь, кто мог оставить его в таком, раздетом состоянии в трактире, Горычев приподнялся и уселся на край кровати, лениво потянувшись за конвертом. Зевнув, он вытащил содержимое. Внутри оказалась очередная записка с уже знакомым почерком.
— «Если ты это читаешь, то ты уже добрался до Камильхэйма! Так держать! К сожалению, оставаться на одном месте для меня сейчас слишком опасно. И я был вынужден покинуть трактир. Сейчас мой путь будет лежать через Фаршан. Его ты легко найдешь по указателям. В крайнем случае, спросишь у Макуро. Подозреваю, с ним ты уже знаком. До скорой встречи. Велиас».
Дочитав послание и засунув его обратно в конверт, Горычев посмотрел в окно. Впервые за несколько дней, что он успел провести здесь, стояла отличная погода. Подбодрив себя надеждами, что это хороший знак, он спешно собрался и покинул комнату.
С каждым шагом он словно чувствовал, как приближается к своей цели. Каждый вздох – эхом разносился по всему сознанию. Он не зря прибыл сюда. Велиас действительно жив. Теперь он лишний раз в этом убедился.
Вернув ключи хозяину трактира, и забрав Зезету из стойла, Иван понесся через весь город в сторону главных ворот. Велиас не может долго оставаться на одном месте, а значит медлить не стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *