1984 (Джордж Оруэлл)

1984 (Джордж Оруэлл) Раз уж речь зашла об антиутопиях, которые я прочитала не так давно, то мне следовало бы начать с книги, которая и по хронологии, и по очередности прочтения шла первой. Однако я оставлю ее на более поздний срок и расскажу о своих впечатлениях от произведения, буквально поразившего и растоптавшего меня — «1984» Джорджа Оруэлла.

Немного об авторе: Оруэлл, английский писатель и публицист, известен как раз своими антиутопическими произведениями. В свое время на него, как и на многих других писателей этого жанра, повлиял роман Евгения Замятина «Мы», однако, в отличие от последнего, роман Оруэлла теснее связан с реалиями середины XX века: идеями социализма и фашизма, наличием современных ему государств (хотя и с немного видоизмененными границами) и так далее. Кроме того, многие вещи, о которых рассказывал автор в «1984», актуальны до сих пор. То есть, в отличие от Замятина, который был первопроходцем в данном жанре, Оруэлл сосредоточился не на фантастическом антураже, а на разработке до боли реалистичного и жуткого мира.

О языке говорить не буду, поскольку читала перевод (хотя в состоянии прочитать оригинал, но у меня нескоро еще появится желание прикоснуться к книге еще раз), но язык здесь не так важен. Текст наполнен специфичной лексикой, имеющей отношение к политике и узким профессиональным сферам вроде СМИ. Словом, чтение книги ради сюжета и чтение книги ради языка — это разные типы чтения, и не факт, что первое доставит больше удовольствия, чем второе.

Впрочем, наработки Оруэлла, связанные с лингвистикой, представляют необычайный интерес сами по себе. Так называемый «новояз», который был создан автором для романа и был описан в статье после него, дает некоторые весьма любопытные сведения. Но, конечно, они не идут ни в какое сравнение с политической теорией, с которой главный герой романа знакомится в «Теории и практике олигархического коллективизма», а через него знакомится и читатель. Согласитесь, то, что автор блестяще справился с двумя такими сложными вопросами, уже вызывает уважение?

А теперь непосредственно к содержанию. Постараюсь без особых спойлеров и как можно короче, хотя это будет довольно сложно.

…1984 год. В мире есть три государства, находящиеся в состоянии непрекращающейся войны. В одном из них, Океании, которое представляет собой соединенные Америку, Великобританию и некоторые другие государства, господствующей идеологией является ангсоц — английский вариант социализма. Во главе политической системы стоит Старший Брат, не нуждающийся в представлении. Фигура эта скорее мифическая, чем реальная, но смысл остается неизменным: за человеком в этом мире постоянно следят. Постоянно. И не только за его поведением, но и за эмоциями и даже МЫСЛЯМИ. Для этого в Океании существует специальная «полиция мыслей».

Главный герой романа — Уинстон Смит, 39-летний… эээ, затрудняюсь даже назвать его профессию. Занимается он тем, что вносит изменения в документы, содержащие факты, противоречащие фактам, которые в данный момент являются истинными для партии. Более этот персонаж ничем не примечателен, кроме, пожалуй, одного: он в какой-то момент покупает дневник, куда решается заносить свои мысли. И начинает интересоваться прошлым, хотя понимает, что за все это расстрел будет мягчайшим из наказаний, или вовсе отсутствием такового. Кроме того, он влюбляется в молодую женщину из так называемого «Антиполового союза» (хотя как влюбляется… они просто спят вместе и необычайно гордятся тем, что служат рассадником морального разложения). И начинается борьба винтика против машины.

А теперь — о моих личных впечатлениях. Когда я начала читать «1984», признаюсь, сперва у меня возникло скептическое отношение к книге и даже к таланту автора. В первой половине книги все шло безоблачно: главный герой втихушку творил «мыслепреступления», размышлял над смыслом своей жизни во время работы, развлекался с сексуальной партнершей, тайком заглядывал в антикварную лавку, разыскивал старых людей, которые еще должны были помнить жизнь до прихода ангсоца, и так далее. Где же Большой Брат? Где же полиция мыслей? Ведь они есть, почему же они не реагируют на все это? Ведь в антиутопиях над главным героем просто обязан висеть дамоклов меч! А если этого нет — за что же относить эту книгу к классике жанра антиутопии? Поэтому я позволила себе расслабиться и читать дальше, не готовясь ни к каким неожиданностям.

ЗРЯ. Только потом до меня дошла вся гениальность задумки Оруэлла. Ненавязчивой атмосферой позволив читателю расслабиться в первой половине книги, автор внезапно выбивает у него почву из под ног, бросает на лопатки, размазывает по полу и превращает просто в ничто. Я каким-то подсознанием понимала,что рано или поздно эта кажущаяся идиллия должна закончиться, но не настолько внезапно и не настолько жестоко! Начиная со второй половины, автор показывает нам застенки этого на вид вполне благополучного мира, и не просто показывает… Мы вместе, а то и вместо главного героя оказываемся в изоляторе, проводим с ним сутки, бессонные, неподвижные, становимся подчас свидетелями самых нелицеприятных деталей человеческой жизнедеятельности, на пыточном столе, на электрическом стуле…

Но, черт возьми, что за человек стоял за всем этим! У читателя может возникнуть сомнения в его нормальности, но какой это гениальный ум! Какая в нем сила, если он подчас жесточайшими методами способен сломить не только человека, но и его сознание, образ мыслей, волю, веру! Оруэлл сознательно и совершенно оправдано отходит в своем романе от моральных норм для того, чтобы показать, каким на самом деле страшным может быть наш мир. Кстати говоря, несмотря на смакование некоторых подробностей, я не испытывала сочувствия к Уинстону. Да, он не стал овцой на поводу у партии, да, он до конца пытался сохранить свои убеждения — пока мог, конечно. Но почему-то этот персонаж не вызывает сочувствия. Не вызывает сочувствие и его партнерша, Джулия — и уж, конечно, ни один из его знакомых, будь то скользкий интеллигент Сайм, вонючий толстяк Парсонс или его оголтелые детишки, «Павлики Морозовы» местного пошиба. Я испытывала отвращение и животный страх перед системой, которую описал Оруэлл — но я не была под одним знаменем с Уинстоном. Не знаю, было ли это частью замысла автора или просто так сыграло мое субъективное восприятие — но, скорее всего, первое, потому что у такого автора, как Оруэлл, не может быть случайностей.

Мне трудно справиться с потоком мыслей, который хлещет из меня после прочтения «1984». Помню тот день, когда я закончила читать его: я не могла оторваться даже во время пар в университете. Какая там к черту грамматика, когда здесь в мельчайших подробностях показан процесс уничтожения человека в самом глобальном смысле? Да, читать было мерзко, хотелось бросить, хотелось заплакать, хотелось убежать, хотелось, чтобы это побыстрее закончилось — но автор держит до последнего. И еще долго после этого у меня (ну, кстати, не только у меня, как показал опрос) в голове было пусто. А в душе металась тень страха.

Подведу итог всему вышесказанному: «1984» не зря является классикой жанра антиутопии. Заставить читателя расслабиться, а потом жестоко покарать его за это — это ведь тоже надо уметь. Книгу настоятельно рекомендую к прочтению — она необычайно интересна и для тех, кто интересуется политикой, и для тех, кто интересуется лингвистикой, и для тех, кому просто нравится читать про «промывку мозгов». А последнее является поистине гениальным изобретением автора: это можно понять, только разобравшись в принципах двоемыслия. Однако впечатлительным натурам вроде себя рекомендую морально настроиться перед тем, как взять в руки этот роман.

Благодарю за внимание,
Майрин_Shadow

1984 (Джордж Оруэлл): 4 комментария

  1. Какая-то волна интереса к антиутопиям началась на Горыче :D. Книжку занес к себе в список "маст-рид" уже достаточно давно, после рецензии — желание лишь возросло. Спасибо за минимализм в стане спойлеров, да и за добротный рассказ о книге в целом :).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *