Аргтэтрас. Книга первая. В поисках Велиаса

Глава 4. Охота на орден

Несколько дней Иван провел в обществе Амальтииртарэ на стрельбище. Все попытки эльфийки научить юного новобранца мастерству владения кинжалами закончились полным провалом. В конце концов, тренировки привели лишь к тому, что Иван резанул сам себя по руке.
Хотя назвать обучение совсем уж безнадежными было бы несправедливо. С арбалетом ему все же удалось добиться небольших успехов. Но этого, все же, для гордой девушки оказалось недостаточно, и было крайне сомнительным достижением, чтобы хоть какие-то надежды на успех появились. Поэтому, меньше чем за неделю, мальчика отправили обратно к Ферналу.
Долго и упорно издеваясь над неудачами Ивана под крылом у Амальтииртарэ, Фернал все же согласился попробовать самостоятельно натренировать его. Четыре недели он провел с ним, тоскливо наблюдая, как его соратники ходят на задания и гордо хвастаются друг другу своими достижениями, едва возвращаясь в цитадель.
Все эти четыре недели Фернал самоотверженно старался подобрать подходящее оружие для Ивана. Топоры, секиры, алебарды, луки, арбалеты – какое бы оружие не оказывалось в руках у новобранца, оно тут же начинало чуть ли не кричать о том, что мальчик бесполезен. Все чаще посещала мысль о безнадежности мальчишки. И лишь волей случая, выбирая очередное оружие для своего ученика, Фернал заметил на полке свои старые клинки, завернутые в ткань.
Успех превзошел все самые смелые ожидания Фернал. Буквально за пару часов, Иван освоился с новым оружием, а ближе к вечеру – уже сражался со своим наставником практически на равных. Наконец, подошло время возвращаться обратно в бараки. Впервые за четыре недели Фернал выглядел счастливым. Довольно потирая руки, он тут же пошел хвастаться своей эльфийской подруге об успехе, которого ему удалось достичь. Оружие, наконец, было найдено. Дело оставалось только за нарядом.

Закончив обучение у Фернала, Иван получил свой собственный черный плащ. Четыре года он провел в ордене. Изо дня в день он ходил на задания вместе с другими бойцами, развивал собственное мастерство, учился у старших. Все эти четыре года он провел в кровопролитных сражениях с оборотнями, вампирами и прочей нечистью, о появлении которых в Гарэнхале рассказывать ему особо никто не торопился. Но это не сильно волновало его. Стоя плечом к плечу с бойцами ордена, он вступал в новые, все более трудные бои. Жизнь в ордене сильно закалила его, как морально, так и физически. Изредка заезжающий Икамузу тоже радостно наблюдал, как вырос мальчик и не упускал возможности напомнить о его магических успехах. Но, уже на первый год добрый старец признал, что среди всего ордена вскоре Ивану не будет равного в умении обращаться с клинком.
Как оказалось, на службе у Дариона было далеко не так много бойцов, как думал молодой Мальфор изначально. В цитадели люди часто менялись, но более-менее постоянных обитателей было около сорока человек. Сам же глава ордена редко покидал свою цитадель. За все четыре года, Иван участвовал от силы в трех операциях, где Дарион руководил лично. Но даже подобное отношение к своему важному делу не вызывало ни у кого и тени сомнений, что именно Дарион должен управлять орденом. Возможно, он занимался чем-то еще, о чем Ивану было неизвестно.
Но все эти мелочные вопросы мало волновали молодого Ивана. Бои, вылазки, задания, боевые трофеи и возможность похвастать очередным достижением среди ордена. В целом, все это не сильно заботило его. Куда больше Ивана радовало наличие кабака на территории цитадели. Каждый раз, едва очередное, скучное задание от Дариона завершалось – лошадь отправлялась в стойло, и кабак становился приоритетной целью для Ивана. Боевые товарищи, алкоголь, женщины. Часто орден брал отдельных представителей вражеской фауны в плен. Для особо рискованных бойцов, была возможность использовать захваченный материал не только для изучения, но и для личных целей. Да и, как оказалось, неподалеку расположилось несколько небольших деревень. Что и говорить, нехватки в женщинах Горычев уж точно не ощущал. Некоторые, особо затяжные выходные, длиной вплоть до нескольких недель, давали возможность погулять на полную катушку.
Во многом, жизнь началась заново. Велиас все больше отходил на второй план. Нередко между бойцами в ордене проскальзывало что-то о расположении и действиях старшего Горычева, но особо ценной информации получить от них Ивану не удавалось. До одной, самой обычной ночи, которая навсегда изменила путь молодого бойца.

— Чего тебе? – развалившись на кровати в своей комнате и умиротворенно глядя в потолок, обдумывая свое последнее задание по устранению торговца в западной части Фермарка, заворчал Мальфор. На подоконник, с громким шумом, приземлился голубь и теперь пытался привлечь к себе внимание.
Не дождавшись от птицы ответа, Иван недовольно цокнул языком и подошел к окну. Лишь вблизи он заметил, что к лапке голубя была привязана небольшая, свернутая в трубочку бумажка. Взяв со стола ножик, и легким движением срезав веревку, он погладил птицу и выпустил ее в окно. Дождавшись, пока голубь растворится в ночном небе, Горычев облокотился на подоконник и развернул свиток.
Бегло пробежавшись по нацарапанному тексту, он нахмурился. Засунув бумажку в карман брюк, Мальфор накинул свою черную рубашку, взял клинки с подставки и, неряшливо набросив плащ, быстро вышел из комнаты.

Сегодня ночью было как-то по-особенному тихо. Обычно, в это время из кабака доносились радостные крики пьяных в стельку бойцов, в экстазе рассказывающих друг другу о своих боевых достижениях. Будь то очередной, раздавленный кувалдой гад или же затащенная в постель женщина. Так или иначе, всегда было, о чем рассказать. Но сегодня, почему-то, там было тихо. Даже свет, почти всегда манящий бойцов, был погашен. Да и пьяных вояк, обычно лежащих на мостовой неподалеку от входа, видно тоже не было.
Решив не забивать себе голову этими мыслями, Иван ускорил шаг и вскоре добрался до стойла. Лошади. Все попытки предложить Дариону начать уже пользоваться прогрессивными разработками вызывали приступ бодрого смеха у главы ордена. Коней он использовал лишь потому, что те могли почувствовать приближение опасности. При всех добрых намерениях, техника не может сделать ничего подобного. С другой стороны, в новых разработках из северной части острова хоть можно спрятаться в случае опасности. В лошади, конечно, тоже, если очень постараться, но потом возвращаться обратно пешком будет не особо в радость.
— Эй, Гельфор, чего спишь на работе? – оседлав белого скакуна и добравшись до ворот, недовольно гаркнул Иван. От Гельфора зависело, будут ли открыты ворота или нет. Обычно, когда задание было где-то близко, это проблем не доставляло. Бойцы легко перебирались через стену и шли пешком. А вот с конем через частокол особо не попрыгаешь. Разве что Брадвик, большой и зеленый боец, происхождение которого для Ивана до сих пор оставалось загадкой, справился бы с этим затруднительным делом. – Гельфор?
Лениво всхрапнув, страж перелег на другой бок, словно отвернувшись от Ивана.
— Гельфор, клинок тебе в ножны, проснись уже! – спрыгнув с коня, подойдя вплотную и пнув стража ногой, прикрикнул Иван.
— А, что? О, ты тоже на задание? – протирая глаза и пытаясь разобрать, кто стоит перед ним, лениво потянул Гельфор.
— Задание? Какое задание? – мотнув головой, озадаченно переспросил Иван.
— А, это ты, — слегка смутившись, виновато поник Гельфор. – Туда все отправились, под прямым командованием Дариона. Попросил тебя не беспокоить. Оставил меня за старшего. Вывел всех из цитадели. Не знаю, что у них там происходит такое, раз срочность подобная, — почесав макушку, попытался объяснить ситуацию страж.
— А почему меня не захотел брать?
— Не знаю, честно. Наверное, из каких-то личных побуждений. Трудно сказать, что на уме у нашего главы время от времени, — на секунду виновато улыбнувшись, Гельфор, наконец, окончательно проснулся и вспомнил о своих должностных обязанностях. – Так, секунду! Если ты не на задание, то куда?
Молча вытащив из кармана брюк бумажку и протянув ее Гельфору, Иван слегка заскучал. Среди всех бойцов цитадели, читать умели лишь единицы. Прочитать что-то бегло мог разве что Дарион. Гельфор же, хоть и получил свои гордые три класса образования, умел читать только по слогам. Даже в свою бытность актером, ему приходилось зачитывать тексты вслух, чтобы он уже учил не читая. В противном случае, подготовка к пьесе занимала слишком много времени.
— Почерк знакомый, — дочитав, наконец, записку и вернув ее обратно Ивану, слегка нахмурился Гельфор. – Не от Велиаса случаем?
— Думаю да, — вновь смутившись от задумчивого лица Гельфора, невольно потянул Иван. От всей задумчивости стража исходила какая-то невидимая сила. Казалось, что даже сами камни вокруг него о чем-то напряженно думают. – Что-то не так?
— Да нет, ничего. Хорошо, поезжай. Если конь начнет брыкаться в пути – не давай ему остановиться, — попытался выдавить из себя улыбку Гельфор. Подойдя к решетке и легко подняв ее, он вновь перевел взгляд на Ивана, который уже успел забраться обратно на коня. – Раз собираешься на материк, то скачи до Вамарка в обход. На судах работают наши союзники и некоторые агенты. Подозреваю, что проблем не возникнет, едва твой плащ заметят. Главное не будь подозрительным. Усложнишь себе жизнь только. Мы ведь тайно действуем, все-таки, — подмигнув, закончил Гельфор.
— Если в пути не заблужусь, то обязательно воспользуюсь советом, — медленно пробравшись под воротами, благодарно кивнул Иван. Добравшись до начала лесной тропинки, он остановил коня и развернулся. – Это, Гельфор… попрощайся с ребятами от меня, хорошо? Быть может, не увидимся больше, а дело срочное.
— Обязательно! – тут же радостно пообещал Гельфор, чуть не уронив решетку. – Удачи в пути, друг мой.
— Взаимно, — развернув коня, бросил через плечо Иван и с силой щелкнул уздцами по шее лошади. Громко заржав, конь быстро помчался вдаль, вскоре растворившись в темноте ночи.
Проводив взглядом, покидающего орден, Горычева, Гельфор опустил решетку и пробежался взглядом по ночному пейзажу цитадели. Велиас. Именно на его поиски сейчас отправился орден. Но почему в записке была указана Аргтэтрас, когда Дарион повел бойцов на запад? Возможно, он просто водит орден по ложному следу?
Возможно, нужно срочно сообщить Дариону о ситуации? А что, если Велиас специально указал Аргтэтрас в записке, чтобы Гельфор отправил уже сам орден не в том направлении?
Отбросив тревожные мысли и решив, что скажет, будто ничего не знает, страж сел обратно на свой стул, вскоре мирно засопев. Враг слишком легко рассказал о своем местоположении, чтобы считать это правдой.

Дорога до юго-восточных земель оказалось достаточно близкой. На достижение водной границы ушло немногим более недели. Продвигаться приходилось днем, дабы не спугнуть диких животных и тех, кто остановился на ночлег. Да и лишних проблем Ивану особо не хотелось найти на свою голову. Сейчас у него была совсем другая цель. Очередной, неожиданный бой принять на себя ему явно не было на руку.
В порту его практически сразу подхватила пара моряков. Вместе с конем, под радостные крики детишек, которые впервые увидели «лошадку», затащили его на корабль. Как оказалось, капитан судна уже давно находился на службе у Дариона и радостно предоставил удобную каюту для Ивана и его лошади, едва услышав о желаемом пункте назначения. Все складывалось более чем удачно.
Добравшись до Шалийна, Иван сошел с борта и на коне домчался до Фарбенборга – следующего портового города, который предстояло ему преодолеть на пути до материка.
Ночью в море было скучно. Пассажиры, в основном, спали, команда – отдыхала в трюме, а единственный человек, с которым Иван мог поговорить на этом судне – стоял на рубке под надзором членов команды. Единственной радостью от оставшегося путешествия была мысль о скором приближении к порту Аредирна, небольшого городка на востоке Гайлы – последней пересадочной точки на пути в Аргтэтрас.
Хоть и хандря от унылого пути, время все равно пролетело достаточно быстро. Уже спросонья, утром Иван ступил копытом своего верного коня на каменную мостовую портовой части города. Теперь дело оставалось за малым. Добраться до Нэльса.
Руководствуясь старыми указателями, оставшимися, судя по их внешнему виду, еще с древних времен, Горычев вскоре вышел на нужную ему дорогу. Вечером того же дня, тонкая от длинного пути подкова коня ступила на долгожданные улицы. Теперь каждый новый шаг был более отчетлив, чем другой. Нэльс был достигнут.

Глава 5. В объятиях лжи

— В Нэльсе? Горычев уже добрался туда? – прогремел в кромешной темноте помещения грубый, мужской голос. – Быстрый мальчишка.
— Да, милорд, — прозвучало в ответ контральто. Несмотря на грубость, женский голос при этом легко дрожал. Несколько мгновений прошли в тишине, сменившейся тяжелыми шагами и звуком от почесывания подбородка. Этот чуть слышный шум перебивало лишь глубокое дыхание девушки. Не любила она, когда ее «милорд» задумывался о чем-то. – Желаете что-нибудь предпринять?
— Женщина! – резко воскликнул лорд. – Мысль сбила. Позови ко мне Ахримана, а сама отправляйся в Нэльс. Направишь его к руинам. Чем быстрее он появится здесь – тем быстрее можно будет начать воплощать в жизнь мои небольшие затеи, — чуть слышно усмехнувшись, он подошел к своей собеседнице. Послышался громкий шлепок, словно от пощечины. – Никогда не перебивай меня. Особенно когда я думаю о чем-то. А теперь – проваливай!
— Да, милорд, — сглотнув, тихо пролепетала девушка.
— Живо! – крик его эхом пролетел по всему помещению. Послышались громкие, быстрые шаги и едва эхо окончательно растворилось во тьме, уже был слышен хлопок от удара об дверь. По всей видимости, после последнего выкрика, девушка сорвалась и пулей пробежала через весь зал, врезавшись в открывшееся препятствие.
Негромко выругавшись, она поздоровалась с гостем и поспешно покинула покои милорда. Дверь вновь закрылась.
— А, Ахриман. Ты-то мне и нужен был. Слышал уже про Горычева? – чуть более мягко, чем раньше, поприветствовал бойца лорд.
— Мальчишка из ордена? Наслышан. Меня куда больше интересует сейчас, для чего он прибыл в Нэльс. Не в Аргтэтрас направляется ли? – усмехнувшись, поддержал беседу Ахриман. Спокойно и без особых попыток подбирать слова при общении с главой, он свободно продвинулся вглубь зала, ближе к собеседнику. По всей видимости, в этом помещении он ощущал себя более чем комфортно.
— Рад, что ты уже осведомлен, — не скрывая легкого удивления, продолжил хозяин покоев. – Кто-то из наших еще знает?
— Пока решил им не говорить. Да и, пожалуй, кроме Райкитзу с его жаброносцем Сэби, никому особо ничего и не скажет эта фамилия. Но, наверное, не мне решать, — самодовольно хмыкнув, Ахриман прошел мимо лорда вглубь зала, поднявшись по каменным ступенькам.
— Не слишком нагло себя ведешь? Даже Фус не позволяет себе подобного в моем присутствии, — слегка грубо, но больше разочарованно, продолжил лорд.
— Будет тебе. Я весь день на ногах, хотел посидеть немного, — рассевшись на троне собственного лорда, оскалился Ахриман. Послышались шаги, после чего он тут же встал с места. – Хорошо-хорошо, больше не буду. Злой же ты все-таки.
— Я не злой, — заметив, что подчиненный оторвался от его любимого седалища, лорд прошел мимо и сам уселся на трон. – И не добрый. Просто занимаюсь тем, что нравится и получаю от этого удовольствие. Разве не это вы, смертные, называете счастьем?

— На лошади? – многозначительно повел бровью человек, сидящий на скамейке возле одного из трактиров Нэльса, едва заметив остановившегося рядом Горычева. Лениво потянувшись и стряхнув пепел с плаща, он встал и подошел ближе. Помимо плаща, на нем была черная, широкопольная шляпа, из-под которой торчал кончик шевелящейся время от времени зубочистки.
— Ага. Проскакал по водной глади. Не впервой же, — усмехнулся Иван, спрыгнув с уставшего коня и привязав его к опоре трактира.
— Так и подумал, — помогая собеседнику, потянул человек. – Зачем прибыл?
— Мне нужно попасть по этому адресу, Гарлес, — нащупав освободившейся рукой в кармане записку, и протянув ее собеседнику, тут же перешел к делу Горычев.
— Значит, направляешься в Аргтэтрас? – слегка нахмурившись, Гарлес вернул записку Горычеву. – Похвально. Но в этом деле я тебе не помощник.
— То есть как? – забрав записку, опешил Иван. – Смеешься?
— Нет, я серьезно. Я слежу за обстановкой в этом городишке, не более. Как пробраться на ту сторону – понятия не имею, — вытащив изо рта зубочистку и жеманно зевнув, Гарлес поправил плащ, дабы скрыть вылезшую из-под него кобуру с шестиствольным пистолетом. Убедившись, что Иван не заметил его оружие, человек гордо уселся обратно на скамейку. – Уже бы давно туда смотался, если бы знал, где проход искать.
— И что ты мне предлагаешь теперь? – погладив лошадь и усевшись рядом с Гарлесом, заворчал Иван. – Получается, я зря сюда добирался?
— Поспрашивай у местных, — пожав плечами, безразлично предложил Гарлес. – Тут много агентов под прикрытием, точка горячая. Да и не только агентов. Врага тоже немало. Думаю, они будут рады рассказать плащу, где находится проход.
Рассмеявшись, Гарлес запрокинул голову, и какое-то время смотрел в потолок. В ней перемешались многие мысли. Прибытие Горычева младшего само по себе уже было плохим знаком. Обычно, следы Велиаса находили неподалеку от цитадели. Возможно, он до сих пор следил за успехами сына, хоть и старался не подходить слишком близко. Да и после событий последних лет его появление перед бойцами ордена могло бы спровоцировать ненужное братоубийство. А раз младший здесь, то и старший вскоре может объявиться.
— Сходи в трактир, развейся с дороги, — наконец, отбросив в сторону сомнения, попытался улыбнуться Гарлес. – Не сомневаюсь, что устал. Да и меня хоть от работы отвлекать не будешь.
— Ты как всегда гениален, — закатив глаза, недовольно цокнул языком Иван. Но в одном его собеседник был прав – дорога действительно сильно успела надоесть ему. – Хорошо, спасибо тебе за твою вселенскую помощь.
— О, ты же знаешь, я всегда рад дать тебе мудрый совет, — усмехнулся в ответ Гарлес, толкнув кулаком в локоть вставшего со скамейки Ивана. – Удачи тебе там.
Кивнув, Горычев пробежался ладонями по поясу. Убедившись, что клинки на месте, он уверенно направился внутрь.
В помещении было людно. Снаружи не было слышно ничего, но уже с порога на посетителя навалились шумные рассказы и звон кружек, бьющихся друг о друга, словно рыцарские клинки. Оценив обстановку, Иван решил не присоединяться к шумной компании, и направился в сторону столика у окна, где одиноко помешивала чай девушка. Белый топ, белые брюки и такой же белый плащ. Периодически поглядывая на собственный голубой трезубец, облокоченный на стену, она, наконец, обратила внимание на подошедшего Горычева.
— Денег на эль не дам, спрашивай у кого другого, — тут же недовольно фыркнула она, подвинув кружку чуть ближе к себе, едва Иван уселся напротив.
— Я не за этим пришел, — начал, было, оправдываться Иван, несознательно переведя взгляд на трезубец.
— Трезубец не продается, — не дав собеседнику договорить, девушка отложила ложку на тарелку и отпила немного из кружки. Поправив слегка голубоватые волосы, она опустила кружку и с любопытством посмотрела на Горычева.
— И не за этим тоже, — тяжело вздохнув, Иван собрался с мыслями. Довериться первой встречной? С другой стороны, она выглядит, как человек, который может знать то, что ему нужно. – Мне необходимо кое-что не менее важное, чем твой трезубец. Нужна информация, а ты не выглядишь, как местные пьяницы.
— Тебе нужно в Аргтэтрас, верно, охотник? – слегка самодовольно оскалившись, девушка вновь отпила из кружки. – С каких это пор плащи пересекают границы Империи без особого на то приглашения? – призадумавшись, девушка резко схватилась за рукоять трезубца и какое-то время озлобленно глядела на Ивана. Убедившись, что тот не собирается нападать, а теперь еще и осуждающе смотрит на нее, девушка нехотя выпустила оружие.
— Приглашение есть, — опомнившись от непонятного, резкого действия собеседницы, потянул Иван. Нащупав в кармане скомканную записку, он протянул ее девушке. – Вот.
Недоверчиво следя за глазами Горычева, девушка резко выхватила бумажку и быстро пробежалась глазами по тексту. Слегка нахмурившись, она вновь взглянула на Ивана и вернула ему записку.
— Интересно, — холодно потянула она. – Обычно подобная информация не доходит до вашего ордена.
— Так я могу узнать дорогу? – решив не начинать очередное, долгое выяснение отношений с собеседницей, перебил ее Иван.
— Хорошо, так уж и быть, я помогу тебе, — оглянувшись по сторонам, девушка вытащила небольшой сверток из внутреннего кармана своего плаща. Оторвав от него кусок и засунув содержимое обратно, она быстро нацарапала на его поверхности нечто на подобии небольшой карты, торопливо протянув ее Горычеву.
— И что это? – недовольно покосился он на девушку.
— Знаю, рисовать не умею, — виновато пожала плечами она и вновь прильнула к чаю.
— Ясно, спасибо, — поблагодарил ее Иван и встал из-за стола. – Я пойду?
— Иди, задерживать не буду. Удачи тебе в твоих поисках. Надеюсь, что ты найдешь не то, что ищешь, а то, что тебе нужно, — загадочно улыбнувшись, девушка отвернулась к окну и вновь умиротворенно погрузилась в собственные мысли.
Понаблюдав еще с пару секунд за девушкой, пытаясь что-то сказать, Иван лишь помотал головой и направился в сторону выхода. Теперь у него была карта. Видимо, на ней был отмечен загадочный проход, о котором говорил Гарлес.

— Чего довольный-то такой? – едва Иван вышел из трактира, усмехнулся Гарлес.
— Смотри, что у меня есть, — поводив в воздухе бумажкой, тут же поделился успехом он.
— Свидание себе назначил с помощницей трактирщика? – тут же поспешил предположить человек в шляпе.
— Лучше! – не поняв подколки в свой адрес, перебил его Горычев. – Это карта.
— Ух-ты! А посмотреть можно?
— Ты же сам говорил, что ордену не нужно знать об этом, верно? – засунув бумажку обратно и направившись к своему коню, съязвил в ответ Иван.
— Жадный ты. Шут с тобой, удачи в дороге, Мальфор, — слегка обиженно жуя зубочистку, нехотя попрощался Гарлес с запрыгнувшим на лошадь Горычевым.
— Будет тебе. У тебя тут тоже все очень даже здорово! Сидишь себе, отдыхаешь, расслабляешься, да деньги зарабатываешь, — развернув коня, усмехнулся Иван. – Да и шляпа у тебя клевая. Давай сделаем так. Если вернусь – расскажу, как пробраться в Аргтэтрас. А ты мне подаришь шляпу. Идет?
— Ловлю на слове! – тут же оживился Гарлес. Вскочив со скамейки, он гордо выпрямился и дважды стукнул себя в грудь. Помахав ему рукой и дождавшись, пока Горычев окончательно скроется между домами, он тяжело вздохнул и облокотился о перила.
Появилась надежда. Если Иван вернется – то Гарлес, наконец, сможет покинуть свой пост и отправиться навстречу приключениям. Конечно, для этого ему придется предать Дариона и весь орден, но он сможет им помогать уже изнутри.
— Интересный парень, не правда ли? – выйдя из трактира и перебив своим появлением размышления Гарлеса, спросила девушка, с которой несколько минут назад разговаривал Горычев.
— Ты? Здесь? – на секунду зависнув, он выхватил свой шестиствольный пистолет и наставил его на девушку. – Какого черта ты здесь забыла?
— А где мне еще быть то? – глядя на пистолет, потянула девушка. На мгновение в ее глазах появился ледяной блеск, а мгновением позже оружие охотника покрылось тонким слоем льда. – Скучно.
Прикрыв кончиками пальцев рот, пытаясь хоть как-то скрыть появившийся смешок, девушка прокрутила в свободной руке трезубец. С силой ударив его древком о пол, она медленно покрылась ледяной коркой, словно скрываясь в коконе.
— Еще увидимся, Гарлес, — едва лед начал трескаться, кивнула головой девушка. Мгновением позже, послышался громкий треск, а сама она вместе с коконом разлетелась на сотни маленьких, блестящих, ледяных осколков.

Глава 6. Вперед, навстречу приключениям!

— Ну и каракули… — по прежнему негодуя из-за криво нарисованной карты, и периодически оглядываясь по сторонам в поисках хоть чего-то схожего, сетовал на жизнь Иван. На дорогу от Нэльса до Бонна ушло несколько часов, а последние пятнадцать минут он и вовсе кружил практически на одном месте.
По всей видимости, нарисованная на карте девушкой пентаграмма была целью его поисков. Но как среди одинаковых до боли домов найти нужное ему место?
— Хм… — в очередной раз, вытащив карту и пробежавшись по ней глазами, многозначительно потянул Иван. Кончик пентаграммы пересекался с криво нарисованной речкой. Возможно, это было просто совпадением, но сейчас это было хоть какой-то зацепкой. Да и в остальных частях рисунка ему уже удалось побывать.
Оглянувшись еще раз и убедившись, что здесь он ничего дельного для себя не найдет, Горычев с силой ударил лошадь пятками под ребра. Громко заржав, конь устремился по пыльным дорогам в сторону близлежащего водоема.

— И на что ты рассчитываешь? По-твоему, он сам должен теперь догадываться, что ему нужно делать? – в уже знакомом, темном зале, прогремел недовольный голос лорда.
— Я помогла ему всем, чем могла, милорд. Формально, я не нарушала правила и сообщила ему лишь местоположение объекта, — чувствуя, как вокруг нее сгущаются тучи, девушка проглотила набежавший к горлу комок. Грудь сжимало от каждого вздоха лорда, едва наступала тишина. Все это сильно сбивало боевой настрой подчиненной.
— Правильная ты какая. Как убивать, так это мы можем. Как сделать что-то полезное, так у нас свод правил вспоминается сразу, — громко съязвил лорд. – Пожалуй, стоило послать кого-нибудь другого на это задание. Даже с такой простой ерундой ты уже справиться не можешь.
— Сожалею, что подвела вас, — голос девушки окончательно потерял всю уверенность. Под давлением нависшей, тяжелой тишины, она сорвалась и всхлипнула.
— Что уж там, — в темноте послышался шорох и глухие шаги. По всей видимости, лорд оторвался от своего облюбованного трона и теперь расхаживал рядом с ним. – Я, конечно, понимаю, что такие, как вы, можете перемещаться свободно между изолированными землями. Но Горычевы. Они редко выделяются особой сообразительностью. Сама же знаешь Велиаса, — опустившись обратно на трон, продолжил владыка. – Одно только упоминание его имени уже вызывает массу беспокойств у жителей империи. Хоть при этом ничего особо тонкого он не сделал. Всегда грубо и бессмысленно.
— Не сомневаюсь. Почувствовала на себе его холодный взгляд, едва вы упомянули его имя, милорд, — пытаясь вернуться из своего расклеившегося расстояния, девушка старалась говорить более бодро, чем обычно.
— Это был мой, извини, — холодно усмехнулся лорд. – Что ж, благодарю за оказанную нам услугу. На данный момент ты мне больше не нужна. В случае необходимости, дам знать. Хотя… Яси! – мгновенно отключившись от разговора, громко взревел он.
— Да милорд? – после продолжительного скрежета, словно нечто пробиралось сквозь поверхность зала, прозвучал достаточно мерзкий, язвительный, мужской голос.
— Как продвигается работа? Он уже готов?
— Никак нет. Но нам удалось добиться определенных успехов, — видимо, окончательно выбравшись из-под пола, отчитался Яси.
— Просто замечательно… отправляйся с Ардарикой в горы. Пересечешься с Фусом и Ахриманом. Они должны были кое-что достать для меня, — гордо отдав приказ, лорд замолк, словно в ожидании чего-то.
— Слушаю и повинуюсь, милорд, — ответила девушка и, дождавшись, пока Яси вновь скроется в недрах пола, встала с колена. Слегка помявшись, она направилась в сторону выхода из зала.
Проводив ее взглядом, лорд лениво развалился на троне. Более-менее все шло по их плану. Конечно, теперь, из-за самодеятельности Ардарики могли возникнуть некоторые трудности. Задержка с появлением Горычева могла бы стать фатальным упущением в планах. Но на фоне последних успехов, такая мелочь особо не затронула его. Немного успокоив себя и убедившись, что в зале больше никого не осталось, лорд облокотился на подлокотник трона и вскоре мирно засопел.

— Зезет, что-то не так? – лениво развалившись в тени прибрежной ивы, заворчал Иван, заметив, как его конь недовольно ковыряет копытом землю. После продолжительной дороги от города до, как верить карте, кончика пентаграммы, делать было что-то очень лень. В список дел, которые делать было лениво, входило и стратегическое привязывание лошади к чему-либо.
Понаблюдав еще с минуту за странными действиями коня, он все же поднялся на ноги и подошел ближе. Как оказалось, его верный транспорт нашел в траве нечто странное. Плоский камень, напоминающий собой осколок здания, торчал из земли и неумолимо просил, чтобы его вытащили.
— Вечно ты какую-нибудь гадость находишь, — недовольно заворчав, Горычев погладил морду Зезет и принялся за извлечение находки из земляного плена. Гордо фыркнув, лошадь отошла в сторону, но все равно с интересом наблюдала, как хозяин пытается вытащить из земли ее трофей. – Отлично! – наконец, когда камень достаточно расшатал собой окружающую его землю, радостно воскликнул Горычев.
Осколок был сравнительно небольшим, и вполне умещался практически целиком на ладони Ивана. На его поверхность был нанесен рисунок, большая часть которого была скрыта под слоем вековой грязи.
Попытавшись отскоблить препятствие ногтями, и поняв, что из этой затеи у него ничего не выйдет, Горычев огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло бы ему посодействовать в нелегкой задаче. Наконец, его взгляд упал на небольшой сучок, рядом с которым он сидел несколько минут назад. Не тратя больше ни секунды, он гордо прошагал к дереву и принялся за ковыряние камня.
В очередной раз фыркнув, поражаясь глупости своего хозяина, Зезет подошла к берегу и, попив немного, направилась в сторону дерева. Странные они, люди. Рядом есть река, на поясе клинки, а хозяин сидит и ковыряет окаменелую грязь палочкой.
— Эх, этот твой взгляд. Мне иногда кажется, что ты разумное существо, — заметив подошедшую Зезет, усмехнулся Иван, продолжая свою невыполнимую задачу. Ковыряние начало приносить свои плоды, и уже половина рисунка была освобождена от своего грязного плена. Только добравшись до середины, он вдруг понял, что видел уже эту каракулю. Именно такую штуку нарисовала странная девушка из трактира на его карте.
Громким эхом в душе раздался звук последнего, падающего кусочка грязи. Как только рисунок освободился от инородной субстанции, по всей его поверхности пробежался яркий, желтый свет. Постепенно, перед глазами все поплыло, а окружающий мир, под громкое ржание взволнованной Зезет, быстро менялся. Город, деревья, река, даже небо. Изменялось все, что было вокруг Ивана, растягиваясь и расплываясь.
Наконец, из его носа хлынула кровь. Борясь с болью и ватными конечностями, Горычев все же поддался и потерял сознание. В следующий миг, он и Зезет исчезли, а обломок, перестав светиться, завалился в траву. Словно ведомый невидимой силой, он медленно потянулся обратно к тому месту, где его нашла Зезет, уходя под землю и покрываясь слоем грязи.

— Так, так, так. Что тут у нас? – сквозь пелену тьмы прозвучал чей-то голос. – Член ордена на территории империи?
— Вы еще и разговариваете? – с колоссальным усилием открыв глаза и посмотрев в сторону источника голоса, усмехнулся Иван. Перед ним стояла типичная для него цель. С ним разговаривал оборотень. – Неприятно признавать, но я удивлен. Ждешь, пока я встану, или просто поговорить не с кем?
— Пришел в себя? – склонив морду, спросил оборотень. Оскалившись, он резко замахнулся лапой и коротко бросил: — тогда погнали!
Ловко прокатившись по земле, уйдя от удара, Иван выхватил клинки. Практически мигом вскочив на ноги, он перегруппировался и помчался на оборотня.
— Неплохо. Совсем неплохо, — ловко защищаясь когтями от выпадов Ивана, прорычал враг. – Но не достаточно, — поймав момент и проехавшись лапой по плечу охотника, закончил он.
Выронив клинок и отскочив назад, Горычев схватился за пострадавшее плечо. Кровотечение было сильным. Враг не пожалел собственного могущества и с радостью поделился им, оставив глубокие рубцы на плече Ивана. Переведя взгляд на ранение, он вновь посмотрел в точку, где только что был оборотень, но там его уже не было.
— Ты где, блохастый? – громко прокричал Горычев, оглядываясь по сторонам. Видимо, необычный оппонент где-то спрятался и лишь выжидает подходящего момента. – Выходи, трус!
— Времени нет, извини, — зазвучал слегка расстроенный голос оборотня. Резко посмотрев вверх, Иван лишь сейчас заметил своего врага в кроне дерева. – Тороплюсь. Как-нибудь еще повоюем, хорошо?
Поймав на себе недовольный, и отчасти озадаченный взгляд Горычева, оборотень лишь виновато пожал плечами и скрылся в ночи. Вскоре, от его присутствия не осталось и следа.
— И что это было? – отойдя от шокового состояния, громко спросил Иван, но получив в ответ лишь тишину, убрал здоровой рукой клинок. Подойдя к выроненному ранее мечу, он посмотрел на Зезет, мирно жующую траву. Глянув на своего хозяина, лошадь лишь добродушно заржала. – Спасибо за помощь, наверное.
Засунув второй клинок в ножны, Горычев недовольно втянул воздух от боли. Плечо сильно ныло, а за самим Иваном оставался на траве длинный, кровавый след.
Оторвав рукав от рубашки, обмотав им ранение и убедившись, что хоть как-то кровотечение убавилось, он кое-как залез на Зезет, сильно ударив ее под ребра. Громко заржав, она стремглав помчалась по пыльной, лесной дороге. На одном из указателей была странная надпись на непонятном Ивану языке, но судя по стрелочке – куда-то это направление да вело. Других вариантов у него все равно не было, и пострадавший охотник умчался вдаль, навстречу неизвестности.

После нескольких часов пути, дорога все больше начинала казаться бесконечной. Несменный пейзаж из полумертвых, старых деревьев, которые, казалось, вот-вот упадут на дорогу, лишь добавлял толику уныния. Да и ноющее плечо не доставляло особого удовольствия. Окончательно добивало пасмурное, серое небо. По идее, ему уже давно было пора развернуться дождем, но при этом за все время, что Горычев провел в пути, на него не упало и намека на дождевую каплю.
Самым ужасным, все же, было чертово плечо. Постоянно напоминая о себе, оно начинало болеть все сильнее. За время, проведенное на службе в ордене, Ивану не раз представлялась честь встретиться и с более страшными ранениями, но тогда наличие трофеев хоть как-то да компенсировало потраченные усилия. К тому же, там он хоть знал, сколько оставалось до ближайшей точки отдыха, где можно было бы залечить раны. Не зная, где он находится, да и сколько ему еще добираться до города, Иван все больше понимал, что любой трактир мог сейчас стать спасительным для него. К сожалению, таковых нигде близко видно не было.
Наконец, когда любые надежды на спасение уже стали рассеиваться, дорога повела через небольшой пригорок вниз. Впереди в лощине перед ним раскинулась громадная, белоснежная крепость, стена которой простиралась на несколько километров.
Решив не испытывать судьбу, Горычев с силой ударил Зезет. Вновь громко заржав, она прибавила в скорости. Дорога вела вниз и для, уставшей с дороги лошади, это было словно вторым дыханием.
Боль в плече достигла своего апогея. Зезет скакала слишком быстро, и каждый удар резонировал с рубцами. Прижавшись к шее лошади, Горычев прикусил губу, чтобы хоть как-то отвлечь себя. Последний рывок. Осталось совсем немного. Ему просто нужно потерпеть. Вдалеке уже были видны ворота и одинокая будка стражника, скучающего в отсутствии какой-либо работы. Закрыв глаза, Иван начал что-то нашептывать себе под нос. По всей видимости, этому его научил Дарион. Дабы время не тянулось мучительно долго, глава ордена частенько начинал зачитывать себе вслух стихи, которые помнил наизусть. Когда это не раскрывало маскировку, разумеется.

— Именем Александра… – заметив, как стекает кровь на правом боку приблизившейся лошади, громко начал страж. – Парень, что с тобой случилось?
— Леса у вас дружелюбные, — кашлянув кровью, усмехнулся Горычев. Внешний вид стражника было последним, что могло бы сейчас заинтересовать Ивана, но одна деталь все же показалось ему интересной. Из-под черных, как ночь доспехов сочилась густая, такая же черная дымка, окутывающая практически всю поверхность его брони. – Умеют гостей встречать.
— Хорошо, утром разберемся тогда… — отодвинув ногой ящик с бумагами вглубь своей будки, страж взял Зезет за уздцы и прислонил руку к воротам. Черная дымка вырвалась из-под перчатки и окутала небольшое пространство вокруг, формируя рисунок. Со скрипом, небольшие, трехметровые двери, находящиеся прямо внутри основных ворот, открылись, пуская стража и пострадавшего гостя внутрь. Озадаченно посмотрев в сторону леса, страж закрыл за собой двери и повел лошадь по центральной улице города.
Как оказалось, точкой, куда с уверенностью продвигался страж, оказалось крупное, белоснежное здание. По всей видимости, это было чем-то на подобии местной больницы. Остановившись и посмотрев по сторонам, страж озадаченно взглянул на Ивана.
— Стоять сам сможешь? – хоть из-под шлема глаз не было видно, по голосу легко угадывалось, что страж и правда беспокоится за странного гостя.
Кое-как спустившись с лошади, Горычев сделал несколько неуверенных шагов, после чего поморщился и кивнул. Пробормотав что-то невнятное, стражник вместе с Зезет направился в сторону здания, находящегося рядом. Судя по ржанию и постукиванию копыт, это было стойлом.
Потерев больное плечо, Иван перевел взгляд на раскинувшееся рядом со стойлом строение. Прямо около конюшни расположился миловидный, людный трактир.
Почесав затылок и постояв еще пару секунд в раздумьях, Горычев одиноко побрел в сторону входа. Стражник с Зезет были в стойле, причем, видимо, надолго. В цитадели их ордена зачастую было трудно найти место, а тут для совершенно чуждой лошади нужно присмотреть свободную кормушку. Ничего плохого не будет, если он возьмет да и выпьет кружечку эля.

В трактире действительно оказалось очень шумно и людно. Все столы были доверху накрыты едой и кружками, а около них в лучшем случае все стулья были заняты. Шум, крики, радостные всплески пивной пенки от ударов кружек друг о друга. После полученного ранения, все это было для Ивана самым настоящим бальзамом на душу.
Оглядевшись по сторонам и заметив несколько свободных мест, Горычев на мгновение задумчиво нахмурился. За одним сидело двое в черных плащах. Они о чем-то мирно беседовали. Странными же ему показались руки. Даже сейчас, при слегка помутневшем рассудке, было отчетливо видно, что они не полностью скрыты под слоем кожи. У второго, громко ругаясь, сидел мужчина крупного телосложения. На прислоненном к столбу топоре еще виднелась свежая, темная кровь.
Слегка подумав и взвесив все за и против, Иван побрел в сторону самого дружелюбно настроенного столика. Третий, двухместный столик, за которым сидела черноволосая девушка. Листая книжку в черном переплете, она поглаживала ногой белоснежного тигренка, развалившегося перед ней под столом. На ней, как и у членов ордена был черный плащ, но лицо ее Горычеву знакомо не было. С другой стороны, наличие плаща хоть как-то успокаивало. Возможно, она была одним из агентов Дариона в этих странных землях?
— Могу чем-то помочь? – заметив приземлившегося напротив Ивана, миловидно улыбнулась девушка. – И нет, к тебе не пойдем, а в трактире как-то совсем уж не комильфо. Если ты за этим, конечно.
Пытаясь что-то сказать в свое оправдание, Горычев лишь громко взвыл от внезапно пронзившей его боли. Несколько секунд мучений сменились глухим ударом головой о поверхность стола. В глазах все поплыло, а потом и вовсе потемнело.
— Демон! Я думала, ты пьян, — лишь сейчас заметив капающую на пол кровь, зашевелилась девушка. Подойдя ближе и развязав ранение, она недовольно цокнула языком. Казалось, что подобные рубцы ей более чем знакомы.
— Так, вот он где, — недовольно заворчал подошедший стражник. – Я его ищу, а он уже успел в трактир сбежать.
— А, Макуро. Так и знала, что без тебя не обошлось, — аккуратно снимая плащ с Горычева, обернулась на голос девушка. – Опять благотворительностью занялся? Сколько можно всякий сброд за ворота пускать?
— Хорошо, что ты здесь, — словно не обратив внимания на подколку со стороны собеседницы, поспешил помочь с плащом Макуро. – В лазарете бы его пару недель на ноги ставили, — окинув взглядом трактир, который слегка притих и уже прислушивался к разговору, страж недовольно хмыкнул и прильнул к уху девушки шлемом. – Может, наверху его раздевать будешь, хотя бы?
— О? Хочешь оставить меня с ним наедине? – задумчиво потянула девушка, накинув плащ обратно на Ивана и с неожиданной легкостью взвалив его на плечо.
— Помочь может? – глядя, как девушка нагнулась вместе со своим грузом за книгой, наивно спросил Макуро.
— М? – взяв книгу в зубы и пнув тигренка, чтобы тот уже начинал шевелиться, резко повернулась к стражнику девушка. – Могу тебя еще на второе плечо закинуть. Да и вообще, если мне не изменяет память, кому-то нужно бы за входом в город следить?
— Хорошо-хорошо. На днях было бы неплохо получить отчет о дальнейших действиях пострадавшего. Сделаешь?
— Очередная бумажная волокита? – поведя бровью, недовольно спросила девушка. Слегка призадумавшись, она направилась в сторону лестницы. – Если не забуду, то сделаю. Спокойной ночи.
— Уснешь тут, — провожая взглядом поднимающуюся по лестнице девушку, чуть слышно произнес Макуро, направившись в сторону выхода. Ночные дозоры последнее время приносили все больше интересных сюрпризов. Но чтобы член ордена появился на просторах империи, в такое время, да еще и раненый? Что-то явно было нечисто.
Отбросив в сторону плохие мысли и решив сосредоточиться на дозоре, Макуро покинул трактир и направился обратно в сторону ворот. Александр любил ночью приходить и будить его пинками, если тот засыпал от скуки. Но вот пустующий пост ему увидеть было бы совсем уж нежелательно. Потом еще бумаги заполнять с полным отсчетом, почему он покинул свою верную службу на благо городу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *